Россия наращивает свое военное присутствие в Алеппо, направив туда полицейское подразделение, состоящее в основном из мусульман-чеченцев. Делается это в рамках усилий по завоеванию умов и сердец в Сирии.

Кадыров и спецназ

На появившихся недавно видеозаписях русскоязычного информационного агентства можно увидеть, как подразделение под командованием чеченца патрулирует разрушенный город в бронированных машинах и бронетранспортерах.

Это свидетельствует о попытках Москвы проводить разъяснительную и пропагандистскую работу среди гражданского населения Сирии, где в рядах оппозиции преобладает суннитское большинство, а правительство возглавляют алавиты, принадлежащие к шиитскому исламу, в том числе, сирийский президент Башар аль-Асад.

«Я мусульманин-суннит, чеченец», — говорит командир подразделения майор Руслан Нумахаджиев. Этот репортаж подготовило информационное агентство ANNA-News, зарегистрированное в сепаратистском анклаве Абхазия, который отделился от Грузии при поддержке России. По словам командира, его военнослужащие действуют в рамках тщательно спланированной кампании по налаживанию контактов с мирным населением, находясь в районе, который раньше был центром суннитского сопротивления режиму в Дамаске.

«Мой заместитель по работе с личным составом шиит. В управлении батальона также есть буддист из Бурятии, есть православные», — говорит Нумахаджиев, подчеркивая этническое и религиозное многообразие России.

Российские военные начали интервенцию на стороне Асада осенью 2015 года, однако их действия в Сирии ограничивались в основном воздушными бомбардировками. Россия также развернула в ограниченном количестве свои сухопутные войска, включая спецназ, но очень редко говорит о их присутствии.

Российские официальные лица, напротив, открыто говорят о размещении батальона военной полиции в Алеппо, который в декабре перешел под контроль сирийских правительственных войск. Российский министр обороны Сергей Шойгу заявил в конце декабря, что это подразделение направлено в город для «поддержания порядка».

В Чечне, находящейся в северокавказском регионе России, после распада Советского Союза было две тяжелых сепаратистских войны, а конфликт между группировками боевиков и правительственными войсками продолжается до сих пор.

Российское государство усмирило этот регион, действуя порой весьма жестоко и грубо. Оно привлекло в свои ряды бывших боевиков, которые сегодня проявляют лояльность по отношению к Кремлю и ведут борьбу с повстанцами.

Хотя России удалось подавить местное сопротивление, в адрес проправительственных сил часто звучат обвинения в нарушении прав человека. Российские официальные лица оспаривают обоснованность таких утверждений.

Прокремлевский руководитель Чечни Рамзан Кадыров сообщил недавно в Инстаграме, что профинансирует работы по восстановлению исторической мечети в Алеппо. По его словам, батальон военной полиции «защищает гражданское население от террористов».

Российская военная полиция в Сирии, похоже, занимается и гражданскими делами. Она несет службу на блокпостах и обеспечивает безопасность в связи с начавшимися кое-где работами по восстановлению. Об этом свидетельствуют видеокадры из репортажа. Заместитель руководителя российского центра по примирению в Алеппо подполковник Александр Аксенов рассказал в видеорепортаже, что обстановка в городе остается напряженной, однако добавил, что местные жители «относятся к нам очень тепло».

На видеозаписи видно, как российские саперы обезвреживают неразорвавшиеся боеприпасы. Российская военная полиция также привлекается к оказанию элементарной гуманитарной помощи. На видеозаписи можно увидеть, как военные раздают продукты местным жителям.

Оппозиционная мониторинговая группа Aleppo 24, чьи активисты работают на местах по всей провинции Алеппо, подтвердила присутствие в городе нескольких сотен военных полицейских из России.

Она заявила, что подразделение, которым командует чеченец, взаимодействует с местными жителями в целом профессионально.

«Они нравятся людям, потому что ведут себя лучше, чем шабиха», — заявила эта группа, имея в виду военизированные проправительственные формирования Асада, которые получили большие полномочия с началом восстания.

Чеченское подразделение дает определенные преимущества сирийскому правительству и его военным спонсорам из России. Чеченские мусульмане-сунниты не только используют собственный боевой опыт, но и помогают русским налаживать связи с суннитской общиной Сирии, создавая противовес пользующимся поддержкой Ирана шиитским военизированным формированиям и проправительственным сирийским ополченцам.

«Правительство России очень хорошо понимает состояние сирийской армии и ее возможности по налаживанию управления в этом районе, — сказала Катя Сокирянская, возглавляющая российское представительство базирующейся в Брюсселе Международной кризисной группы. — Им нужно сохранить то, чего они уже добились».

Отправка в Сирию чеченцев вряд ли вызовет разногласия в России, где до сих пор сильны воспоминания о катастрофической советской интервенции в Афганистане в 1979-1989 годах. По словам Сокирянской, отправка этих профессиональных военных не вызовет той негативной реакции, которая вполне возможна в случае направления в Сирию российских призывников.

«Никто не будет жаловаться на то, что в Сирию посылают кадыровцев», — сказала она.

Нэйтан Ходж, The Wall Street Journal, США

Перевод ИноСМИ