Неблагодарное это дело – продвигать интересы США по всему миру. Как, если со своими интересами те, похоже, и сами не совсем определились. Для главы МИД Британии, впрочем, они в любом случае будут американскими. А значит, истинно верными.

Борис Джонсон

Ему хоть сейчас повяжи желтый галстук, надень короткие шорты цвета хаки, дай флаг в руки или барабан на шею. И готовый бойскаут. Но флаг чтобы непременно звездно-полосатый, потому что британский ему, как выясняется, как-то не с руки. «Лондон будет делать все, чтобы проводить американскую политику и увеличить влияние США по всему миру», – заявил в парламенте глава Форин офиса Борис Джонсон. Видимо, с влиянием собственно Лондона он решил окончательно завязать.

И хоть бы кто крикнул: «Измена!». Или на худой конец спросил: «А ты ничего не перепутал? Например, страну». Нет. Депутаты Палаты общин лишь захотели узнать поподробнее, как именно он собирается служить Штатам внештатно. Ответил что-то невразумительное. Про то, что играют ведущую роль в Йемене и Сомали, что отстаивают какие-то подходы в Сирии. Одним словом, поплыл. «Если это план, – сказал ему кто-то из лейбористов, – то я – дядя обезьяны». Любопытно, что это была женщина.

Вообще, нет ничего удивительного в том, что высокопоставленный чиновник одного государства заботится об интересах другого государства. Во-первых, он же министр иностранных дел, вот дела иной страны ему и ближе. Во-вторых, он хоть и отказался от американского гражданства, но только потому, что там налоги слишком высокие. Накладно. А своя рубашка все-таки ближе к телу, чем второй паспорт. К тому же штамп в нем, как известно, для истинной любви не имеет значения. Стало быть, и для любви к родине тоже. Пусть к малой. Борис Джонсон родился в Нью-Йорке.

С людьми так бывает. Иной раз и муж берет фамилию жены, потому что она звучит громче и солиднее. Все зависит от того, как сам человек себя мироощущает, хозяином положения или «полезным идиотом». О Джонсоне можно сказать, что он явно себе не принадлежит. Или, точнее, не в себе. Это классическое подтверждение истины, согласно которой тот, кто борется с обстоятельствами, рано или поздно становится их рабом. Ведь как начинал. Дерзко, решительно, смело. До выборов в США заявлял, что с Трампом и в поле одном не сядет, и в город один не выйдет. Не поеду, говорил, в Нью-Йорк, чтобы случайно не встретиться с пренеприятным Дональдом.

После инаугурации по-честному, как и обещал, в Нью-Йорк не поехал. Помчался сразу в Вашингтон, впереди Терезы Мэй. К руке, правда, его так и не допустили. Но старался. Выступая перед конгрессменами и соратниками Трампа, едва ли не слово в слово повторил его тезис о восстановлении отношений с Россией. Может, поторопился. Тогда-то советником по нацбезопасности был умеренный Флинн, а теперь им стал Макмастер по части обострений. Откровенный «ястреб» в пару к «бешеному псу» Мэттису – та еще смесь.

Но тот, кто переобулся в воздухе один раз, способен сделать это и повторно. К тому же глава британского МИД уже доказал, что дипломатию он понимает как лицемерие и шараханье из стороны в сторону. Хотя неблагодарное это дело – продвигать интересы США по всему миру. Для начала Джонсону продвинуть бы их у себя на острове. Но как, если со своими интересами США, похоже, и сами не совсем определились. Для Джонсона, впрочем, они в любом случае будут американскими. А значит, истинно верными.

Короче говоря, опять – Борис, ты не прав. И не лев. И даже не лиса. Хамелеон. Впрочем, возможно, таким и должен быть последний бойскаут. По фильму – телохранитель, спасший американского президента.

Михаил Шейнкман, РИА Новости

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ;