Американцы обожают футбол. Конечно, свой, американский — он, как известно, не очень похож на привычный нам, который в Штатах называют «соккер». Финальная игра чемпионов американского футбола, именующаяся «Супербоул», — одно из самых зрелищных и дорогих шоу в мире. Билеты на стадион, на котором проходит финальная игра, стоят не меньше $2 тыс., а телевизионную трансляцию матча смотрят 112 млн американцев. В этот день перед телевизорами по всей Америке поглощают тонны пиццы и гамбургеров, выпивают моря колы и пива. На стадионе в Хьюстоне, где проходит Супербоул-2017, цены недетские: бутылка пива стоит $12, гамбургер — $16. Но никто не жалуется: воскресенье Супербоула — это настоящий национальный праздник, хотя и неофициальный.

«Супербоул»

Вчера перед началом трансляции матча New England Patriots и Atlanta Falcons канал Fox News показал американским болельщикам ещё одно шоу — интервью нового президента США Дональда Трампа ведущему программы «Фактор О’Рейли». Любопытно, что, хотя само интервью было выложено в сеть только в четыре часа дня по времени Восточного побережья, уже с утра воскресенья американские СМИ оживлённо обсуждали один его фрагмент, сразу же ставший достоянием общественности. Речь шла об уважении, которое Трамп питает к Владимиру Путину — «даже перед лицом обвинений Путина и его приспешников в убийствах журналистов и диссидентов в России» (это, разумеется, трактовка О’Рейли).

«Я уважаю его, — уверенно заявил Трамп. — Вообще-то я много кого уважаю, но это не значит, что я с ними заодно».

«Не так важно, что именно скажет Трамп, — писали накануне на сайте болельщиков Национальной футбольной лиги, — это в любом случае будет очень информативно. Президент и О’Рейли — добрые друзья, а значит, интервью будет интересным».

Интервью и правда получилось очень любопытным, однако то, что сказал президенту О’Рейли, вряд ли ожидаешь услышать от «доброго друга». Услышав, что Трамп по-прежнему относится к российскому лидеру с уважением и хочет с ним сотрудничать (хотя и не уверен, что им удастся поладить), О’Рейли заявил, что Путин — «убийца» («Putin is a killer»). Удивительно, как столь опытный журналист запамятовал, что в правовом государстве называть так кого бы то ни было можно только на основании вердикта суда. (На месте нашего МИДа я бы, кстати, поинтересовался, готов ли О’Рейли отстаивать свою точку зрения в суде, — но речь сейчас не об этом.)

Реакция Трампа была неожиданной. Он не стал защищаться, как, возможно, ожидал О’Рейли, а перешёл в наступление сам. «У нас (т.е. США) тоже полно убийц. Вы что думаете, наша страна так невинна?» — обрушился он на  журналиста. И тот предпочёл скользкую тему не развивать. Возможно, вспомнив, что только за последний год в США произошёл целый ряд странных убийств (и ещё более странных самоубийств) журналистов и политических активистов, перешедших дорогу Хиллари Клинтон или её мужу (Сет Рич, Виктор Торн, Шон Лукас, Джо Монтано, Джон Эш — всего в «смертельном списке» Клинтонов 33 фамилии).

А Трамп, перехватив инициативу, сел на своего любимого конька, заявив, что для США лучше действовать заодно с Россией, чем наоборот. «Если русские помогут нам в борьбе с ИГ (структура запрещена в РФ – ред.) — в нашей главной битве с исламским терроризмом во всём мире, — это будет хорошо».

Пусть Дональду Трампу пока не удалось «осушить вашингтонское болото», но камень, который он кинул туда в интервью Биллу О’Рейли, произвёл знатный переполох среди почтенных обитателей кочек и подёрнутых ряской трясин округа Колумбия.

О необходимости налаживать отношения с Россией заговорил в минувшие выходные и вице-президент США Майкл Пенс. В интервью Джорджу Стефанопулосу из ABC Пенс чётко дал понять — главной задачей для администрации Трампа является разгром «Исламского государства», Россия может в этом оказать США незаменимую помощь, и если «есть возможности для сотрудничества, то президент будет изучать перспективы для возобновления отношений». А главное, добавил Пенс, Дональд Трамп — не тот человек, который будет «смотреть в зеркало заднего вида». У него достаточно решимости не позволить «аргументам из прошлого» помешать сотрудничеству Вашингтона и Москвы.

Послание, адресованное не столько «ширнармассам», сколько политическим элитам США (и «Фактор О’Рейли», и программы Стефанопулоса обязательны к просмотру для профессионалов американского политического ринга), было вполне чётким: Трамп не собирается отказываться от своих предвыборных обещаний наладить отношения с Россией, курс на сотрудничество будет взят, несмотря на все попытки этому помешать. И в этом солидарны и президент, и его вице (которого некоторые считали агентом «умеренных республиканцев» при Трампе), а значит, в администрации существует консолидированная позиция по этому вопросу.

Конечно, от него чего-то подобного ждали. Журналисты, как хищные птицы из фильма Хичкока, давно кружили над новой администрацией, готовые моментально спикировать на головы жертв — как только прозвучат сакраментальные слова о необходимости налаживать контакты с Россией. Методички были выучены наизусть — во всяком случае, вопросы, которые всё воскресенье задавали американским политикам по поводу скандального интервью Трампа (а оно, напомню, должно было появиться в сети только в четыре вечера), были написаны как будто под копирку.

«Как вообще президент США может защищать кровавого правителя России?» — это из вопросника CNN, но и другие СМИ разнообразием не баловали.

