TV


Рынок на подогреве. Виктор Литовкин

Почему в последние годы в мире продолжается рост продаж оружия

Торговля оружием

Наверное, это случайность. А может быть, и нет. Но публикация доклада Стокгольмского международного института исследования проблем мира (СИПРИ) — одного из самых авторитетных, объективных и политически не ангажированных научных учреждений Европы — о ситуации на рынке вооружений совпала с открытием в Объединенных Арабских Эмиратах крупнейшей на Ближнем Востоке международной выставки вооружений и боевой техники IDEX 2017. И все, что проанализировали, о чем рассказали шведские ученые, наглядно демонстрировалось в столице ОАЭ Абу-Даби. Что-то в их анализе было очевидным, а что-то заставило задуматься. В том числе и то, почему в последние годы продолжается непрерывный рост продаж и закупок оружия. И в первую очередь именно на Ближнем Востоке и в Азии.

Постараемся ответить на эти вопросы. А пока об очевидном.

СИПРИ сообщает, что с 2012 по 2016 год — время, выбранное для анализа, — произошел стремительный рост поставок вооружений. На 8,4%. Что не только больше, чем за предыдущие пять лет, но и является самым большим приростом с 1990 года. Причем львиную долю рынка оружия — 56% — занимали и занимают две страны — США и Россия. Вашингтон возглавляет пятерку глобальных экспортеров вооружений, ему принадлежит 33% от общего рынка, у Москвы — 23%. На третьем месте Китай с долей в 6,2%, потом идут Франция (6%) и Германия (5,6%). США поставляют оружие в 100 стран мира, Россия — в 50. Крупнейшие покупатели стреляющей продукции Соединенных Штатов — Саудовская Аравия, ОАЭ и Турция (почему-то не упоминается Израиль). А у России основные потребители вооружений — Индия, на которую приходится до 40% поставок, Вьетнам, Китай и, добавлю от себя, Алжир, Ирак и Венесуэла.

Бросается в глаза, что Пекин одновременно и крупнейший покупатель вооружений (в основном российских), и крупнейший их поставщик. В первую очередь в страны Центральной и Южной Африки, Пакистан и Юго-Восточную Азию. Объясняется это тем, что Китай приобретает для своей армии сложную высокотехнологичную продукцию, в том числе и для копирования ее в своих КБ и на предприятиях ОПК, а продает вооружение попроще, созданное еще по советским образцам в 70–80-е  годы прошлого века. В этом нет ничего удивительного — не все страны, даже обладающие неплохими финансовыми возможностями, могут приобрести самое современное вооружение, так как из-за невысокой квалификации военных кадров его некому использовать. Да и, собственно говоря, технический и технологический уровень вероятного противника тоже не требует наличия в строю дорогой и сложной в использовании боевой техники. Этой нишей активно и пользуется Китай, занимающий сегодня третью строчку среди мировых поставщиков вооружений.

Конечно, лидерство на рынке вооружений Соединенных Штатов — что в период 2012–2016-х, что в предыдущие годы, что сегодня — непререкаемо. Причин много. Это и уровень развития американского ВПК, и огромное политико-силовое давление, которое оказывает Вашингтон на большинство стран мира. Например, члены НАТО, куда США вносят 75% бюджета, часто просто вынуждены покупать оружие с клеймом Made in USA из-за сильнейшего лоббирования американскими политиками и генералами интересов своего военно-промышленного комплекса. Как, впрочем, это вынужден делать и Израиль, получая ежегодно из США кредит на $3–4 млрд исключительно на закупку американской боевой техники. Да и информационно-пропагандистская кампания о «российской военной агрессии», призванная посеять нешуточный страх у европейского обывателя перед экспансией «вежливых людей», служит в том числе тоже этой цели — продвижению на Старый континент американского оружия. Оно уже здесь — в Болгарии, Румынии, Польше, Литве, Латвии, Эстонии… В странах Балтии еще недавно был только один танк «на троих», на учениях его перевозили в трейлере из одного государства в другое. Теперь там почти сотня американских «Абрамсов». Корпорации «Дженерал моторс», «Крайслер» и «Форд» потирают руки — Европа заплатит за свои страхи!

Но это, конечно, не единственный и не основной прием продвижения на мировые рынки боевой техники. Главный, как все понимают, — это война, вооруженные конфликты, «цветные революции»… Рынок всегда должен быть в подогреве. Подсчитайте, сколько подобных событий произошло в 2012–2016 годах и где так или иначе были замешаны США — Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия, Тунис, Египет, незатихающий израильско-палестинский конфликт, война на востоке Украины… Кто-то скажет, мол, американцы там не воюют, но вспомните, кто помог раскрутить майдан, кто выступал с его трибуны, кормил печеньками майданутых, хвастал, что государственный переворот стоил Вашингтону $5 млрд, кто постоянно будирует в конгрессе вопрос об отправке Киеву летального оружия… Вот-вот. А для кого-то они всегда ни при чем. И рост поставок оружия за последние пять лет на 8,4%, признает это кто-то или нет, связан именно с такими конфликтными процессами.

Меня могут упрекнуть в необъективности. Мол, Россия тоже пользуется нестабильностью в тех или иных регионах мира и тоже зарабатывает на поставках оружия. Абсолютно правильно. Пользуемся. Но мы не создаем этой нестабильности ради продвижения своей продукции на мировые рынки. Не поставляем оружие и боевую технику в горячие точки, что, кстати, запрещено Организацией Объединенных Наций. И, обратите внимание, кто наши главные импортеры — Индия, которая прилагает массу усилий для решения пограничных с Пакистаном проблем; Китай, который ни на кого не нападает и никого не провоцирует, защищая свои национальные интересы; Вьетнам, переживший американскую оккупацию и войну с Вашингтоном; Венесуэла, которая пытается защититься от силового давления США. Могу назвать и другие страны, которые покупают нашу боевую технику и вооружение для защиты своих национальных интересов. И часто, сами знаете, от кого.

А еще они приобретают наше оружие потому, что мы не ставим перед покупателями никаких политических ультиматумов. Потому, что наше оружие безотказно, эффективно и не сложнее в обслуживании, чем автомат Калашникова. А еще потому, что мы не просто продаем тем или иным странам свою боевую технику — мы помогаем ОПК этой страны освоить ее производство. Самый яркий пример — Индия. Она делает ставку на производство иностранного оружия у себя — по принципу Made in India. И собирает на своих заводах наши танки Т-90С, истребители Су-30МКИ, противокорабельные ракеты «БраМос», осваивает наши атомные субмарины проекта 971 «Щука-Б», создает вместе с ОКБ «Сухого» истребитель пятого поколения. Кстати, ни одна другая страна не передает Индии свои наработки в оборонном производстве. Только Россия.

Все это стоит держать в уме, когда мы читаем сообщения СИПРИ о ситуации на сильно подогретом рынке вооружений и когда слышим о новых крупных оружейных контрактах, подписанных в эти дни в Абу-Даби на IDEX 2017.

Виктор Литовкин, газета «Известия»