Небольшой анализ украинской пропаганды

Киев

27 января в «Аксьон Франсез» состоялись дебаты о Донбассе между Николой Мирковичем (Nikola Mirkovic) из ассоциации Vostok и Флорианом Лемаршаном (Florian Lemarchand), представителем французских добровольцев из Киева. Vostok — работающая в Донбассе небольшая гуманитарная организация, которая с самого момента создания не смогла представить точной отчетности (скорректированные данные ждут уже три месяца). Флориан Лемаршан излагает грубую и лживую украинскую пропаганду. Никола Миркович отвечает ему общими фразами, как в плохой книге, и чаша весов быстро склоняется в сторону представителя Киева.

Раз у Флориана Лемаршана не было настоящего оппонента, в этой статье мы попытаемся восстановить истину вокруг его самых вопиющих утверждений. Каждое из них указано в тексте со ссылкой на запись. Для того чтобы позволить выборочное прочтение материала и представить его в качестве небольшого пособия по украинской пропаганде, цитаты защитника киевской хунты выделены курсивом и жирным шрифтом.

Первое заявление касается предполагаемого отказа Януковича от соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной. «Он (Евромайдан) последовал за поворотом Януковича, который отдал предпочтение партнерству с Россией, а не Европейским Союзом». Бывший президент Украины не отказывался от соглашения об ассоциации, а на время приостановил процесс, чтобы добиться финансового соглашения с Россией. Причем он никогда бы не сделал этого, если бы МВФ и ЕС сами бы не принудили его к этому отказом от дополнительной финансовой помощи.

Затем сторонник Киева объясняет нам, что «Украина — вовсе не плод воображения, она существует как народ на протяжении столетий». Никола Миркович довольно неплохо ответил на этот исторический нонсенс. Но он мог бы сделать акцент на настоящей проблеме страны, то есть отсутствии общей национальной идентичности. Запад Украины — католический или униатский, он был «озападнен» за время пребывания в составе Австро-Венгрии и противостоит православному востоку, который был частью Российской империи. Проблема Украины носит не исторический (то есть связанный с прошлым), а современный характер: все упирается в полнейшее отсутствие межобщинных скреп. Оранжевая революция начала объединять страну вокруг борьбы с коррупцией. Но та в итоге так никуда и не делась, и через два года украинцы разочаровались в переменах. С тех пор ничто больше не пыталось сблизить восток и запад. Более того, Евромайдан лишь стал катализатором раскола.

Далее, Флориан Лемаршан рассказывает, что проблема в том, что «Ситуацию на Украине по-прежнему можно охарактеризовать как неофеодализм. Я бы сказал, что Донбасс представляет собой прекрасный пример этого неофеодализма, потому что там есть богатейший украинский олигарх по имени Ахметов, который прибрал к рукам регион и правит им, как феодал». Но где же сейчас находится Ахметов? В Киеве или Москве? В Киеве, как и Игорь Коломойский до 2015 года… Таким образом, донецкий клан является прежде всего украинским.

Дальше идут другие стереотипы. Упоминается проблема потери языком официального статуса. «Русский не был запрещен этим законом, пусть тот и был составлен далеко не лучшим образом, а обстановка не способствовала принятию такого закона…» Наш женатый на украинке француз пытается сказать, что ничего серьезного тут не было, что российская пропаганда просто сделала из мухи слона. Среди своих аргументов он приводит максиму, которую не раз озвучивала покойная Наталья Пастернак: «Проблема государства, которое не может защитить свой язык, в том, что когда-нибудь оно не сможет защитить свою территорию» (в беседе эти слова повторялись дважды). Поэтому у нас есть полное право усомниться в его лживых заявлениях о пустячности лишения русского языка государственного статуса. По его словам, «на Украине нужно говорить по-украински». В своем цинизме он идет еще дальше: «Как это может быть мерой против русского языка, если большинство говорит по-русски?» Получается, что мы имеем дело с диктатурой, раз меньшинство угнетает большинство.

В качестве аргумента им постоянно приводится царский указ 1865 года о запрете украинского языка. Но тут, наверное, следовало бы напомнить об историческом контексте, то есть польском восстании 1861-1864 годов, одним из причин которого стали требования языкового характера. Украинский был запрещен не как региональный язык, а как вектор бунтарства и сепаратизма. Еще один немаловажный факт: запрету более 150 лет, а АТО ведется прямо сейчас.

Затем идет целая череда исторической лжи, опровергнуть которую не составляет труда.

Для начала, он говорит, что «на Кубани Ростов был этнически украинским». На Украине по примеру президента Порошенко переписывается не только история, но и география, потому что Ростов-на-Дону не относится к Кубани. Кубанские казаки — запорожцы, то есть потомки первых казаков, который объявили независимость от Польши. Во время раскола в гетманстве казаки с восточных берегов Днепра поддержали Россию. Чтобы отблагодарить их за помощь в войне с Турцией 1787-1792 годов, Екатерина II подарила им Кубань. Утверждение о том, что кубанские казаки — этнические украинцы, представляет собой ложный силлогизм вроде «раз все русские — славяне, то все славяне — русские». Кубанские казаки связаны с Россией в силу своей истории. Следует также напомнить, что украинские притязания на Кубань относятся к пан-украинизму. Тот же в свою очередь входит в список факторов, которые позволяют назвать украинский национализм фашизмом.

Далее: «Бандера умер в нацистском лагере». Первая ложь, которую, к сожалению, поддерживает Никола Миркович. Степан Бандера был убит в 1959 году в Вене сотрудником КГБ. Вот к чему ведет неумелая пропаганда: она оборачивается против себя. Хотя Бандера и не входил в ряды нацистов, он был фашистом, убийцей и антисемитом. То есть, ничем не лучше их. Более того, нацисты освободили его незадолго до окончания войны.

В рамках все той же Второй мировой войны упоминаются депортированные Сталиным крымские татары: «Нельзя не отметить, что крымские татары, коренное население, массово депортировались Сталиным». Как и на Евровидении-2016, причин тому не называется. Крымские татары были единственным европейским народом, который полностью сотрудничал с нацистскими оккупантами. Поэтому легко понять, что потерявшему 27 миллионов человек народу хотелось поквитаться с теми согражданами, которые активнее всего способствовали этим преступлениям.

Не забыли, разумеется, и про голодомор. «Напомню про голодомор. От 4 до 6 миллионов украинцев погибли из-за устроенного голода. Это геноцид. Кроме того, голодомор является историческим событием, которое дало ООН понятие геноцида». Как обычно, давайте поставим факты в исторический контекст. Речь идет о страшном голоде по всему СССР (а не только на Украине) в 1931-1933 годах. Он затронул Белоруссию, Центральную Россию, Кубань, Северный Кавказ, Казахстан, Южный Урал и Восточную Сибирь. Его породили НЭП, раскулачивание и абсурдность пятилеток. Голод был тем страшнее, что речь шла об аграрных регионах. Поэтому аргумент Флориана Лемаршана о том, что «деревням было проще справляться с голодом», говорит о его полном незнании темы.

Число жертв достигает 2,6-5 миллионов человек в зависимости от автора. Слово «геноцид» было создано для описания не голодомора, а убийства армян и холокоста Рафаэлем Лемкиным в 1944 году. Понятие впервые использовалось в ООН в 1946 году без какой-либо отсылки к Украине.

То, как активно сейчас всем этим пользуются, лишь в очередной раз подтверждает факт идеологической и русофобской фальсификации истории на Украине. На западе страны все вообще доходит до абсурда: там о голодоморе говорят с небывалым запалом, хотя этот регион тогда был частью Польши.

Переписав историю, Флориан Лемаршан приступает к предвзятому анализу текущих событий. Как верный сторонник Киева, он начинает с критики действий «российской армии» в Донбассе. Здесь можно было бы напомнить об отрицании этого факта представителями французской военной разведки или использовании кадров войны в Грузии для доказательства российского присутствия на Украине. Тем не менее, как и в случае с русским языком, Флориан Лемаршан чуть позже сам подрывает собственный аргумент: «У Украины никогда не было армии, в 2014 году украинская армия насчитывала 10 тысяч человек». «10 тысяч человек — это просто смешно». 10 тысяч человек — это фактически армия Кипра (при населении острова в 1 миллион человек против 51 миллиона на Украине). То есть, у российских войск вообще нет причин воевать с такой армией-лилипутом.

В подтверждение предполагаемого вторжения России приводится такой аргумент: «Разве кто-то может поверить, что несовершеннолетний умеет водить БТР, управлять танком и т.д.». Только вот Флориан Лемаршан забывает упомянуть, что на Украине все еще существует призывная система. Это означает, что каждый молодой человек должен пройти годовую военную службу. Поэтому в снимке несовершеннолетнего в танке или БТР нет ничего удивительного.

О воображаемом российском империализме говорится и через призму грузинского кризиса 2008 года: «Я не поверю, что Грузия напала на русские меньшинства, чтобы 150-милионная страна полностью ее раскатала». Так почему же тогда Грузия увеличила оборонный бюджет на 4333% с 2002 по 2007 год? И почему ее армия составляла планы вторжения в Южную Осетию и Абхазию, как говорил тогдашний министр обороны Ираклий Окруашвили?

Старая крымская пластинка тоже не забыта: «О чем говорит аннексия Крыма? Об этом: «Если у вас нет ядерного оружия, ваша территория не может быть в безопасности, и неважно, какие меморандумы вы подписали с великими мировыми державами. Если у вас нет такого оружия для защиты, у вас всегда могут отнять часть страны». Никто не мог напомнить ему, что Крым провозгласил свою независимость в 1994 году, и что Украина вернула его в свой состав с нарушением Будапештского меморандума? Означает ли это, что на Украине вспоминают про меморандумы лишь в том случае, если это выгодно для национальных интересов?

Затем идет уже совсем невероятное заявление, на которое Никола Миркович опять-таки ничего не возражает: «В Донбассе в 2014 году провели свой референдум о присоединении к России». Это в корне неверно. 11 мая 2014 года там действительно прошел референдум, только вопросом там была независимость: «Поддерживаете ли Вы Акт о государственной самостоятельности Донецкой народной республики?» Следует отметить, что Андрея Пургина сняли с должности как раз из-за планов провести такой референдум.

Вишенка на торте. Ободренный недостатком знаний оппонента Флориан Лемаршан пускается в самую постыдную из всех своих манипуляций: «Кто-то считал число иностранных добровольцев на украинской стороне? Их никогда не было больше 500. Причем когда я говорю об иностранных добровольцах, тут есть один забавный момент. Знаете, представителей какой национальности больше всего в „Азове» после украинцев? Русских. Русские пришли сражаться на стороне Украины. Это националисты, которые не считают Путина союзником. Причем их очень много. Я сам помогал через некоторые организации русским солдатам, которые сражались в рядах „Правого сектора». Вот, как на самом деле обстоят дела с русофобией. Русские сражаются вместе с украинцами. У них одна борьба, одни траншеи. Среди иностранцев в этих батальонах больше всего русских, а не американцев, перуанцев или кого-то еще. Это националисты, которые поняли, что дикое безрассудство Путина приведет Россию к гибели».

Да, в батальоне Азов действительно есть русские, но эти националисты, как их называет Лемаршан, на самом деле являются сторонниками теорий превосходства белой расы. При этом российский народ занимает огромную территорию от Белоруссии до Дальнего Востока и включает в себя в том числе туркменов, азиатов, бурятов, о которых так кричит расистская киевская пропаганда. Поэтому использовать понятие «националист» для характеристики подобных людей совершенно неправильно, что бы они сами не думали по этому поводу. Они являются выходцами из запрещенных в России партий и движений, которые нашли прибежище на Украине из страха преследования в родной стране. Это относится, например, к скинхедам ОД88 и ультраправой партии БОРН (Боевая организация русских националистов). В России БОРН считается неонацистским движением, которое причастно к убийству девяти человек, в том числе судьи Эдуарда Чувашова, адвоката Станислава Маркелова, журналистки «Новой газеты» Анастасии Бабуровой и чемпиона мира по тайскому боксу Муслима Абдуллаева. В числе бежавших активистов БОРН оказался его лидер Александр Паринов по прозвищу «Румын», который сейчас является одним из вербовщиков «Азова». То есть, нет ничего удивительного в том, что Флориан Лемаршан называет их противниками Путина. Это, кстати, многое говорит нам о его круге общения и, как утверждается, отсутствии неонацистов в «Азове» и ему подобных. Разумеется, мы не станем утверждать, что все украинские националисты — нацисты, однако все украинские нацисты явно находятся в их рядах.

Приведу еще две цитаты Флориана Лемаршана:

«Лучшие из добровольцев, которых я знаю, пришли с востока Украины… Азов был создан на востоке Украины. Ярош — родом с Днепра». Донбасс является самым развитым промышленным регионом Украины, что означает мощный приток мигрантов из других областей. Этот момент, кстати говоря, не раз отмечался в отчетах ЦРУ по программе Aerodynamic (1960-1970). По мнению американцев, иммиграция из Галиции формировала наиболее плодородную почву для распространения антисоветских идей в Донбассе. Это верно как в 1970 году, так и в 2017 году. Если человек живет на востоке Украины, у него не обязательно русские корни.

Вторая цитата еще больше подчеркивает необъективный и лживый характер озвученных заявлений: «У нас (во Франции) есть такая оборонная промышленность, при виде которой русские зеленеют от зависти. Я имею в виду, что они отстают о нас на 15-20 лет». Достаточно сравнить российский истребитель пятого поколения (T-50) с отметившим 25 лет Rafale, чтобы убедиться в несостоятельности такого утверждения.

В завершении Флориан Лемаршан приводит нам семейный пример: «Киев продолжает выплачивать пенсии. Дедушка моей жены живет в Луганске и получает там выплаты сразу с двух сторон, в рублях и гривнах». Киев действительно выплачивает пенсии, только за ними нужно ехать в подконтрольные его армии зоны. Пенсионерам приходится терять как минимум день, чтобы перебраться через линию фронта и вернуться обратно. Поэтому воспользоваться такой чисто украинской уловкой получается лишь у самых смелых или самых жадных.

Эта программа говорит нам, что инструменты киевской пропаганды во Франции все еще сильны и эффективны, несмотря на смерть Натальи Пастернак и харизматичного Василия Слипака. Пусть даже их ядовитая ложь больше не попадает во французский информационный мейнстрим, это не делает ее менее опасной.

Куртуа Лоран, Agora Vox, Франция

Перевод ИноСМИ