Элиты тоже среагировали предсказуемо. Пожалуй, только лидер республиканского большинства в сенате Митч Макконнелл ограничился мягкими упрёками в адрес Трампа: «Я не собираюсь критиковать каждое высказывание президента, но я уверен, что Америка является исключительной страной. Не думаю, что можно ставить знак равенства между тем, как ведут себя русские, и тем, что делают США».

Другие политики в выражениях не стеснялись. «Разве республиканские политические активисты травили ядом своих соперников-демократов или наоборот? — написал у себя в Twitter сенатор от Флориды Марко Рубио («малыш Марко», как называл его Трамп во время праймериз). — Нет, мы не такие!» И пафосно обещал: «Если мы когда-нибудь и снимем санкции с Путина, так это когда он выполнит все наши условия и прекратит нарушать суверенитет Украины!»

Подверг жёсткой критике слова Трампа и другой его однопартиец, сенатор от штата Небраска Бен Сасс. «Неужели США подобны режиму Путина? Вовсе нет! — заявил он в интервью ABC. — США утверждают принцип свободы слова; Путин — свободе слова не друг. Путин — враг свободы религии; США выступают за свободу вероисповедания. Путин — враг свободы прессы, США приветствуют свободу прессы… Не может быть морального равенства между Соединёнными Штатами Америки — величайшей свободолюбивой нацией в мировой истории — и кровожадными бандитами, которых защищает кумовской режим Путина».

Обратим внимание на выражение «моральное равенство» — оно появилось в речи сенатора совсем не случайно. Слова Трампа о том, что Америка — страна отнюдь не невинная, задели за живое и американские СМИ, и американские элиты. И когда вице-президент Майкл Пенс появился в программе «Лицом к нации» на канале CBS, его больше всего спрашивали именно об этом. «Послушайте, — отбивался Пенс, — я считаю, что президент просто выразил желание начать заново отношения с Путиным и начать заново отношения с Россией. Я не согласен, что в словах президента было что-то о моральном равенстве…»

Тут бы настырному ведущему CBS и остановиться, но куда там — журналист продолжал допытываться у Пенса, считает ли он, что Соединённые Штаты обладают моральным превосходством над этой ужасной Россией. А вице-президент США — можете себе представить! — ничего ему на это не ответил.

То есть не то чтобы совсем ничего. Пенс сказал, что верит в превосходство американских идеалов над всеми прочими. А про моральное превосходство так ни слова и не произнёс. Идеалы — это, конечно, замечательно. Но все же понимают, что взбудораженное вашингтонское болото вовсе не про идеалы хотело услышать. А хотело услышать оно «старую песню о главном» — о том, что не к лицу цитадели свободы и демократии якшаться с жестокой диктатурой, пачками убивающей журналистов и правозащитников, сбивающей мирные самолёты и взламывающей компьютеры неугодных ей политиков. Но ничего подобного так и не услышало.

И вряд ли услышит в ближайшем будущем.

Вопрос о моральном превосходстве США над Россией — своего рода лакмусовая бумажка. Либеральная демократия так долго приучала мир к тому, что она безгрешна и всегда права (даже когда сбрасывает бомбы на мирные города и крылатыми ракетами превращает в пыль школы и больницы), что и сама искренне уверовала в свою безгрешность. Лицемерие, возведённое в ранг государственной идеологии, конечно, не новость, но в Америке оно стало реальным тормозом для решения жизненно важных для страны проблем.

Ведь что, по сути, предлагает Трамп? Наладить отношения с Россией, чтобы совместными усилиями покончить с ИГ — потому что исламский терроризм напрямую угрожает безопасности США. Нет, говорят ему американские элиты, мы не можем даже на сантиметр сблизиться с Москвой, потому что там страшный кровавый Путин, который убивает своих врагов из пистолета, душит свободу слова и нападает на миролюбивую Украину. И наплевать, что исламские террористы придут к нам в дом и убьют наших детей, — мы, прекрасные либеральные рыцари в белых одеждах, не станем поступаться своими принципами. ОК, говорит Трамп, я не буду утверждать, что Россия — образец для подражания, но посмотрите, пожалуйста, в зеркало. Вы видите на своих белых одеждах эти некрасивые  красные пятна? Вот здесь, и ещё одно, и ещё. Не хочу вас расстраивать, ребята, но это не кетчуп. И не надо рассказывать мне здесь о морали, ваша мораль — сплошное лицемерие, а вы все — фарисеи. Политика — это о другом, это жёсткий реализм, и поскольку я реалист, то буду дружить с тем, с кем считаю нужным.

Отказ от политики государственного лицемерия, который недвусмысленно предлагает элитам Трамп, означает, в частности, что в ближайшее время могут быть пересмотрены многие устоявшиеся мифы последних лет — вроде того, что малайзийский Boeing сбили «злые русские», а не отважные борцы за свободу и независимость Украины. Конечно, по доброй воле на это никто не пойдёт, потому что для очень и очень многих это означает поставить крест на с таким трудом выстраданной карьере. Но, с точки зрения Трампа, другого выхода нет.

У элит, таким образом, остаётся два выхода. Либо до последней капли крови драться с Трампом, отстаивая своё право на чёрно-белую, манихейскую картину мира. Либо, скрепя сердце, признать, что его реалистичный подход, от которого их тошнит, всё-таки может быть эффективным. Рискну предположить, что у каждого из этих двух вариантов найдутся свои сторонники. И неизбежное столкновение между этими группами элит будет куда более жестоким и драматичным, чем финальный матч воскресного Супербоула.

Кирилл Бенедиктов, RT

Метки по теме: ; ; ; ;