Европа должна понять очевидное, пишет советник Путина Сергей Караганов: мир развивается не в сторону постмодернизма. И тот, кто позиционирует себя противником России, может лишь проиграть.

Сергей Караганов

Победа Дональда Трампа усилила те тенденции международной политики, которые для русских уже давно были очевидными и которые направляли поведение русских в прошлые годы. Одна из этих тенденций — деглобализация. Ее продвигают те самые силы, которые до этого форсировали глобализацию, но потом захотели дистанцироваться от нее, когда им пришлось осознать, что другие от этого выигрывают больше, чем они сами.

Смещение власти от Старого света в Азию будет продолжаться, хотя и более медленными темпами, чем в последние десятилетия. Уже в обозримом будущем Китай будет действовать на равных с США, Европа и ЕС, напротив, будут кое-как перебиваться. Надеюсь, что это не закончится крахом, а приведет к более стройному, стабильному и здоровому ЕС, а именно в форме Общего рынка, исключая Шенген либо исключая две или одну еврозоны.

Соперничество Соединенных Штатов и Китая в будущем продолжат определять отношения между этими двумя державами. Конфронтация между Россией и Западом будет продолжаться и дальше, но постепенно будет сходить на нет. Эта конфронтация имеет своей причиной своего рода «ревизионистское» сопротивление Москвы, как и других новых игроков, играть по тем правилам, которые Запад установил после своей видимой победы в 90-е годы. Конфронтация, которая еще более обострилась в результате «реваншистской» попытки Запада отвоевать назад те позиции, которые он стремительно терял с начала второй половины нулевых годов.

Разборки ревизионистов и реваншистов

Противостояние между «ревизионистами» и «реваншистами» дополнительно осложнило и без того достаточно тревожную, если не сказать опасную картину. Переезд Хиллари Клинтон в Белый дом только еще сильнее ухудшил бы ситуацию.

Поскольку она является олицетворением либеральных интервенционистов, а также неоконсервативных элит, которые все без исключения потрепели поражение и жаждали реванша или по крайней мере возможности доказать, что они были правы. Даже если Клинтон была более-менее понятным игроком и политиком предсказуемой величины, «ее» Америку отпугнул бы баланс сил.

Дональд Трамп, конечно, менее предсказуем. Он говорил много такого, на что даже в политически гораздо менее корректной России только пожимали плечами. Но некоторые элементы политики его правительства, вероятно, уже можно проследить: будет больше протекционизма, и потому усилится напряженность в отношениях с Китаем; ускорится частичный исторический уход США из Европы, независимо от той или иной администрации; оцененная в один триллион долларов программа инфраструктуры США поможет оживить экономику США и «сделать Америку снова великой». Но США не будут больше выступать в роли предводителя либерального глобального экономического порядка.

У России и США сейчас больше шансов избежать столкновения. В то время, как они по многим пунктам остаются каждый при своем мнении, эти страны должны перестать двигаться в направлении новой военно-политической конфронтации в Европе. Вариантом могло бы стать замораживание численности войск на сегодняшнем уровне, снятие некоторых форпостов или достижение договоренности о том, чтобы все военные самолеты летали с включенными транспондерами.

Таким образом появилась бы возможность не противостоять друг другу, как раньше, а, например, сотрудничать с целью разгрома ИГИЛ (запрещена в России — прим. ред.) в Сирии и в Ираке и решить проблему политическим путем. Также предоставился бы шанс для решения проблемы с Украиной, пока страна не лишилась сил.

Дональд Трапм не заинтересован в том, чтобы подливать масла в огонь этого конфликта. Россия и США могли бы даже вместе выйти вперед и призвать других партнеров к тому, чтобы предпринять совместные усилия для укрепления международной стратегической стабильности, что включает в себя роль атомного оружия в мире, который и так стал опаснее.

Европа должна сама о себе позаботиться

Но, конечно, никто не знает, будет ли все именно так. Никто не знает, что могло бы произойти, и предпримет ли новый американский президент конструктивные шаги в этом направлении. Трамп действует на фоне разделенной страны и с учетом американской элиты, которая его в большинстве своем прямо-таки физически ненавидит.

Что может сделать Европа? Ей надо сначала понять, что она должна сама о себе позаботиться и залечить те раны, которые она получила из-за своих собственных ошибок. Она должна в первую очередь понять очевидное: мир развивается не в сторону постмодернизма. В то время, когда Европа цепляется за либеральные утопии, европейские элиты обрекают Евросоюз и его нации на дальнейшие ошибки и в конце могут привести даже к изоляции.

ЕС также не может решить свои проблемы, позиционируя себя противником России. Поскольку тем самым он бросает вызов гораздо более сильному партнеру — партнеру, обладающему более мощным стратегическим видением и выдержкой. Между тем Россия, судя по поведению господствующей элиты и большей части населения, однозначно не является больше второстепенной европейской нацией, а стала евразийской и глобальной державой.

И все же Россия продолжает проявлять большой интерес к тому, чтобы сохранить и развивать свои культурные и экономические связи с Европой. По этой причине Россия, глядя в сторону Востока, начала вместе с Китаем и другими азиатскими партнерами развивать концепцию евразийского партнерства — совместного пространства для развития, сотрудничества и безопасности от Шанхая (или Сингапура, или Токио) до Лиссабона.

Само собой, что это не направлено против США. По крайней мере, не против США Дональда Трампа, если новый президент сможет и позволит себе последовать лучшим импульсам и инстинктам. Как своим собственным, так и Америки.

Сергей Караганов, декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике в Москве, Die Welt, Германия

Перевод ИноСМИ

Метки по теме: ; ; ; ; ;