Дейр-эз-Зор

К 1 февраля САА так и не смогла решить задачу соединения рассеченных частей анклава. Тактические успехи были достигнуты в районе кладбища и электростанции, но полностью прорвать оборону боевиков и разблокировать дорогу по-прежнему не удается. Противник здесь перешел к оборонительным действиям и пытается удержать выгодную ему конфигурацию фронта, которую он рассчитывает использовать в последующих наступательных операциях.

Сирия. Военная обстановка на 02.02.2017

В целом, наступательная операция начатая Халифатом 15 января сошла на нет и все значимые изменения пришлись на 15-18 января. Далее, за счет переброшенных резервов и авиаударов ВВС Сирии и ВКС РФ, ситуация была стабилизирована, а наступательная активность боевиков купирована. Но в стратегическом отношении общая обстановка в Дейр-эз-Зоре в ходе январских боев ухудшилась, что может сказаться в ближайшие месяцы, если конечно САА за счет активной подпитки извне не сможет восстановить позиции в районе авиабазы. В целом, бои здесь перешли в позиционную фазу. На данный момент САА не оставляет попыток вытеснить Халифат из прилегающих к дороге городских кварталов. Сирийские источники сообщают о серьезных потерях противника в пехоте.

Стоит так же отметить наступательную активность SDF/YPG к северу от Дейр-эз-Зора. Легкая курдская пехота на тачанках взяла нефтяную станцию к северу от города, создавая отдаленную угрозу продвижения к Дейр-эз-Зору с севера. Особых оборонительных позиций тут у Халифата нет, но активность курдов сковывается тем фактом, что основные силы Рожавы задействованы для операций в районе Ракки.

Возможные сценарии деблокады Дейр-эз-Зора в ходе кампании 2017 года. Как представляется, для САА будет куда проще продвинуться через Пальмиру, нежели вдоль южного берега Евфрата. Для курдов же, вопрос деблокады Дейр-эз-Зора заключается в политической целесообразности и высвобождения ограниченных сил с других участков фронта.

Вади Барада

Завершилась фактическая капитуляция основных сил боевиков в Вади Барада. Непримиримые были отправлены в Идлиб, где полыхает война между «зелеными» группировками. Водный кризис сирийцы смогли преодолеть и сейчас им предстоит заниматься восстановлением разрушенного. С военной же точки зрения, капитуляция Вади Барада позволила начать долгожданную переброску освободившихся частей САА и «Хэзбаллы» на другие участки.

Вади Барада

Часть сил САА и ливанцы выдвинулись к Кунтейре, часть отправлена на подмогу войскам осаждающим Восточную Гуту. Кое-что отправили в восточный Каламун. Задачи этих перегруппировок вполне понятны — в районе Кунтейры САА попытается очистить хотя бы часть территории у границы с Израилем, в Восточной Гуте подкрепления могут помочь с операциями в районе Думы или Райхана, ну а Каламуне подкрепления помогут купировать активности Халифата.

Восточная Гута

В самой восточной Гуте, основная активность САА сейчас сосредоточена в районе трасы Дамаск-Хомс проходящей рядом с Думой, а так же в Хазрама, где сирийцы пытаются отрезать от основной части территории анклава, кусок территории вместе с городом Аль-Нашабия, чтобы постепенно его освободить по образцу боев за выступ Таль-Курди к северу от Райхана. Основное сопротивление здесь оказывают силы «Джейш-аль-Ислам», которые достаточно упорно сопротивлияются. За последние дни САА потеряла здесь 1 танк, 1 БМП и около 20-30 солдат убитыми и ранеными. Потери боевиков составили от 30 до 40 человек (в соц.сетях есть фотографии с многочисленными убитыми с обеих сторон).

Восточная Гута

В целом, как и ожидалось, несмотря на то, что «Джейш-аль-Ислам» формально участвует в переговорном процессе, в Восточной Гуте с ней никто не перемиривается и САА как и ранее пытается ликвидировать анклав. Частичное перемирие естественно не приводит к миру, а лишь позволяет высвободить войска с одних направлений, чтобы использовать их на других. Миротворческая риторика на публику, не должна обманывать, стороны по-прежнему предпочитают военные пути решения конфликта. Достигаемые с помощью боевых действий изменения в стратегическом балансе сирийской войны, как раз и открывают дорогу для реальных, а не декларативных переговоров, что мы уже могли наблюдать в случае с битвой за Алеппо.

Идлиб

Отсутствие активных наступательных операций в северной Хаме и к западу от Алеппо, позволило «зеленым» боевикам сосредоточится на войне друг с другом в Идлибе. Произошедшяя поляризация радикальных джихадистов и их сплочение вокруг враждующих коалиций «Ахрар-аш-Шам» и «Ан-Нусры» (структуры запрещены в РФ – ред.), в целом развивается в благоприятном для Асада русле, который занимаясь другими участками фронта, может наблюдать, как его враги убивают друг друга, что приводит к дальнейшему разобщению антиасадовской коалиции. На данный момент «Ан-Нусра» в местной гражданской войне доминирует, но в целом боевые действия между группировками носят низкоинтенсивный характер и характеризуются отдельными убийствами, засадами, набегами, без четкой линии фронта.

Идлиб

Чтобы придать происходящему в Идлибе хоть некоторую осмысленность, «Ахрар-аш-Шам» направила часть своих сил к границам шиитского анклава Фуа, демонстрируя готовность активизировать операции против анклава. Все это дело с воздуха периодически накрывают ВКС РФ и ВВС США, причем американцы бомбят не очень разборчиво, в результате чего вместе с боевиками «Аль-Каиды», гибнет и немало гражданских. США уже вполне ясно обозначали, с «Ан-Нусрой» дел иметь не будут, поэтому в Идлибе идет фактическая охота на главарей связанных с «Аль-Каидой». Разведывательные дроны американцев летают над Идлибом и выявляют положение лагерей и штабов боевиков, после чего авиация наносит удары по ним. С декабря устранено уже 7 полевых командиров и несколько десятков боевиков.

Аль-Баб

Под Аль-Бабом, Турция так и не предприняла до сих пор штурма города, дожидаясь, пока я с юга подойдут части сирийской армии, которые уже находятся на подступах к Тадифу. По данным боевиков, до Аль-Баба САА осталось 7 километров.

Аль-Баб

Турки в свою очередь продолжают попытки окружить Кабайсин, но боевики пока удерживают выступ, который грозит превратиться в мини-котел, в котором останется порядка 200-300 боевиков. Признаков отхода боевиков из Аль-Баба пока нет, «черные» достаточно уверенно отражают турецкие наскоки в районе города и ведут сковывающие действия против САА наступающей с юга. Впрочем, серьезно затормозить продвижение САА они смогут лишь в районе Тадифа. Стоит так же помнить, что САА не обязательно должга стремиться к немедленному продвижению к Аль-Бабу.

Больше перспектив обещает движение на северо-восток, с целью отрезать группировку Халифата в Аль-Бабе от основной территории Исламского Государства. Для этого, САА должна соединится с турецкой армией к востоку от Тадифа. Такой вариант перспективен тем, что под угрозой окружения и дальнейшего уничтожения аль-бабской группировки Халифата, командование «черных» в северной Сирии может решиться на отход основных сил по образцу оставления Дабикского выступа, что позволит избежать мучительных боев за город.

Главная интрига происходящего заключается даже не в том, когда именно Халифат здесь потерпит поражение (это уже неизбежно), а в том, кто возьмет Аль-Баб. Несмотря на громкие заявления турок, сами они почему то не спешат штурмовать город. Весьма вероятно, его судьба является предметом кулуарных договоренностей России, Ирана и Турции, в рамках которых Аль-Баб могли как пообещать Эрдогану, так и поставить его перед фактом, что Аль-Баб должна освободить сирийская армия. Пока же, в отношении того, кто возьмет Аль-Баб, сохраняется примечательная неопределенность.

Алеппо

За последние недели, в ходе наступления САА к Аль-Бабу, была освобождена значительная территория к северо-западу от авиабазы Кувейрис, а так же несколько десятков населенных пунктов.

Алеппо

Одновременно с этим САА прощупывает оборону Халифата к югу от авиабазы Кувейрис, обозначая свои намерения связанные с освобождением Дейр-Хафира. После вероятной потери Аль-Баба, именно Дейр-Хафир станет главным препятствием для САА при продвижении к Евфрату. Бои на данныом этапе идут к востоку от Джаббула, примерно там же, где САА остановилась в ноябре 2015 года, после деблокады Кувейриса.

Кризис в районе Ханассера как и ожидалось, оказался локальным. Халифат провел очередную набеговую операцию, после чего «пожарные команды» уже традиционно восстановили положение. Наступление в направлении административных границ провинции Ракка замедлилось, так что можно говорить, что локальный тычок «черных» определенный успех все же имел. Иран сейчас пополняет понесшие в этих боях потери подразделения «Лива Фатимиюн». К западу и югу от Алеппо без существенных перемен.

Ракка

Наступление курдов на Ракку ожидаемо замедлилось. Халифат отвел основные силы поближе к городу, где и начал оказывать более серьезное сопротивление, нанося контрудары и более активно используя смертников. Потери курдов сразу поползи вверх, а недостаток тяжелой техники сразу начал сказываться.

Ракка

Тем не менее, они сохраняют оперативную инициативу и при поддержке американцев пытаются поддавливать «черных» к западу от города, попутно прощупывая основную оборону к северу от Ракки, где уже провалилось два наступления на столицу Халифата. Среди активных планов, которые могут быть реализованы в ближайшее время, отмечается обходной маневр северо-востока, чтобы выйти к восточным окраинам Ракки и взять таким образом столицу Халифата в полукольцо, чтобы затруднить «черным» оборону.

В качестве альтернативы, рассматривается вариант с форсированием Евфрата и взятие Табки, чтобы перерезать сообщение между Раккой и войсками Халифата в северной Сирии, а так же поставить блок на пути возможного наступления САА в провинцию Ракка. США еще в 2016 году обеспечили курдов инженерной техникой и понтонным парком, так что в теории вариант с форсированием Евфрата вполне возможен, хотя и рискован.

В целом, курды и США пока занимаются подготовительными операциями, создавая предпосылки для штурма Ракки, который может состояться в ходе весенне-летней кампании 2017 года. Многое в реализации этих планов будет зависеть от российско-американских договоренностей по Сирии и от того курса, который администрация Трампа выберет в в сирийской войне и в курдском вопросе.

Тияс

В районе Тияса продолжается вялотекущее наступление САА, которая за последнюю неделю расширила зону контроля вокруг авиабазы и пытается продвинуться в районе перекрестка дорог в направлении Хувайсис-Джазал.

Тияс

Одновременно с этим к югу от авиабазы и к востоку от Аль-Карьятейна, САА и «Хэзбалла» оттесняют боевиков в пустыню, пытаясь обеспечить южным фланг группировки, которая должна продвигаться в сторону Пальмиры. Сирийское командование вполне здраво рассудило, что вытягивать узкую кишку вдоль трассы Тияс-Пальмира очень рискованно и можно легко получить удары во фланг, пытается сначала обеспечить фланги и измотать боевиков, чтобы потом уже в более благоприятной обстановке продвигаться к Пальмире, попутно создавая оборонительные позиции в районе нефтяных полей к северу от трассы и прикрываясь от удара из пустыни с юга.

Быстрого продвижения к Пальмире тут пока можно не ждать, сначала надо решить ряд локальных оперативных задач. Инициатива здесь вновь перешла в руки САА и можно говорить о том, что сирийцы здесь уже полностью оправились от декабрьского поражения. Халифат же здесь пока что занят активной обороной, для более активных действий ему придется снимать войска из под Дейр-эз-Зора или Ракки.

Каламун

Продолжаются бои в восточном Каламуне, где САА смогла после переброски подкреплений, потеснить Халифат в районе поселка Аль-Румма и отогнать боевиков в пустыню. В расположенном рядом анклаве «зеленых» заявили, что они тоже начинают наступление против Халифата, которые по сути вылилось в занятие куска пустыни и брошенных позиций Халифата, войска которого отошли на северо-восток.

Каламун

Сирийцы развернули на занятых территориях дополнительные опорники для прикрытия ключевой дороги. В целом, несмотря на высокую интенсивность боевых действий, эти бои вряд ли смогут повлиять на общую ситуацию, хотя при увеличении нагрузки на операцию, можно заняться как зеленым анклавом, так и продвижением вдоль трассы на северо-восток, в направлении Пальмиры, чтобы обеспечить южным фланг группировки САА в восточном Хомсе. Для этого назад взять поселок Аль-Барда и расположенным рядом с ним перекресток дорог.

Итоги

В целом, пока политическая платформа кампании 2017 года еще не определена (мирные переговоры пока зависли, позиция США переформатируется, нет ясности с курдским вопросом, не ясны параметры сделки РФ, Ирана и Турции), стороны продолжают заниматься улучшением своих позиций к весенней кампании 2017 года. У САА в принципе дела идут хорошо, если не считать проблем с Дейр-эз-Зором.

Инициатива на большинстве направлений прочно удерживается, поставки оружия из России и добровольцев из Ирана, подготовка нового армейского корпуса, который вооружает Россия, высвобождение дополнительных сил при капитуляции «зеленых» анклавов, расширят возможности САА для ведения наступательных операций в ходе весенне-летней кампании. Переход Турции на роль попутчика российско-иранской коалиции, а так же гражданская война между «зелеными» боевиками, так же облегчают положение Асада.

Курды в целом продолжают улучшать свои позиции в провинциях Алеппо, Ракка, Хасаке, Дейр-эз-Зор, создавая более прочную почву для переговорах о своей роли в послевоенной Сирии. Они были вынуждены смириться с тем, что соединиться с Африном им не дадут и полноценного Курдистана вдоль границы с Турцией не получится. Сейчас они так же как и многие ждут прояснения позиции США по сирийскому и курдскому вопросу, что для курдов особенно важно, так как именно США на данном этапе выступают основными поставщими оружия для курдов и главными лоббистами их автономии.

РФ учитывает этот фактор, отсюда и предложения по федерализации Сирии связанные с появлением после войны курдской автономии в составе Сирии. Этот вопрос будет играть важную роль в переговорах РФ с США и Турцией, плюс не стоит забывать про то, что Асад не проявляет большого интереса к федерализации Сирии. Но это обсуждаемый вопрос.

Положение «зеленых» продолжает ухудшаться. Внутренняя междоусобица и перемена позиции Турции, сделали невозможным их военную победу и теперь они повиснув на ниточках турецкого и саудовского снабжения, по сути добиваются лишь включения в состав послевоенного правительства Сирии, все больше становясь разменной монетой в торге внешних участников войны, либо же выпадая в полный маргинес «плохого терроризма», что приводит к тому, что «Ан-Нусру» и компанию, одновременно бомбят и ВКС РФ и ВВС США. Именно «зеленые» в 2016 году понесли наиболее чувствительные поражения и их перспективы в кампании 2017 года весьма туманны.

Халифат отступает, но не сдается. Многочисленные противники режима Багдади со всех сторон обложили «мини-империю чистого ислама», сжимая вокруг нее кольцо. На февраль 2017 года стратегическое положение «черных» безрадостное — потерян Восточный Мосул, часть сил отрезана к западу от Киркука, Аль-Баб находится в полуокружении, курды и американцы подходят с севера и запада к столице, удачные операции под Пальмирой и в Дейр-эз-Зоре, позволили поддержать пошатнувшийся военный престиж Халифата, но они не решают главных проблем связанных с возобновлением операций САА против Халифата.

«Черные» проигрывают по численности и оснащенности своим оппонентам. Они могут убивать много сирийских, иракских или курдских солдат, проводить успешные контрнаступления, наводить ужас атаками смертников и устраивая кровавые казни в тылу, поддерживать лояльность населения на своей территории. Но это выглядит как затягивание борьбы с неизбежным концом, который будет долгим, мучительным и кровавым. Да, можно говорить о высоком качестве пехоты Халифата и эффективности тактики шахид-мобилей, но сокращение территории Исламского государства, куда как нагляднее демонстрирует текущие тенденции. Войну Халифат постепенно проигрывает. Но стоит помнить, что с гибелью режима в Ракке, Халифат не исчезнет. Борьба с многочисленными вилаятами и ячейками на территории других стран растянется на годы.

Турция в декабре и январе пережила своеобразный холодный душ, когда после первоначальных успехов операции «Евфратский щит», ее армия, которая считается одной из сильнейших в НАТО, не смогла добитсья успеха в ходе операций под Аль-Бабом. Серьезные потери в людях и технике, оставленные боевикам трофеи, деморализация подконтрольных боевиков, неспособность в полной мере выполнить задачи поставленные политическим руководством, все это серьезно ударило по престижу турецкой армии. Турки сделали определенные орг.выводы и постепенно отказались от шапкозакидательских настроений, с которыми они вступали в сирийскую войну, которая их тоже кое-чему научила.

Главную задачу тем не менее Турция решила — между курдскими территориями был поставлен блок и угроза создания независимого Курдистана снизилась. Попутно, Эрдоган смог вернуться в большую игру в Сирии, вовремя перебежав на сторону России и Ирана, с которыми он сейчас и заключает различные сделки призванные обеспечить интересы Турции в северной Сирии.

США сейчас стоят на перепутье. В пассиве у них вся политика Обамы последних лет и ее многочисленные неудачи и просчеты. В активе — желание РФ нормализовать отношения и курдский вопрос.

На данном этапе действия США в Ираке связаны с поддержкой наступления иракской армии и Пешмерги против Халифата, а в Сирии — с бомбардировками «Ан-Нусры» и поддержкой операций курдов в районе Ракки.

Трамп пока что поручил разработать план «победы над ИГИЛ (структура запрещена в РФ – ред.)», который должен быть представлен в марте. К этому времени должны стать известны первые результаты консультаций США и РФ по Сирии. Так что участие США в сирийской войне скорее всего будет оставаться инерционным еще некоторое время. Основные перемены последуют весной.

Российско-иранская коалиция на данном этапе с одной стороны продолжает активно подпитывать сирийскую армию людьми и техникой, при этом собственное участие в боевых действиях остается дозированным.

Одновременно с этим предпринимаются дипломатические шаги, направленные на закрепление успехов кампании 2016-го года и делаются попытки заключить сепаратный мир с Турцией и ее сирийскими миньонами, который позволит закончить сирийскую гражданскую войну в пользу российско-иранской коалиции. Если Турция в принципе готова при определенных обстоятельствах этому содействовать, то Саудовская Аравия и Катар выступают против подобного развития события. Позиция США и их сателлитов пока остается неясной в силу перемен в Вашингтоне.

Поэтому в дальнейших действиях России и Ирана будет сохраняться определенный дуализм — они и дальше будут обеспечивать возможность для Асада вести войну и побеждать в ней, и одновременно будут стремиться к заключению устраивающего их мира, где именно Москва и Тегеран окажут решающее влияние на формирование послевоенной Сирии. Основные параметры такого мира, к которому стремятся Россия и Иран:

1. Сирия остается территориально целостной. Никаких «свободных Курдистанов», никаких «Идлибских республик».

2. Сирия остается светской. Никакого государственного шариата. Никакого доминирования шиитов или суннитов.

3. Сирия должна федерализоваться в рамках реформирования в демократическую федеративную республику, с учетом интересов курдов и части «умеренной оппозиции», что необходимо для установления внутреннего мира.

4. Асад безусловно остается на переходный период и может принять участие в выборах президента. Победит он или нет, это уже вопрос другой.

5. Россия и Иран сохраняют свое военно-политическое присутствие в Сирии.

Насколько у них это получится, покажет кампания 2017 года.

Colonel Cassad

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ;