Будем говорить откровенно — а что нового, с исторической точки зрения, в нынешней угольно-донбасской блокаде? Да ничего! История о том, как власть сначала использует радикалов, а потом радикалы забираются ей на шею и начинают позорить ее перед всем миром, не нова. Даже не надо особо напрягать память и забираться в дебри веков, чтобы привести несколько относительно недавних примеров этому из мировой истории: Сталин и ленинская гвардия, Мао и хунвейбины, Гитлер и штурмовики… И все наверняка помнят, что закончились эти истории одинаково: власть, то есть система государственного управления, сравнительно легко задавила пассионарных «одиночек». Даже в тех случаях, когда количество этих «одиночек» было весьма и весьма большим.

Но, похоже, что на украине этот каменный цветок не выйдет. Проблема в том, что и Сталин, и Мао, и Гитлер были государственными деятелями не робкого десятка, и они были готовы принимать на себя ответственность — плюс к тому, никто из них не боялся осуждения со стороны тех сил, которые и тогда и сейчас было принято называть «мировой общественностью». Все три эти лидера, в том числе и самый одиозный из них, опирались на огромный внутренний ресурс, и поэтому у одиночек не было шанса в борьбе с ними…

На Украине же лежит «проклятье шоколада». Ее президент не является личностью. Судя по тем судорожным действиям, а точнее бездействиям, которые предпринимает украинская власть, лично Порошенко страшно боится применить к радикалам-блокираторам силу. Западные государства, на которые он привык оглядываться, уже заверили его в том, что они не будут возражать против силового разгона новоявленных угольных Робин Гудов. Но нынешний президент Украины полагает, что его могут обмануть — и тут он, памятуя судьбу его предшественника, не так уж неправ. Ведь Запад всегда может в какой-то момент повернуться к нему задней частью своего коллективного организма и сказать — я же имел в виду не это, а тут трупы, фи…

Так что на внешний ресурс опираться опасно. Внутренний ресурс как раз состоит из тех, кто скрыто или открыто солидаризируется с блокираторами. Порошенкофобы даже в случае удачного снятия блокады не простят ему еще очень и очень многого. Что касается ближнего круга…, ну, положим, Порошенко еще три года назад сам был членом ближнего круга, поэтому он в курсе, как быстро приближенные способны переметнуться на сторону победителя или просто разбежаться, стоит трону зашататься. Остаются личные качества — на них как раз можно было бы опереться, хотя бы на упрямство: как бы оно не срослось, а я пойду до конца…

Но, повторимся, Порошенко таков, каковы те, кто три года назад возвел его на вершину украинского Олимпа. Он — не личность, а безличность. Поэтому одному Богу известно, сколько еще будет продолжаться блокада, но очень великая вероятность, что ее силового разгона не будет. И что подобные эксцессы будут повторяться снова и снова, раз власть демонстрирует слабость и нерешительность.

P.S. А если представить себе силовое решение вопроса блокады, то вот уж за кого я точно не переживаю, так это за Семенченко и Парасюка. Стопроцентная вероятность, что они при первых же признаках большого шухера сбегут в безопасное место, откуда будут писать в твиттер и фейсбук нечто вроде подобного «нас окружили, силы тают, последний патрон я оставлю для себя, побратимы, отомстите за нас…» После чего через какое-то время появятся в Раде, если, конечно, Рада соизволит вновь собраться.

Анастасия Скогорева, Politikus.ru