Эксклюзив News Front. Публицист, блогер из Донецка Денис Селезнев рассказывает о реальных вещах, что происходят в республиках под дымовой завесой войны. О проблемах, которые нужно решить в первую очередь. Он считает, что решение этих проблем зависит как раз от устойчивого мира, а не от новой масштабной войны, к которой призывают слишком эмоциональные и впечатлительные единомышленники, находящиеся, как правило, очень далеко от линии фронта.

News Front: Ситуация вокруг того, что творится сейчас на Донбассе: обстрелы, Авдеевка, жестокое убийство Михаила Толстых, реакция на это широкой публики. Причем, в Донецке на это не так реагируют истерично, как реагируют из Киева, Одессы, Запорожья, из Москвы люди, политбеженцы тоже. В чем проблема? Почему вдруг так неожиданно, как по команде, тысячи людей вдруг включились в этот раздрай?

— Есть проблемы того плана, что у нас несовершенно освещение всех этих событий. Иногда не убедительно все это звучит, что здесь происходит. Люди, которые находятся далеко и не имеют возможности видеть и местную атмосферу, и логику местных событий, они додумывают себе и впадают в панику. И в такие истерики. Тем более, что, к сожалению, повод для таких истерик дан изначально, еще в начале 2015года. Ну и сама вот эта череда убийств, смертей остается во многом в тени. Причины, исполнители, вся логика – она не раскрыта. Начинают люди додумывать и, соответственно, слушать тех, кто эту логику предлагает более системно, так скажем.

А вообще — это последствия большого уровня цинизма в нашем обществе. То, что цинично, то и правдиво. Вот так вот. Мы до того дошли. Это наш уровень. И поэтому, на этот вот цинизм легко ведутся.

Разные рассуждения я встречал, но есть основное. Что, мол, есть «Минск», который не хотят выполнять, и за это всех убивают. Хотя, как, например, не выполнял «Минск» Гиви? Ему что, приходил приказ сложить оружие и сдаться украинцам? Он ослушался, и за это его убили? Ну, такого же не было. То есть, идут боевые действия, никто батальон не расформировывал. Высказывался против Минских соглашений? Да у нас здесь полно таких людей! За это никто убивать не будет. Может, не будут обращать внимания на твое мнение – это возможно. Но чтобы убивать за это!

Другие, украинцы которые, адекватные украинцы, придумывают разборки за собственность какую-то, как в 90-х годах. Ну, это чисто суждения по привычному миру. Ну, какие разборки за собственность у того же Моторолы, который жил в «хрущёбе»? Или у Гиви, который жил в месте расположения части своей, и безвылазно находился в своем батальоне? Ну какая собственность? Тем более что здесь у нас, ну, смотрите новости… здесь у нас идет обсуждение, что делать с 18 тысячами предприятий, которые были не зарегистрированы или брошены. Предположим, что если Гиви сильно хотелось иметь какие-то преференции там, неужели он не мог найти общий язык и получить себе какой-то доход в этом плане, стать бизнесменом? Кто-то бы ему помешал? В этом просто нет смысла.

Многим нервы расшатали эти обстрелы последней недели, на которые с нашей стороны не дан был адекватный ответ. Военный был дан, конечно. И была контрбатарейная борьба, и потери у противника. Но ответ не дан был, как избежать этого. Как ситуацию вернуть хотя бы к тем двум годам, которые были относительно мирные? Поэтому, вот эта истерика. Необъясненность, неопределенность, которая длится уже давно – вот она все и вскрывает.

Я не понимаю людей, которые требуют войны, наступлений, которые сами при этом и на сто метров не приблизятся к этому фронту никогда. Будут оставаться, и оттуда чего-то требовать. И это классическая черта вот этой «киевской интеллигенции».

Когда я еще жил в Киеве, говорил: ну, ребята, как вы требуете обстрелов «Градами», если находитесь хрен знает где? Поезжайте сами, обстреляйте. Ну? Вы же не поедете. Зачем эти последствия все? Вы же не просчитываете их.

