Мы все равно в обозримом будущем не узнаем, о чем был телефонный разговор между новоизбранным президентом США Дональдом Трампом и доставшейся ему в наследство украинской марионеткой Петром Порошенко.

Порошенко и Трамп

Не узнаем по простой и очевидной причине: информации очень мало, обнародована она была на 90% одной из сторон переговоров, а этой стороне давно нет доверия. Она и обычно, в не слишком угрожающих ее существованию ситуациях врет как дышит, а уж в критических для нее излагает нечто весьма похожее на «Иллиаду», «Одиссею», «Тысячу одну ночь» и сагу о Гарри Поттере и Воландеморте. Короче, анализировать ее версию передачи содержания телефонного разговора бессмысленно, потому что совершенно невозможно понять, сколько процентов в этом изложении лжи и мрий, а сколько — суровой правды бытия.

Когда нет четкой, ясной, достоверной и — главное — подтвержденной обеими сторонами переговоров — информации, приходится оперировать косвенными признаками в попытках понять, что же произошло.

Начнем со времени разговора. Об этом уже писано-переписано: Киев сознательно обострил ситуацию на линии противостояния с республиками ДНР и ЛНР, чтобы привлечь к себе внимание со стороны того, кого он считает своим главным куратором. Нам эта версия представляется вполне логичной: какое-то время, по-видимому, у Киева была надежда на то, что раз Трамп не проявляет интереса к украинскому вопросу, то уж своего шанса не упустит объединенная Европа, читай, Германия и остальное. Но объединенная Европа, и до этого не отличавшаяся самостоятельностью и наличием консолидированной позиции по какому-либо геополитическому вопросу, от всего произошедшего за последний год впала в ступор. Единственное, что ее интересует на сегодняшний день — это перспективы ее собственного сохранения в качестве интеграционного союза, если у нее и были амбиции играть в геополитическом концерте роль второй скрипки, то они в прошлом. Поэтому, как говорил в таких случаях один из украинских политологов, «если что, звоните в Вашингтон».

Вернемся к вопросу о времени проведения беседы. Бизнес-этикет, как и дипломатический этикет — и я уверена, что Трамп, как бизнесмен, в курсе этого — содержит одно правило: если ты уважаешь собеседника, то ты предлагаешь ему удобное для него время проведения телефонного разговора. Иными словами, не звонишь ему ранним утром, поздним вечером и уж тем более в ночное время. Конечно, можно было бы сказать — да Трамп не в курсе, который час в Киеве, когда в США пять часов вечера. Думаю, что в курсе. А, если он вдруг не в курсе, то вокруг полно советников, готовых поделиться с ним этой эксклюзивной информацией. Но время созвона все равно выбирается такое, чтобы собеседник маялся у телефона до глубокой ночи.

Второй примечательный момент — информационное сопровождение состоявшегося разговора. Это опять-таки вопрос и бизнес-этикета, и дипломатического этикета: уважение к собеседнику требует, чтобы в рамках этого освещения была дана оценка разговору и изложены ключевые тезисы беседы. На протяжении всего вчерашнего дня мы читали подробную версию, обнародованную украинской стороной. При этом, если верить сообщениям СМИ, на сайте Белого Дома ничего подобного не появилось, и это сложно расценить иначе, как пощечину. К моему личному глубокому разочарованию, не появилось никаких замечаний и в твиттере Трампа, хотя, как мы могли убедиться, обычно он комментирует все свои телефонные переговоры, даже те, которые оказались неудачными (пример — беседа с премьер-министром Австралии, закончившаяся тем, что новый президент США бросил трубку, не закончив фразы). А в данном случае — тишина. И скупое замечание Белого Дома — да, разговор имел место быть. Все.

Это даже не неуважение — это, скорее, сигнал из серии «ну да, пришлось, но распространяться мы по этому поводу не хотим, потому что позитивной информационной составляющей в этом факте бытия мы в нем не усматриваем». Как говорится, занавес. Информационная составляющая для любой новой администрации в любой стране — превыше всего: когда еще будут дела и их результаты, а вот всевозможные заявления, переговоры, подписания указов в прямом эфире — это наше все в такие периоды.

Лично я понимаю Трампа. Вряд ли у него есть иллюзии, что с нынешней украинской элитой можно иметь дело, какие бы клятвы верности она не давала (можно только представить себе, с какой скоростью она переметнется на сторону противника, если обстоятельства начнут складываться неблагоприятно для новой администрации). Наверняка у него нет ни малейшего желания разруливать то, что натворил его предшественник. Поэтому — и пусть меня обвиняют в «трампофилии» — Трамп и его команда весьма искусно переключили внимание с состоявшего телефонного разговора на… обсуждение роли личности в истории, в данном случае, роли Президента России. Вопрос, убийца Путин или нет, и ответ на него президента США, будет еще несколько дней упоенно обсуждаться в самых разных СМИ, потому что и вопрос на грани фола, и ответ на грани фола.

А неприятный для новой администрации разговор, который она рассматривает как информационно невыгодный для нее, быстро переведен в то, что у журналистов называется «информационным кэшем». Лично я склонна рассматривать это как доказательство того, что команда Трампа — во всяком случае, в данный момент времени — не зря ест свой гамбургер.

Анастасия Скогорева, Politikus.ru

Метки по теме: ; ; ; ; ; ;