На Украине из-за угольной блокады сталкиваются нацисты Порошенко и Авакова

Как известно, Украина изначально, полтора века назад задумана как антирусская конструкция. Цель создания Украины – это максимальный ущерб для России и русских. Как я уже не раз говорил, русский, чтобы стать украинцем, должен убить всё русское – сперва в себе, а потом, по возможности, и вокруг себя. И поскольку нынешняя Украина заведомо не способна существенно повредить России (собственно, всё, что можно было сделать для этой цели, уже давно сделано и опять-таки причинило Украине ущерб гораздо больший, чем РФ), всё, что Украине в таких обстоятельствах остаётся делать – это уничтожать саму себя. Ведь большинство граждан Украины всё ещё, несмотря на полуторавековые усилия, русское. Соответственно, любые действия, разрушающие Украину, как ни странно, соответствуют самой концепции Украины. Национальная идея «независимой» Украины – самоубийство.

На это налагаются ещё и внутренние разборки, поскольку, например, бои под Авдеевкой ставят под угрозу украинскую чёрную металлургию, а она почти вся принадлежит Ахметову. Ахметов до начала переворота был крупнейшим олигархом Украины. Даже Коломойский, не говоря уже о Порошенко, выглядел на его фоне мелочью. В момент государственного переворота Ахметов утратил чувство реальности и потратил немало сил на то, чтобы взять народное движение против переворота, естественным образом возникшее на Донбассе, под свой контроль и затормозить его с тем, чтобы использовать как довод в борьбе с другими олигархами. Вместо того, чтобы дать этому народному движению развиться и самостоятельно сокрушить переворот – что, кстати, в конечном счёте дало бы и ему немалые экономические и политические выгоды, – он привычно начал договариваться. И сейчас получается, что Порошенко, пользуясь своим пребыванием на верхушке пирамиды киевских террористов, пытается зачистить всех своих противников. То есть, по сути, всех, кто богаче его самого. Коломойского он уже практически добил. Сейчас взялся за Ахметова. Отсюда и бои под Авдеевкой, где находится крупнейший коксохимический комбинат Украины, а чёрная металлургия напрямую зависит в первую очередь от кокса. Отсюда же блокада поставок угля с Донбасса на Украину. Основная часть энергетики Украины так или иначе контролируется всё тем же Ахметовым и, соответственно, удар по энергетике – это удар по Ахметову. Как говорится, ничего личного, только бизнес.

Кроме того, опять же надо принять во внимание, что основная часть промышленных работников Украины – это русские. Русские хотя бы потому, что в момент, когда большевики по своим соображениям, в тот момент казавшимся разумными, формировали Украины из юга-запада России, им пришлось вполне сознательно и целенаправленно присоединить к Украине несколько регионов (населённых, безусловно, как тогда говорили, великороссами) именно для того, чтобы разбавить крестьянство Украины пролетариатом. Хотя с тех пор, естественно, значительная часть изначальных жителей Украины тоже освоила промышленное производство. Тем не менее, в психологическом отношении они больше тяготеют к фантазиям об Украине, чем давние работники промышленности. Поэтому любой удар по промышленности Украины – это, с точки зрения самих украинизаторов, ещё и удар по «клятым москалям». Так что в нынешней волне событий на Донбассе очень чётко сочетаются сразу несколько мотивов, объясняющих, почему Украина – это организованная преступная группировка.

Вчера вечером Порошенко подписал указ, где речь идёт об угольной деблокаде Донбасса. Известно, что дороги и железнодорожные пути между Украиной и Новороссией держат нацисты, которые подчиняются Авакову. Можно ли говорить, что Порошенко ведёт не только экономическую войну на трупах людей, но ведёт ещё и борьбу за власть с Аваковым? Собирается ли Порошенко фактически открыть второй фронт и покосить аваковских нацистов?

Это вполне возможно, но та часть боевиков Авакова, что сейчас занимается блокадой украинской энергетики – это люди с большим и разно-безобразным опытом поражения и отступления. Достаточно напомнить, что их главарь Константин Игоревич Гришин, известный также под псевдонимом «Семен Семенченко» уже несколько раз попадал в котлы, организованные ополченцами, и каждый раз ухитрялся убежать из очередного котла под предлогом ранения при первых же признаках окружения, ещё задолго до того, как кольцо замыкалось. Полагаю, что и сейчас этому самому «Семену Семенченко» хватит чутья, чтобы сбежать и увести своих боевиков задолго до первого выстрела. Таким образом, в распоряжении Авакова останется достаточно боевиков, и эти боевики по-прежнему останутся угрозой для Порошенко. Да, конечно, боевики способны действовать только против безоружных. Но от них, собственно, ничего другого и не требуется. Они будут раскачивать обстановку в стране различными косвенными методами. Та же блокада длится три недели, а последствия её придётся расхлёбывать ещё не один месяц. И вот такими мелкими, но регулярными пакостями эти деятели будут и дальше раскачивать обстановку. В противостоянии Порошенко с Ахметовым неизвестно, кто победит. То есть в общих-то чертах известно: понятно, что победит тот, на кого укажут из американского посольства. Так же как и в противостоянии Порошенко с Коломойским. Хозяин «Привата» имел очень серьёзные шансы на победу до тех пор, пока ему тогдашний вице-президент Соединённых Государств Америки, «смотрящий» по Украине Байден не скомандовал немедленно заткнуться и прекратить мешать американскому назначенцу. Думаю, что сейчас у Авакова не меньше шансов выпросить что-то у американцев, чем у Порошенко. Хотя бы потому, что Порошенко успел всем надоесть на международной арене, а Аваков крутится в основном внутри Украины и поэтому надоел ещё далеко не всем. По крайней мере, я бы на месте Порошенко не рисковал особо жёстко драться против Авакова, поскольку неизвестно, на кого американцы поставят на этот раз.

