Открытое письмо Юлии Витязевой

Здравствуйте, Юлия.

Я случайно «набрел» на вашу онлайн-конференцию на канале «ПолитВера» от 09.02.2017 г. Вы поразили меня своей искренность и убежденностью, и мне захотелось написать Вам. Дело в том, что за, казалось бы, стихийными событиями, которые Вы обсуждали с ведущей, на самом деле стоят несколько иные проблемы. Все, что мы с вами наблюдаем день за днем это всего лишь картинка, за которой стоит железная логика. Логика проектного мышления.

Все дело в том, что у людей, которые так «насилуют» милую вашему сердцу Одессу есть проект, которому более 150 лет. Методы реализации этого проекта часто менялись, в зависимости от ситуации, но цель оставалась одна. И без понимания сути этого проекта любые оценки текущих событий не достаточно объективны, а любые действия только ухудшаю ситуацию. Это непонимание скрыто в подмене понятий и определений. Мы, рассматривая происходящее на Украине, имеем дело не с фашизмом и не с нацизмом в чистом виде, а это явление совсем иного порядка. И требуется выработка совсем другого подхода. Что это за явление судите сами, я не буду останавливаться подробно на общеизвестных фактах, но без экскурса в историю обойтись не возможно.

Часть земель Древней Руси вместе с населяющим ее славянским народом с 13 века оказалось вовлеченной в орбиту католицизма и на долгие века оторванной от привычного для нас православного мира. Причем на протяжении этих веков эта часть славянского народа всегда занимала подчиненное положение к другим народам, совершенно нещадно эксплуатировалась чуждыми национальными элитами. Принятие унии не поставило их в один ряд с другими народами Европы, а только закрепляло порабощенное состояние. Например, можно отметить, что униатов пускали далеко не вовсе польские костелы. Такое многовековое унижение выработало у этой части славянского народа, для простоты назовем их «галицийцы», совершенно отличный от представителей остального славянского мира менталитет, чем-то схожий с менталитетом хорватов. Кто хотя бы раз общался с хорватами, поймет, о чем я говорю. В среде «галицийцев» к середине 19 века, как среди верхушки, так и на низовом уровне сформировался запрос «Собственное государство любой ценой». Это запрос, так глубоко въелся в сознание людей, что определил их судьбы на все последующие события, эту ценностную установку младенцы получали с молоком матери.

Окончательно проект собственного государства сформировался в 20-е годы прошлого века, суть проекта была изложена в меморандуме первого конгресса (сбора) украинских националистов в Вене 27 января−3 февраля 1929 года. Тут есть два момента, которые требуется пояснить, перед тем, как двигаться дальше. Нет ничего плохого в борьбе угнетаемой социальной группы за свои права, в этом плане борьба «галицийцев» заслуживает, как минимум, сочувствие. Но то, каким образом будет достигнуто завоевание своих прав, методы этой борьбы и поставленные цели вызывают большое не понимание и отторжение, у людей со славянско-православным менталитетом. Вторая ремарка в том, что во все века основным двигателем тотального слома государственного устройства, как раз и являлись угнетенные и ограниченные в правах социальные группы. Можно, например, отметить, что основной движущей силой и соответственно бенефициарами всех трех российских революций 1900-х годов были две такие группы – староверы (раскольники) и евреи. Но это, вообще это тема отдельного разговора.

Проект у «галицийцев», с нашей точки зрения, получился совершенно людоедский. Если отбросить словесную шелуху, то в его основе оказались заложены три постулата. Первый – наши враги это немцы, поляки, евреи и русские и мы будем уничтожать тех из них, кто в конкретный момент времени слабее нас и вступать во временные союзы с теми их них, кто окажется сильнее. Второй – границы «собственного и истинно украинского государства» должны быть устроены так, что бы их можно было, во-первых, достаточно просто защищать, а во-вторых, включать в себя все земли, где есть значительная доля украинского (а не только «галицийского») населения. Таким образом, восточные границы этого государства должны проходить по Волге и, применительно к нынешней ситуации, включать в себя территорию непосредственно Украины и трех областей РФ, Белгородскую, Ростовскую область и Кубань. И третье, на мой взгляд, самое важное – «галицийцы» объявили себя единственно правильными «истинными» украинцами, и поставили своей целью переформатирование сознания в первую очередь «неправильных» восточных украинцев, а потом вообще всего населения, которое окажется на территории их предполагаемого государства. Немного позднее еще одним врагом была объявлена православная церковь, которую предполагалось расколоть, натравить одну часть на другую и потом вообще изгнать из пределов моноэтнической и униатской страны.

Теперь посмотрите через призму этого «галицийского» проекта, на все что происходило и происходит на Украине с 30-х годов прошлого века, а особенно с 1991г. В чем особенность такого проектного подхода принятого большой социальной группой, если хотите — нацией? В том, что совершенно не важно, есть ли в текущий момент конкретный лидер или нет, любой участник проектного сообщества сам по себе является носителем идеи, ее движущей силой и способен стать в конкретный момент одновременно и лидером и исполнителем. Иными словами мы имеем дело с сетевой структурой, где базовой ячейкой является отдельно взятый человек. И не требуется какого-то ярко выраженного управляющего органа, уничтожив который можно было бы сказать, что уничтожена вся организация.

«Галицийкий» проект, за время своего существования, мимикрировал пять или шесть раз, но суть и цели всегда оставалась одинаковы. Нет смысла вдаваться в описание подробностей этой мимикрии, но стоит остановиться на двух моментах, которые оказывают большое влияние на существующее положение дел и несколько выпали из общего поля зрения. Первый – в 1939г. части Красной Армии основной массой «галицийцев» были встречены со сдержанным оптимизмом, но это продолжалось совсем не долго. Власти СССР стали силой навязывать «галицийцам» чуждый им образ жизни, превратившись в самого беспощадного врага, который когда-либо приходил на их земли. Принудительная коллективизация, массовые репрессии и высылка десятков, а то и сотен, тысяч людей обернулась в их сознании тем, что они стали отождествлять два по сути различных понятия «русский» и «советский». Эти два понятия, в их головах, навечно слились в одно. У меня есть длительный опыт общения с представителями их среды, но даже более-менее адекватным людям не удалось объяснить разницу между этими понятиями, это постоянно становилось каким-то камнем преткновения. Второй – это смысл последней мимикрии, которая произошла в 1956г. и связана с разрешением, вернуться на малую родину репрессированным ранее по разным поводам «галичанам». Возвращались как репрессированные до ВОВ, так и непосредственно участники карательных и полицейских подразделений. Тут стоит остановиться на том, что из себя, представляла эта масса «возвращенцев». По многочисленной литературе, в основном конечно диссидентского толка, а у Солженицына это вообще «красная» нить его повествований, в сталинских лагерях было две группы, с которыми опасалось связываться даже лагерное начальство. Одной из них были как раз «бандеровцы», под это определение попадали все уроженцы Галиции. Эта группа всегда держалась обособлено, четко ограничивая круг общения с другими «сидельцами», не с кем ни когда не смешивалась и самоотверженно отстаивала свои права. Но тут есть еще один нюанс, «бандеровцы» отсидевшие свой строк и не имеющие возможности вернуться на родину стали формировать старательские артели. И, к середине 50-х годов, имели большую долю контроля над работой золотодобывающих приисков, которую не утрачивали вплоть до развала СССР. Я как раз вырос в районном центре Якутии, где находились золотодобывающие артели, в которых основную массу артельщиков составляли приезжие «на заработки» представители Западной Украины. И во время киносеанса (а это 70-е годы) при показе пред фильмом ролика о зверствах «бандеровцев» по время ВОВ, можно было услышать произнесенную из зала, прокуренным женским голосом, реплику — «Да мы с вами еще и не то делали».

Таким образом, на Западную Украину возвращались очень богатые по тем меркам люди, которые пройдя лагерную систему, не растворились в основной массе «зеков» и сохранили свою самоидентификацию. Можно сказать, что эти люди не были сломлены, а наоборот получили закалку в своих убеждениях. С другой стороны они так же убедились в бессмысленности продолжения явной борьбы за реализацию своего проекта. В том же 1956г. происходит отказ от противостояния с советской властью и принимается курс на вхождение носителей «галицийского» проекта в партийные и хозяйственные органы УССР, быстрого карьерного роста и занятия высших должностей. Те, кто жил в советской Украине знают, что стоит завестись в каких-либо органах управления хотя бы одному «западенцу», то через короткое время их сразу становилось много.

Самым ярким представителем такой «галицийской» диаспоры был Л.М.Кравчук, который продолжительное время был зав. отделом идеологии (!) ЦК компартии Украины, а завершил свою партийную карьеру членом ЦК КПСС. А во время ВОВ этот партийный деятель был членом юношеской организации УПА (структура запрещена в РФ – ред.) – «сотни отважных юношей», и одновременно был связным УПА. Что из себя на тот момент представляла эта организация, наряду с «сотней отважных девушек», это тема отдельного и очень неприятного, для впечатлительных лиц, разговора. Ну и естественно уже пан Кравчук стал первым президентом независимой Украины. Сам этот факт очень сильно повлиял на самооценку «галичан», если до этого они как-то и так не страдали от заниженной самооценки, то теперь их уверенность в их правоте достигла не виданных высот. Еще бы, такое продвижение своего проекта им еще недавно и в мечтах не виделось.

Поэтому я еще раз заострю Ваше внимание на том, что на Украине мы имеем дело с целостным проектом, носители которого взялись переформатировать метальное пространство остальной страны, через образование, культуру и пр. делая основной упор на детское и юношеское сознание. Это невидимый на первый взгляд процесс, но у русских и украинских родителей вдруг все чаще и чаще стали вырастать «галицийские» дети, которые в свою очередь, с рвением неофитов, брались за переформатирование доступного пространства, быстро становясь носителем самого проекта. В парадигме «галицийского» проекта есть расхожее понятие о том, что любой неофит должен делом, а еще лучше кровью доказать, что он «перековался». В этом свете иначе выглядит известная чернушная шутка — это «галицийцы», а не кто-то другой готовы воевать с Россией до последнего украинцы, а желательно и до последнего русского, выдвигая в первые ряды «не перековавшуюся» часть населения во главе с неофитами.

Распад СССР не только легализовал сам проект, но и имел огромное влияние на еще один немаловажный фактор. Как бы там ни было, большевикам удалось вывести новый тип людей с искусственной самоидентификацией — человек советский. Многие ностальгируют по временам СССР, называя различные причины и факторы этой ностальгии но, совершенно не понимают, что основная причина кроется именно в наличие в СССР общности людей с одинаковой самоидентификацией. Ты мог идти в толе людей и подспудно чувствовать свое единение с ними, свою похожесть, идентичность и отсюда возникающее чувство комфорта и внутреннего покоя. В 90-х, в один миг, все граждане СССР испытали само идентификационный вакуум. Пустоту, там, где была зона комфорта. Общество потеряло целостность и развалилось на много миллионов индивидуумов. Которые судорожно стали искать для себя новое самосознание. Лучше всего об этом сказал таксист из к/ф «Брат» — «Были люди, как люди, и вдруг стали бараны, парадокс».

Украина очень хороший пример влияния самоидентификации на общество. В ее составе, на момент развала СССР, сохранились люди с иной, от советской, самоидентификацией, а именно жители западной Украины. Вот и получилось, что остальные граждане новой страны, очутившись в идентификационном вакууме, оказались отданными на откуп «галицийскому» проекту, не имея возможности хоть что-то ему противопоставить. Большинству людей просто жизненно необходимо во что-то верить, а тут такой «красивый» проект под боком, и граждане Украины сами того не замечая начали входить в орбиту его влияния. Отсюда важнейший вопрос к нам самим, связанный косвенно с идеологией. А мы сейчас кто?

Основное отличие «галицийского» проекта, от того же германского «нацистского» проекта в том, что немцы ставили своей задачей расчистку жизненного пространства для своей нации, но им и в голову не приходило превращать, кого бы то ни было в самих немцев. И в этом, опять же кроется причина отступления и поражения «русского» мира. Мы, за много веков, выработали стойкое неприятие внешнего силового давления, мы к этому готовы и знаем, как на него реагировать. Но, оказались совершенно беззащитны против внутренней ассимиляции, вспомните, к примеру, массовую украинизацию населения, проводимую большевиками в 20-40 гг. прошлого века. Если большевика удалось переформатировать русских в украинцев, то почему бы «галицийцам» не продолжить этот модельный ряд. Проблема кроется в том, что русский, да и весь славяно-православный мир в Царской России на протяжении многих веков был защищен самим государством от подобного рода действий.

Можно конечно частично купировать эти процессы, происходящие на Украине силовыми методами. Но, известны только два метода борьбы с подобным вызовом. Первый – это физическое уничтожение пассионарной части носителей проекта (где-то 5-8% населения) и взятие под тотальный контроль воспитание новых поколений. Но на это вряд ли сейчас кто-то решится. А второй – это создание собственного проекта, привлекательность которого превышало бы привлекательность проекта, против которого он направлен. Но, в любом случае надо начинать с переопределения названий и понятий в обществе. Нельзя называя ассимиляцию нацизмом, и при этом стараться ее победить, Вы просто будете бить мимо цели. Необходимо в первую очередь задать вопрос украинским и русским родителям, а хотите ли вы, что бы ваши дети выросли отличными от вас по менталитету, поведению и в целом жили с иными ценностными установками.

К великому сожалению, на сегодня такого проекта нет ни у властей России, ни у общества в целом. Это, опять же связано со многими внутренними причинами, а так же воздействием иных глобальных внешних проектов на социальную, экономическую и политическую обстановку не только в России, но и на всем постсоветском пространстве. Это тема отдельного разговора, а это наше открытое письмо и так получилось пространным, и большим по размеру, чем мы рассчитывали. Хотя мы не назвали и десятой доли всех проблем и нюансов, связанных с этой проблематикой.

Если наше письмо найдет у Вас живой отклик, то мы готовы продолжить наш разговор дальше.

С уважением, Андрей Мамойленко
от имени коллектива блога «Пять копеек»