Вообще, эмоции снижают способности интеллекта, рационального мышления. Человек, который находится в плену эмоций, который наговорил много вещей, потом ему, как бы, надо отказываться, но даже если он не прав, то попадает в замкнутый круг этой истерики. Он начинает не обращать внимания уже и на какие-то объективные факторы, на какую-то логику. Такого человека легко вести по какой-то линии. И вся эта линия идет на пользу противнику. Для этого все и делается. Все эти убийства, все эти провокации — они делаются для разжигания истерики, срачей, противостояния уже с нашей стороны.

Конечно, наша сторона, далеко неоднородна. И то, что нет открытой, какой-то единой цели — это нас ослабляет. Потому что, у нас есть обычные люди, которые хотят перемен. Есть более состоятельные классы в самой России, которым хотелось бы сохранить ситуацию, где они получили свое высокое положение, возможно, вернуть прошлое – тот же 2011 год, когда жилось легко и спокойно. Да, все это есть. Но между всеми интересами нужно искать какой-то компромисс.

И это компромисс, когда люди выскакивают и кричат «ударьте по ним ядерной бомбой»? Или «давайте сто дивизий запустите»! И вот этих сумасшедших выставляют. И тем самым закрывают, оттеняют позицию более умеренных людей, но не такого безумия. Зачем это все устраивается?

Получается, что есть две точки зрения в этой ситуации. Одна, которая — «давайте ничего не делать, давайте продолжать говорить про этот «Минск», вот-вот Украина….» Знаете, Минск должен был быть выполнен до конца 2015 года! Это все затянулось, но другого решения пока нет. Есть какие-то наметки на урегулирование американо-российских отношений — на это есть надежда. Тем более, эта надежда, мне кажется, более оправданна, чем надежда на то, что Порошенко там чего-то выполнит. Да, нам нужно изменение обстановки, какие-то новые решения. Но они не должны быть радикальными.

Кто-то говорит, «давайте танками всех их сейчас задавим!». А что мы с ними будем делать? Не в том смысле, что кормить, как другая крайность говорит – «нафига нам кормить хохлов?». Их не надо кормить. При нормальном управлении этими территориями, особенно Юго-Востока, они сами смогут кормить кучу регионов  — куда технически более отсталых, даже в той же России. Россия – тоже не Германия, на минуточку. Там тоже проходила деиндустриализация, как и на Украине. Там есть огромные проблемы. И эти регионы в будущем могли бы решить эти многие проблемы, стать подспорьем для укрепления страны, а не то, что их будут кормить. Но у нас сегодня, к сожалению, нет механизма, что делать с этими регионами. Ведь никто, на самом деле, не готовился. Была выбрана стратегия «Минска» и  федерализации Украины. Ошибочная она или нет? Об этом нужно думать без эмоций. Какого-то запасного плана, по крайней мере, не видно…

…Нужно вообще рациональные предложения вносить. А не то, что я встал с утра, у меня хреновое настроение, выпил кофейка и пошел требовать войны. И главное, что вот эта постановка вопроса, что украинскую армию можно разгромить за три дня – да чушь это собачья! Потому что, украинская армия, да – она не большая, но зато украинская территория – огромная. И украинская армия, которая сейчас, она имеет и мобилизационный резерв, да и вообще, когда в 14 году решили вопрос с Крымом… Ладно, решили. Но я скажу, что я видел много людей, которые были абсолютно лояльны к России, и из-за того, как это было сделано — абсолютно без учета мнения остального населения Украины, которое было лояльно к России, просто сделали в свою дудку, может, так и надо было, но они стали против нас. Просто – против нас. Просто нельзя с людьми действовать вот такими методами. Потому что, в конце концов, даже если ты их победишь в войне, тебе придется дальше с ними жить. Что это будет? Как это решать?

