Как Москва должна отреагировать на теракты Киева. Геворг Мирзаян

Ликвидация украинскими спецслужбами лидеров ополчения нуждается в жестком и решительном ответе. Но вот в каком?

Украинский террор

Эндшпиль очевиден

Убийства Моторолы, Гиви, а также начальника управления Народной милиции самопровозглашенной Луганской народной республики Олега Анащенко являются частью тактического замысла Киева. Логика украинской стороны понятна и, в общем-то, неизменна на протяжении последних месяцев. Киев играет на обострение ситуации чужими руками для того, чтобы, образно выражаясь, смести фигуры с шахматной доски. Вариантов у него особо нет, ведь в складывающейся партии он безнадежно проигрывает.

Так, Украина уже потеряла своего ферзя в лице США — Дональд Трамп не собирается дальше играть в партии на стороне Киева. Практически потеряна немецкая ладья (достаточно вспомнить скандал с немецким послом на Украине, который открытым текстом призвал Киев проводить в Донбассе выборы «даже с российским военным присутствием и без украинских флагов», а также отметил, что это Киев нарушает минские соглашения). Наконец, на днях Украина потеряла и МВФ-овского слона, которого прикрывал американский ферзь. Фонд, который раньше Америка заставляла вопреки внутренним нормам кредитовать Украину, заявил, что в ближайшее время не будет рассматривать выдачу Киеву нового транша.

Поэтому единственный шанс Порошенко не проиграть партию — это смести фигуры. Сделать это можно лишь через возобновление полномасштабных боевых действий образца августа-сентября 2014 года, когда все вынуждены будут запрыгивать назад в окопы. Проблема лишь в том, что сам Порошенко начать эту войну не может, ему это категорически запрещено Западом под угрозой отказа прыгать в украинский окоп. Поэтому войну должны начать непризнанные республики, а еще лучше — Россия.

Но Донецк с Луганском, а также Москва прекрасно читали игру Порошенко и отказывались отвечать вторжением на регулярные провоцирующие обстрелы. Тогда Киев, судя по всему, решил сделать упор на уничтожение командиров армии ДНР — в расчете на то, что ополченцы расценят это как отказ Украины от минских соглашений, и руководству непризнанных республик очень сложно будет их убедить в том, что наступать нельзя.

На первый взгляд, вопросов к Киеву не должно быть. Ликвидация в ходе войны представителей командного состава противника силами спецподразделений — дело обычное.

Только проблема в том, что сейчас стороны вроде как должны действовать не в логике войны, а в парадигме перемирия, поставившего всех в колею переговорного процесса. И вот тут уже физическая ликвидация руководства противника есть акт терроризма.

Киев имеет право утверждать о легальности подобных действий только в том случае, если он вновь перескочил в колею военной логики, но тогда после «А» нужно говорить и «Б» — публично отказываться от минских соглашений. Чего Украина формально делать не хочет, ибо это, по ее логике, должны сделать сами ополченцы, сметая тем самым фигуры с доски.

Отстрел в пользу Порошенко

Опять же и Донецк, и Луганск, и Москва прекрасно читают украинскую игру, но при этом понимают, что на эти акты терроризма нужно как-то ответить. Но если в случае с провоцирующими обстрелами было понятно, как реагировать (ответными обстрелами и подавлением украинской артиллерии), то тут пока неясно.

С рациональной точки зрения наилучшим вариантом ответа было бы его отсутствие. Ситуация все быстрее меняется не в пользу украинского руководства. Запад все больше критикует Киев, поскольку Порошенко не может выйти из парадигмы конфликтного поведения, реагируя на западные претензии через поиск «агентов Путина» в ЕС и США. Катарсис может наступить уже через несколько месяцев.

Какой смысл предпринимать какие-либо действия, которые могут замедлить тренд? Однако ответ все-таки нужен — хотя бы для того, чтобы а) не подрывать боевой дух вооруженных сил непризнанных республик и б) показать Киеву, что дальнейший отстрел лидеров ополченцев неприемлем.

Некоторые предлагают отреагировать в духе Старого завета — зуб за зуб, кровь за кровь. С логической точки зрения, вариантом ответа может быть ликвидация лиц, прямо ответственных за операции по уничтожению лидеров ополченцев. Естественно, речь идет не о физической ликвидации глав государства, а о лицах в структуре МВД или Минобороны. Тогда потенциальные исполнители терактов поймут, что их проведение чревато серьезными личными проблемами.

Вот только у этого ответа есть один минус: он не публичен, а значит, не покажет вооруженным силам ДНР, что их спецслужбы их защищают.

С публичной точки зрения, можно выбрать другие цели. Очевидно, что некоторые лидеры добробатов (наподобие руководителя неонацистской группировки «Азов» Андрея Билецкого) зажились на этом свете и нуждаются в срочной встрече с их идейным руководителем, почившим в 1945 году.

Техническая возможность для пополнения Подземной Сотни знаковыми персонажами присутствует, но вопрос в том, есть ли политическая?

Да, ополченцы будут морально удовлетворены, но главным практическим бенефициаром от такого рода отстрела станет сам Петр Порошенко. И не только потому, что он получит дополнительный аргумент в пользу его теории о «гибридной войне» со стороны России. Уничтожение Билецкого и других лидеров добробатов избавляет украинского президента от конкурентов и потенциальных противников.

Его рейтинг падает, Банковая живет под дамокловым мечом нового Майдана, а выводить людей на Майдан будут как раз националисты. Именно их боевики станут силовым рычагом олигархов или крупных чиновников, которые всерьез задумываются над идеей свержения Порошенко. Поэтому он и заинтересован в их утилизации любыми руками.

Поскольку точечные силовые операции на сегодняшний день нецелесообразны или же (как в случае с ликвидацией организаторов) недостаточны, лидерам непризнанных республик и России, являющейся гарантом мирного процесса, придется изыскивать публичные асимметричные варианты ответов.

Прежде всего, в политической или экономической сфере. Возможно, придется искать их в координации с Соединенными Штатами (тоже крайне недовольными действиями украинского руководства).

И судя по всему, именно эта тема станет одной из основных на переговорах между Владимиром Путиным и Дональдом Трампом.

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ, РИА

Новости партнеров