Что скрывается за кулисами первого разговора Трампа с Порошенко?

Украина без предохранителя

Этот день настал. После многочисленных палок в колёса, которые Киев вставлял предвыборной кампании Трампа, новоизбранный американский президент поговорил по телефону с Порошенко. Этот звонок может стать очередным тревожным звоночком для киевского режима.

Победа Трампа на выборах в США стала «черным лебедем» для киевского режима. В то же время это предоставило шанс оппонентам Порошенко предложить свои услуги новой вашингтонской администрации в качестве руководителей послепорошенковской Украины. Получается пока не очень: Саакашвили на трамповской инаугурации зафиксировали где-то в кустах, а отправившаяся на Молитвенный завтрак в Вашингтон Тимошенко вынуждена была дожидаться американского президента чуть ли не возле уборной, стремясь попасться ему на глаза и пожать руку.

Вероятно, в скором времени и «пророссийский» «Оппозиционный блок» начнет «наводить мосты» с новым руководством США, благо лидеры «ОБ» ранее тесно сотрудничали с Полом Манафортом, доверенным лицом Трампа и бывшим главой его штаба. Напомним, что Манафорт ушел в отставку с должности главы штаба после того, как украинские власть имущие легализировали политическую «джинсу», обвинив его в получении денег из т. н. черной кассы Партии регионов.

Хотя не исключено, что для Киева именно победа Клинтон стала бы более обременительной: уж кто-кто, а Хиллари умела потребовать по максимуму со своих подопечных.

Как бы там ни было, но «фэйл» с Манафортом добавил нервозности Киеву. В украинские СМИ попала информация, что канцелярия Порошенко в экстренном порядке наняла лоббистскую компанию BRG group для установления контактов с новым составом Белого дома. Пока что о результатах ее работы говорить преждевременно.

Но через две недели после инаугурации Трамп всё-таки провел телефонный разговор с Порошенко, что стало главной новостью в украинских медиа. Возможно, свою роль сыграл тот факт, что с 1 февраля Украина заполучила председательство в СБ ООН, иначе телефонные переговоры были бы перенесены на неопределенный срок.

Впрочем, беседа оказалась чрезвычайно скупа на конкретику. Но для Порошенко и его клиентелы на сегодняшний день, в условиях ухудшения внешней конъюнктуры и нарастания внутренних противоречий, чрезвычайно важно получить хоть какие-то знаки внимания со стороны сильных мира сего. Руководствуясь принципом «цель оправдывает средства», «майданные» власти ради «возвращения Украины на радары» (полюбившееся выражение Яценюка) вынуждены были резко интенсифицировать боевые действия на Донбассе. В принципе, вся украинская «политика» — это сплошное имитаторство и пиар, к сожалению кровавые.

Как нетрудно предположить, обострение на Донбассе и необходимость урегулирования конфликта политико-дипломатическим путем стали основной темой беседы Трампа и Порошенко. Пресс-служба Белого дома, сообщая о беседе между президентами, и вовсе ограничилась несколькими строчками, где ключевым тезисом был следующий:

 Мы будем работать с Украиной, Россией, а также всеми другими вовлеченными сторонами, чтобы помочь им восстановить мир вдоль границы…

В данном случае большую «перемогу» украинские власти одержать не смогли — американский лидер ни словом не обмолвился о санкциях против РФ, финансовой и вооруженной поддержке киевского режима. Да и непосредственная реакция Вашингтона на виток эскалации на Донбассе оказалась весьма миролюбивой, не содержала антироссийских нот, характерных для обамовского периода.

А в целом беседа была наполнена формальностями: благодарностью США «за твердую поддержку суверенитета и территориальной целостности Украины» (нарушенной самим киевским режимом в результате переворота и дальнейших антиконституционных действий), обсуждением вопросов «стратегического партнерства между Украиной и США» (по версии порошенковской пресс-службы), высказываниями об «активизации диалога на всех уровнях с новой американской администрацией» и необходимости «активизации экономических и деловых связей, что будет способствовать созданию новых рабочих мест и росту благосостояния граждан обеих стран».

Правда, покамест дивиденды от «экономического сотрудничества» получают только американцы — к примеру, Хантер Байден, сын экс-вице-президента США, сразу после Майдана вошел в совет директоров крупнейшей частной газодобывающей компании Украины Burisma.

Также в ходе разговора стороны затронули возможность личной встречи в ближайшем будущем. Понятно, что такая встреча куда больше нужна Порошенко, который в очередной раз засветится перед мировыми СМИ с набившими оскомину тезисами. Возможно, Порошенко пересечется с представителями администрации Трампа на полях Мюнхенской конференции по безопасности 17–19 февраля. К слову, в сентябре 2016 г. Трамп проигнорировал предложения Петра Алексеевича о встрече.

В общем, политика Трампа на украинском направлении определится не раньше, чем через несколько месяцев. Очевидно, что Украина не находится в списке приоритетов Трампа, а по «украинскому вопросу» ожидается торг с Москвой. В краткосрочной перспективе представляется, что в связи с уменьшением влияния США более активную роль на украинском направлении будет отыгрывать Германия.

Однако ФРГ едва ли сумеет полноценно заполнить образовавшийся вакуум, который украинские власть имущие смогут заполнять репрессиями и погружением в маниакальные фобии.

Грубо говоря, с утратой интереса Вашингтона к Украине исчезает предохранитель, удерживавший киевский режим от расширения конфликтного поля как со значительной частью собственного народа, так и с соседними странами.

В любом случае на более благосклонное отношение, чем при администрации Обамы, порошенковский режим рассчитывать уже не может. Подтвердил это и совершивший в декабре турне по Штатам экс-глава СБУ Наливайченко, сообщивший о сокращении американской военной помощи Украине в 2017 г. на треть, а также о наличии у американских спецслужб материалов по коррупционным деяниям украинской власти (в т. ч. «пленок Онищенко»).

Украинские власть имущие вступают в очень непростой период своего существования. Сумеют ли они «пропетлять» в условиях резко выросшей политической турбулентности?

Денис Гаевский, RuBaltic.Ru