Движение «Вперёд!» кандидата в президенты Франции Э. Макрона избрало тему русского вмешательства в выборы в качестве важного сюжета предвыборной кампании и даже породило заочную полемику между Москвой и Парижем.

Эмманюэль Макрон

Сперва пресс-секретарь президента РФ Песков полностью опроверг «вперёдовские» обвинения, заявив: «Не может быть и речи о какой-либо причастности официальной Москвы к этим атакам, имели они место или не имели. Любые обвинения официальной Москвы в возможной причастности (к этим атакам) — они абсурдны». После чего министр иностранных дел Франции Ж.М. Эро, очевидно, не удовлетворившись песковским отмежеванием, обратился к Москве с достаточно резким предупреждением: «Россия может предпринять попытку вмешаться в президентские выборы во Франции, чтобы был избран тот или та, кто больше нравится Москве. Мы этого не можем допустить. Сама Россия не допускает ни малейшего вмешательства в свою политику. И когда тот или иной кандидат вызывает особое расположение Москвы, я откровенно говорю, что это меня шокирует. Я удивляюсь, что эти кандидаты — Франсуа Фийон или Марин Ле Пен — не выступают против России. Это своего рода потворство».

Затем сторону МИД Франции взяла и газета «Коммерсантъ»: «Трудно спорить с тем, что к Макрону в Москве относятся настороженно». Между тем зря — «Глупо настраивать против себя возможного будущего президента Франции, на пустом месте создавать себе жесткого оппонента. Если Макрона к этому усиленно не подталкивать, он никогда им и не станет. Конечно, при условии, если наши депутаты и пропагандисты, весьма специфически понимающие национальные интересы, наконец-то успокоятся, перестанут вмешиваться в чужую кампанию и проявят к Франции, её гражданам и её политикам элементарное уважение».

Тут наблюдается явное смешение понятий. Причём и у генсека движения «Вперёд!» Ришара Феррана, поднявшего эту тему, и у министра Эро, и у ИД «Коммерсантъ».

Ни одного лживого сообщения о Макроне российские СМИ не публиковали. История про службу Макрона в финансовой группе Ротшильда, история про его службу министром экономики в 2014—2016 гг., про то, что проведённые им тогда законы вызывали сильные протесты, про то, что его уход по собственному желанию из правительства вызвал сильное неодобрение правящей социалистической верхушки, наконец, про необычную историю любви Макрона к женщине на четверть века его старше — про всё это можно было прочесть во французской «Википедии». Которую, кажется, пока ещё не обвиняли в недобросовестности и предвзятости по отношению к Макрону.

Да и трудно было бы обвинить, поскольку все перечисленные факты были изложены во французской «Википедии», а равно и других открытых источниках в тот момент, когда Макрон ещё отнюдь не был кандидатом в президенты. Если это атака на кандидата, то нужно признать, что сделана она была сильно впрок. Или же «википедисты» обладали редкостным даром предвидения.

В конце концов, если бы Макрон и его движение «Вперёд!» считали, что их грязно оболгали, ничто им не помешало бы вчинить иск к первоисточникам порочащих сведений, т. е. к французским СМИ. Однако обвинения были адресованы лишь копиистам, т. е. СМИ российским. Логику в этом усмотреть трудно. Разве что прямой совет нетактичным русским «Теперь не время помнить, советую порой и забывать».

Что до обвинения в предвзятости российской стороны, которой одни кандидаты нравятся более, чем другие, то это так всегда бывает. Можно вспомнить недавние президентские выборы в США, когда грандам европейской прессы гораздо больше нравилась Клинтон, а Трамп совершенно не нравился. Но то, как может французская или немецкая пресса вести себя в отношении США, совершенно недопустимо для российской прессы в отношении Франции — даже несмотря на то, что в последнем случае пристрастное отношение к кандидатам выражено в гораздо более мягкой форме.

Разумеется, пристрастность должна иметь свой предел. Например, официальным властям страны А необходимо воздерживаться от публичных предпочтений и выражаться в том духе, что мы, безусловно, будем уважать любой выбор народа страны Б. Власти России пока не замечены в нарушении этой нормы. Высказываний типа «Макрона гэть! Хай живе Ле Пен!» никто из российских высокопоставленных лиц не делал.

Этого, кстати, нельзя сказать о канцелярии Елисейского дворца, где, несколько поспешив, успели поздравить Клинтон с избранием президентом США, а потом мучительно долго составляли поздравление Трампу, которое даже не удосужились загодя заготовить.

Если же говорить не о СМИ вообще, а именно об иновещании, то можно ознакомиться с передачами Radio France internationale, где благосклонное отношение к Макрону при существенно менее благосклонном отношении к другим кандидатам видно невооружённым глазом.

Разумеется, требований корректности и осторожности при освещении президентских выборов во Франции никто не отменял. Воспроизводство той непривлекательной картины, которую являли собой европейские СМИ во время президентской кампании в США, было бы совершенно неуместно.

Но фактическое требование к российским СМИ объявить Макрона священной персоной, в отношении которой недопустимы никакие высказывания, кроме хвалебных, представляется чрезмерным.

И, кстати, не слишком говорит о его уверенности в своей победе. Политик, в своих силах вполне уверенный, не допускает такого рода претензий к прессе далёкой страны. Хотя бы из того соображения, что такие претензии могут быть неправильно поняты избирателями у него на родине.

Максим Соколов, RT

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ; ; ;