Мы видим интересный поворот в информационном освещении (в том числе внутри России) событий на Донбассе. Если убийства, в общем-то, продолжались все два года так называемого «Минска-2» и мы узнавали о них больше из интернета, из сообщений самих ополченцев, руководителей народных республик, то сейчас эта безусловная правда выплеснулась на центральные телеканалы России. Звездой эфира стал Александр Сладков, который ежедневно рассказывает о реальных ужасах, происходящих в народных республиках. О чём свидетельствует эта активизация в информационном пространстве? Это информационные залпы, которые должны помочь персонажам типа Суркова в торге с Украиной и в защите их вероятных экономических интересов? Или это всё-таки подготовка к операции под названием «принуждение к миру»?

Я, конечно, очень надеюсь на второй вариант, но принуждением к миру в данном случае не обойтись. Я вновь и вновь напоминаю, что Украина – это конструкция изначально антирусская. До тех пор, пока Украина остаётся формально независимой от остальной России, она остаётся также источником повышенной опасности – в первую очередь для себя, но и в значительной мере для всех окружающих. Поэтому операции по принуждению к миру в данном случае явно недостаточно. Требуется именно полное закрытие проекта «Украина» и признание лозунга «Украина – не Россия» преступным. Боюсь, что на это сейчас не готовы не только наши западные «партнёры», но и значительная часть российского общества, всё ещё пребывающего на сей счёт в иллюзиях. Я уже не говорю о том, что довольно трудно объяснить Западу, почему Украина – это часть России. Даже те, кто не участвовал в создании проекта «Украина», густо нафаршированы полуторавековой пропагандой. Поэтому я, конечно, очень надеюсь на то, что какая-то форма принуждения к миру последует, но я в то же время очень боюсь, что кто-то захочет этим самым принуждением к миру и ограничиться. Тем самым мина замедленного действия, заложенная поляками в 1864 году, останется не обезвреженной ещё долго.

Но что касается конкретно нынешнего изменения политической риторики, полагаю, что тут сказалось многое. Например, надежда на изменение в политике Соединённых Государств Америки при новом президенте. То есть дело, конечно, не в одном президенте. Он представляет группу со вполне конкретными политическими и экономическими интересам, и в первоочередные интересы не входит сохранение Украины в нынешнем её виде. То есть Трамп, конечно, не будет ставить себе целью закрытие проекта «Украина», но и активно возражать против закрытия он тоже вряд ли станет. Поэтому мы сейчас имеем возможность дать сторонникам закрытия проекта «Украина» очень много доводов в пользу этого закрытия. На изменение риторики, конечно же, повлияло и накопление критической массы общественного мнения внутри РФ. Людей, понимающих, что такое Украина, за эти три года стало существенно больше. Если руководство страны и руководство СМИ не будут считаться с этим изменением общественного мнения, они рискуют утратить собственную популярность. Так что мы сейчас наблюдаем то, что в диалектике называется переходом количественных изменений в качественные. То есть накопилось очень много обстоятельств, каждое из которых по-отдельности могло бы остаться даже и незамеченным, но в сумме они уже вполне однозначно порождают качественное изменение в политике.

Бисмарк когда-то сказал: «Политика – искусство возможного». И сам он не раз показывал, как последовательное проведение политики меняет сам спектр возможного. Сейчас руководство РФ, прежде всего президент и министр иностранных дел, тоже очень наглядно демонстрируют, как последовательными политическими действиями изменить спектр возможного. Они тоже сделали возможным многое из того, что казалось совершенно неосуществимым ещё считанные годы назад. Думаю, что нам ещё не раз доведётся полюбоваться тем, как становится возможным что-нибудь из того, о чём ещё недавно никто даже и не мечтал. И изменение тональности большинства СМИ – это, по-моему, ещё и пример изменения спектра возможного.

Анатолий Вассерман, газета «Завтра»