Предвидения великого писателя о южной стране

Дом с химерами в Киеве - резиденция президента Украины.
Дом с химерами в Киеве — резиденция президента Украины.

«Это не АТО, а война. Нужно прекратить это мошенничество и выполнить 106-ю статью Конституции и ввести военное положение в Донецкой и Луганской области… Мир поймет, что мы, действительно, поняли эту войну и начали защищаться» (Юлия Тимошенко 6.02.17 г. на заседании согласительного совета фракций Верховной Рады)

«На фронтах ну буквально, буквально-таки ничего интересного не произошло. Все обстоит вполне благополучненько. Объявляется осадное положеньице. За распространение слушков будем рубить головы без замены штрафом… Все по домам!» (Евгений Шварц, «Дракон»)

Все последние дни на Украине нагнетается истерия вокруг возможного введения военного положения — как минимум, на украинской части Луганской и Донецкой областей, а возможно, и на всей территории государства. По сути, речь идёт о начале полномасштабной зачистки страны от всех инакомыслящих и установления режима ничем неприкрытого террора. Классическая схема, когда во имя очередного «-изма» власти предлагают усиление «классовой», «национальной» или любой иной выгодной им на данный момент внутренней войны.

Самое страшное, что людям свойственно забывать плохое, что с ними уже было, что описано в истории, осмыслено гениями. Современный молодой человек великолепно владеет новомодными гаджетами, но быстро утомляется от чтения книги, боится пропустить разрекламированный американский блокбастер, но в упор не знает мудрый фильм «Убить дракона». «Разрубишь тело пополам — человек околеет. А душу разорвешь — станет послушней, и только… Безрукие души, безногие души, глухонемые души, цепные души, легавые души, окаянные души». Велик мудрый автор «Дракона» Евгений Шварц — и ничтожны мы, забывшие столько раз нам повторенное.

Литературная карьера Шварца началась в начале 20-х годов в Донбассе, когда он работал в газете «Всероссийская кочегарка» (обратите внимание на название — «Всероссийская») и возглавлял её литературное приложение. К тому времени пролетарский и промышленный Донбасс уже дал миру одного из родоначальников мирового кинематографа Александра Ханжонкова, гениального композитора Сергея Прокофьева, классика украинской литературы Владимира Сосюру. А вскоре пролетарский край подарит миру Леонида Быкова, Анатолия Соловьяненко, Нонну Мордюкову… И здесь же, на Донбассе, взошла звезда советского детского писателя Евгения Шварца.

80 лет назад, в 1937 году, когда в СССР бушевал «Великий террор», а в Европе торжествовал фашизм, Евгений Шварц начал писать пьесу «Тень» — первую в серии литературных трудов, которые золотыми буквами впишут его имя в историю русской культуры ХХ века. Впереди будут легендарные и до сих пор обожаемые читателями и зрителями «Золушка», «Обыкновенное чудо», «Дракон» (в экранизации «Убить дракона»)…

Сюжет незаслуженно забытой сегодня пьесы «Тень» по-сказочному прост — волшебная история о человеке, потерявшем тень и едва не потерявшем себя. Но у Шварца речь идёт о почти конкретной южной стране, где действуют реальные и современные автору люди — например, журналисты. Они подслушивают, доносят, а свободное время людоедствуют. Один из главных персонажей, журналист с выразительным именем Цезарь Борджиа остроумно подмечает, что «человека легче всего съесть, когда он болен или уехал отдыхать, ведь тогда он сам не знает, кто его съел, и с ним можно сохранить прекраснейшие отношения». Скольким из нас приходилось убедиться в истинности этого утверждения!

Естественно, все интеллектуалы южного королевства причисляют себя к категории «людей со светлыми лицами». И когда в мире журналистов-людоедов и прочей богемы появляется незнакомый Ученый-историк, они искренне удивляются:

Ж е н щ и н а. Какое у вас доброе и славное лицо! Почему вы до сих пор не в нашем кругу, не в кругу настоящих людей?

У ч е н ы й. А что это за круг?

Ж е н щ и н а. О, это артисты, писатели, придворные. Бывает у нас даже один министр. Мы элегантны, лишены предрассудков и понимаем всё. Вы знамениты?

У ч е н ы й. Нет.

Ж е н щ и н а. Какая жалость! У нас это не принято…

Знаменитости южной страны действительно лишены предрассудков и легко называют черное белым и наоборот. Здесь, в кругу «настоящих людей» — опытных царедворцев, артистов, журналистов и политиков — главное не высказывать своё мнение вслух. Они восторженной толпой колеблются вместе с линией очередной победившей при дворе партии, следят за прихотями короля и суетной модой:

Ж е н щ и н а. Тот, к которому я пришла, ужасно беспокойный человек… Вот, например, когда в моде было загорать, он загорел до того, что стал черен, как негр. А тут загар вдруг вышел из моды. И он решился на операцию. Кожу из-под трусов — это было единственное белое место на его теле — врачи пересадили ему на лицо.

У ч е н ы й. Надеюсь, это не повредило ему?

Ж е н щ и н а. Нет. Он только стал чрезвычайно бесстыден, и пощечину он теперь называет просто — шлепок.

Знакомые всё лица — с пересаженной кожей, совестью, душой. Цинизм — обратная сторона близости к власти: «Сытость в острой форме внезапно овладевает даже достойными людьми. Человек честным путем заработал много денег. И вдруг у него появляется зловещий симптом: особый, беспокойный, голодный взгляд обеспеченного человека. Тут ему и конец. Отныне он бесплоден, слеп и жесток…»

Я не могу отделаться от ощущения, что законы «реальной политики» везде и всегда одинаковы. Пока государи развлекаются, государством управляют серьёзные люди, заседающие в высоких кабинетах. Правда, обычно дела они предпочитают обговаривать всё-таки на улице, поскольку стены имеют уши. Однако об их тайных переговорах осведомлена вся столица, ибо от решений правительства зависит благосостояние каждого «настоящего человека» южного королевства. Особенно в период беспорядков и финансовой нестабильности:

М и н и с т р ф и н а н с о в. Благоразумные люди переводят золото за границу… Один банкир третьего дня перевел за границу даже свои золотые зубы. И теперь он все время ездит за границу и обратно. На родине ему теперь нечем пережевывать пищу.

Да, так мы и живём. Сказка смешивается с жизнью, события давних времён с современностью. И подлость остаётся неизменной, и вера в победу добра придаёт сил жить. И лишь немного жаль, что в южной стране безжалостная Черная Тень все-таки дорвалась до трона. Но перелистать положенные к обязательному чтению страницы не получится — нам всем придётся следить за действием с неизменным напряжением и вниманием. Как и задумано автором.

Константин Кеворкян, Ukraina.ru