«Держись, Израиль! 20 января всё ближе!» — эти слова Дональда Трампа прозвучали 28 декабря, пять дней спустя после того, как прежняя администрация США впервые с 1980 года выступила с критикой политики правительства Нетаньяху и не заблокировала резолюцию СБ ООН от 23 декабря 2016 года, требующую от Израиля остановить незаконное строительство поселений на палестинских территориях.

Иерусалим

Отношения между Тель-Авивом и Вашингтоном к тому времени уже были прохладными, но не до такой степени, чтобы не вызвать волнения в политических кругах Израиля. Грозил скандал, и Трамп поспешил успокоить израильтян: «спешу на помощь».

Новый президент США начал с того, что выбрал новым американским послом в Израиле известного сиониста Дэвида Мелеха Фридмана, который является не только сторонником строительства еврейских поселений на оккупированной территории Западного берега реки Иордан, но и призывает к аннексии этой территории в пользу Израиля. Для руководителей Государства Палестина превращение «линии Фридмана» в официальный курс Вашингтона означало бы переход к открытой конфронтации, у которой не видно конца.

После этого Дональд Трамп заморозил «прощальный подарок» Барака Обамы Палестине – разовую финансовую помощь в размере 221 миллиона долларов.

В Тель-Авиве давно ждали подобных сигналов и, не откладывая дела в долгий ящик, перешли в наступление. В день вступления Дональда Трампа в должность президента США вице-мэр Иерусалима Меир Турджеман (Meir Turjeman) подписал давно подготовленное разрешение на строительство 566 домов для еврейских семей в Восточном Иерусалиме – аннексированном Израилем районе традиционного проживания арабов.

Если в своё время Джордж Буш называл израильскую политику строительства новых поселений «не полезной для мирного процесса», но уклонялся от обсуждения этой темы и поддерживал Израиль в СБ ООН, то Барак Обама на словах был решительнее. Правда, всё словами и окончилось. А введение санкций против Израиля вообще никогда не обсуждалось. И хотя после 1967 года Израиль не прекращал заселение палестинских территорий, всё же под давлением Вашингтона в Тель-Авиве «притормаживали». К примеру, приостановили реализацию 11 тысяч заявок на строительство новых домов.

И вот настали новые времена! Подписывая разрешение на строительство еврейских домов в Восточном Иерусалиме, Меир Турджеман гордо заявил: «Приход Дональда Трампа к власти изменил правила игры, и наши руки теперь не связаны. Теперь мы можем, наконец, строить. Это только начало. Теперь политическая ситуация в Израиле и в палестинских районах начнет стремительно меняться».

24 января правительство Нетаньяху официально объявило, что оно одобрило программу строительства на палестинских территориях 2500 новых домов.

Следует отметить, что ни в одном другом вопросе международной политики Трамп не позиционировал себя во время избирательной кампании столь определённо, как в своём отношении к Израилю. И он не давал повода сомневаться, что поддерживает Нетаньяху во всём. В том числе в «поселенческой деятельности» на Западном берегу.

Зять нового президента США Джаред Кушнер (Jared Kushner) финансирует израильских правых; семья Кушнеров поддерживает организацию «Американские друзья ешивы Бейт Эль» (American Friends of Beit El Yeshiva), активно лоббирующую «поселенческую деятельность». А возглавляет эту организацию упомянутый выше Дэвид Мелех Фридман. Он имеет репутацию неистового: называл Барака Обаму «неприкрытым антисемитом», а на Государственный департамент обрушивался за то, что это ведомство, по его мнению, 70 лет проводило политику антисемитизма. О своих израильских левых и лево-либеральных оппонентах, поддерживающих идею сосуществования еврейского и арабского государств в Палестине, Фридман говорит, что они «хуже капо» (полицейские в концлагерях, которых немцы назначали из евреев).

Большую и отнюдь не символическую роль в затягивании ближневосточного узла может сыграть и решение Трампа перенести посольство США из Тель-Авива в Иерусалим, разделённый на западную и восточную части. В 1980 году израильский парламент принял Закон об Иерусалиме как «единой и неделимой столице Израиля» и таким образом аннексировал Восточный Иерусалим, объединив его в административном отношении с Западным. Совет Безопасности ООН признал этот акт незаконным. Статус Иерусалима является одним из самых острых, если не самым острым, в палестино-израильском конфликте. Из этих мест никогда не исчезал призрак интифады.

Ещё туже может затянуть ближневосточный узел и отношение Трампа к ядерной сделке с Ираном: во время избирательной кампании он называл её «плохой сделкой, которую необходимо пересмотреть». Здесь также угадывается влияние израильского лобби, которое рассматривает соглашение с Тегераном как предательство интересов Израиля. В Тель-Авиве, вопреки фактам, продолжают считать, что соглашение открывает Ирану путь к атомной бомбе. Хотя провести ревизию этой сделки будет совсем не просто – под соглашением стоят подписи не только Ирана, но пяти ядерных государств плюс Германия.

Дмитрий Седов, ФСК