News Front: Получается, триединая задача. Во-первых, нужно остановить противостояние – чтобы с той стороны по нам не стреляли. Во-вторых, необходимо отмобилизовать людей, чтобы они могла как-то налаживать свою жизнь, работать и получать нормальные, реальные зарплаты. И, в-третьих, как минимум, должны, как говорит Роман Носиков, прийти нормальные политруки, которые спокойно, без криков и эмоций объяснят людям, что на самом деле происходит. И будут показывать, что власть, на самом деле, делает и куда она их ведет. Ведь многие сегодня теряются в догадках. И мы тоже это видим.

— У нас вся позиция строится от «перемоги», понимаете. Что на самом деле, мы там «от победы к победе», и только укры плохие нам мешают. Но на самом деле, все не так. Есть проблемы и у нас самих.

Правильно ты говоришь, нам нужно решить три задачи. Во-первых, нужно найти противодействие вот этим провокациям, убийствам, этим налетам. Во-вторых, нужно решать вопросы социальные здесь. Они решаются, но они решаются, во-первых, не везде. Ну, а во-вторых, как бы, перспектива не дается: что будет через год, через два. Те же Минские соглашения. С одной стороны, они принесли позитив. Потому что, два года здесь было сравнительно тихо. Люди, которые воспринимают слово «Донбасс», они представляют, что ЛНР и ДНР подвергаются этой войне постоянно. На самом деле, до прошлого обстрела страдали от этой войны только приграничные районы, где живет сравнительно небольшое число населения. А остальные районы, глубинные, такие как, возьмем в ЛНР — Красный Луч, тот же Луганск… Снежное, Шахтерск… города с сотнями тысяч населения не слышали даже канонады. Там не было войны. Там были последствия социальные войны, но как такового там ничего не происходило. Поэтому, они жили в условиях, сравнительного мира, скажем так, но с социальными проблемами. И это привело к тому, что здесь воспринимается это все как ад кромешный. Это действует на эмоциях, ну и люди, вот, теряют разум.

Да, есть проблемы, которые нужно решать. Но предложение бить ядерными бомбами — оно только мешает решению проблем и обсуждению всего этого. Потому что оно сразу ставит людей, которые требуют изменений в положение каких-то неадекватов, понимаете, маргиналов. Потому что, никто никого не будет бить ядерными бомбами. И вторжения огромных армий, как в СССР в 1943 году, не будет. И более того, эта война – она не похожа на Великую Отечественную. Здесь совсем другой смысл идет. То, что есть на украинской стороне «зигамёты» и фашисты – это еще не значит, что с той стороны стоит армия гитлеровской Германии, которая ментально, языком, всем полностью отличается. Здесь совсем другая ситуация. Это гражданская война. И ее щупальца обвивают обе стороны. Поэтому, нужно об этом думать.

Ну ведь мы связаны всем! Все друг с другом, понимаете. Здесь есть пункты пропуска – люди ездят туда-сюда постоянно. Энергосистема одна. Многие, даже технологические, процессы до сих пор не разорваны. Потому что, если это всё уже совсем разрывать, так давайте готовьтесь к чему-то сами. Что же вы призываете? Иди в военкомат. Поступай на службу в армию. Давай, готовься сам к войне!

Чтобы воевать с Украиной, это не Сирию бомбить с самолетов. Это нужна мобилизация всего общества. А вот эта привычка, смотреть как в компьютерную игру, как по телевизору: мне не нравится сюжет этого сериала, что-то главный герой недостаточно решительный, а должен завалиться в комнату и расстрелять всех негодяев, мне нравится такой исход, а сам я буду наблюдать и хлопать, радоваться «перемогам». Понимаете? Создали картину в 14 году летом таких побед нереальных над украинской армией, что они достались прямо таким образом, что едва ли не «одной левой». На самом деле, все гораздо страшнее было. И те, кто сейчас что-то рассказывает, они не задумываются, какие потери понесли наши военные. Какие потери всего этого вообще? И как выглядит «прилёт» по гражданским «Града», которые будут, если начать большую войну.

Беседовал Сергей Веселовский

Текст подготовил Игорь Орцев


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен