Порошенко совершил блиц-визит в Берлин. Неожиданно приехал, неожиданно уехал. Что сказал или что хотел сказать немцам, осталось загадкой

Порошенко в Берлине: визит под канонаду или канонада под визит

Посудите сами, о том, что Порошенко собирается 30 января посетить Берлин, сообщил его пресс-секретарь в пятницу, 27-го. Буквально на следующий же день (как бы «случайно совпало») Донецк, Макеевка, Ясиноватая оказались под обстрелами такой силы, какую там не помнили уже год. 29-го начались стычки в Авдеевке. Чтобы 30-го Меркель начала совместный более чем краткий брифинг с Порошенко словами: «За несколько часов до встречи мы узнали, что никакого перемирия на востоке Украины нет».

Неужто только для того и затевалось? Поскольку иных логичных объяснений авантюрным действиям украинских военных, решивших вести анонсированное ими «ползучее наступление», нет — всем ведь было понятно, что подразделения мятежных республик обязательно ответят на него.

Обратите внимание, когда пресс-служба Порошенко сообщила о скоропалительном визите своего патрона в Германию, официально было заявлено, что он встретится с Меркель и обсудит вопросы экономического сотрудничества, поставки труб, позицию по «Северному потоку» и что-то в этом же роде. Да, и как бы между прочим — военный конфликт в Донбассе. Когда визит уже начинался, миру было сообщено, что Порошенко встретится с канцлером да с министром иностранных дел. Причем изначально никто не говорил, что поездка продлится более одного дня.

Судя же по дальнейшим сообщениям той же пресс-службы, Порошенко успел значительно перевыполнить данную программу, заодно проведя встречи с некими представителями германского бизнеса, с президентом Бундестага, с украинскими студентами, проходящими практику в Германии. Это все помимо запланированных встреч! Кроме всего прочего, он даже успел съездить с Меркель на место берлинского теракта, дабы возложить там цветы. То есть программа этого визита была явно перевыполнена с лихвой. После чего было официально объявлено, что президент Украины… в экстренном порядке прерывает свой визит, дабы решать якобы внезапно возникшую проблему в Авдеевке. Которая, напомню, возникла за день до поездки Порошенко.

Да что ж тут экстренного? Честно говоря, куда более экстренным выглядит возникновение этой незапланированной поездки, чем ее прерывание. Что еще должен был сделать или посетить Порошенко в ходе этого визита? Если что-то еще собирался сделать, то почему ж об этом не сообщили?

Почему-то в ходе блиц-брифинга, устроенного Меркель и Порошенко, практически ничего из анонсированных важнейших тем встречи (помните, трубы, «Северный поток») даже не звучало — впопыхах забыли, похоже, ради чего Порошенко ехал в Берлин. Тему экономического сотрудничества, правда, упомянули несколькими фразами, сообщив радостную новость — германский экспорт на Украину вырос за три квартала 2016 г. на 17%. Порошенко решил даже округлить эту цифру: «Резко вырастает объем нашего сотрудничества…, экспорт немецкий и импорт украинский дал рост почти в 20%».

Уверен, представителей германского бизнеса это заявление очень позабавило. Поскольку на момент прихода Порошенко к власти, экспорт Германии на Украину составлял более 6 млрд. долларов в год. А сейчас — менее 4 млрд. Такой вот себе «резкий рост».

Да, упав за первые два года постмайданной Украины почти вдвое, германский экспорт за 2016 год вырос где-то на 300 млн. долларов. Порошенко назвал эту небольшую цифру не просто «резким ростом», но еще и добавил: «И это существенная компенсация санкций для немецкого бизнеса».

Уж вот это заявление должно было просто ввергнуть немецких бизнесменов в ступор. В первый год действия санкций Германия не досчиталась 5 млрд. евро своего экспорта в Россию, во второй — еще 14 млрд. В 2016 г. это резкое падение продолжалось. То есть немецкие бизнесмены в результате действия санкций миллиарды на торговле с Украиной и десятки миллиардов на торговле с Россией. И теперь президент Украины радостно сообщил немцам: «А вот вам пара-другая сотен миллионов компенсации».

Но всем было понятно, что Меркель срочно вызвала своего украинского подопечного не для радостных реляций о «компенсациях» или для разговоров про «Северный поток». Судя по недовольному лицу Порошенко в ходе встречи с канцлером Германии, оставшейся чуть ли не единственным западным покровителем украинской власти, по головке его гладить за кулисами не собирались. Понятно, что единственная цель этой блиц-встречи заключалась в обсуждении войны.

Мы, конечно, можем лишь догадываться, что именно сказала Меркель. Да, наверняка она попыталась успокоить его сладкими речами о «необходимости продолжать санкции против России» (это было сказано и публично), о «единой позиции Европы» относительно украинского конфликта (единство мнений уже поставлено под сомнение в самом Евросоюзе). Но мое предположение: кто меньше всех сейчас заинтересован в резком обострении конфликта в Донбассе, так это Меркель.

В принципе, именно Меркель и частично Олланд на протяжении последнего года постоянно давали понять Украине, что Берлин и Париж до своих выборов 2017 года не хотят большой войны непосредственно на границах Евросоюза.

Если беженцы из 20-миллионной Сирии стали головной болью Меркель на четвертый год войны там, то каким кошмаром для нее может стать поток беженцев из 40-миллионной страны на четвертый год войны там. Причем из страны, которой давно уже обещан безвизовый режим.

Даже если без этого режима каждая очередная мобилизация на Украине приводила к значительному усилению миграции нелегалов в Европу, можно себе представить поток «безвизовых» украинцев, которые решат спасаться от войны в случае ее разрастания.

Олланду-то уже все равно. Да и Порошенко, похоже, о поддержке Франции может забыть — скорее всего, во второй тур президентских выборов там выйдут люди, довольно четко занимающие позицию, которая не понравится нынешнему Киеву.

А вот игнорирование страхов и проблем фрау Меркель украинский президент не может себе позволить — совсем ведь с довольствия могут снять. А, как говаривал персонаж «Свадьбы в Малиновке», «Какой я атаман, если у меня нету золотого запасу!»

Поэтому в год немецких выборов Порошенко может играть на обострение, клянчить деньги, напоминать о своих бедах очередным витком конфликта, но так, чтобы не переступить давно очерченную для него красную линию.

Тот факт, что западные СМИ не очень бурно и не так однозначно, как обычно, отреагировали на обострение конфликта в Донбассе, тоже является показательным для Киева сигналом. Чего стоит хотя бы статья на сайте «Радио Свобода», в которой довольно четко дается понять: причиной обострения конфликта являются не действия мятежных республик и тем более России, а та самая упомянутая выше тактика «ползучего наступления» Украины. Киев может долго винить «пророссийских боевиков», но скрыть предновогоднего заявления Турчинова о тактике отвоевывания территории «метр за метром» Киев тоже не сможет. И откреститься от него, списав данную авантюрную тактику лишь на самодеятельность неподконтрольных Киеву ультраправых боевиков также не удастся.

Меркель будет жестко требовать от Порошенко не провоцировать широкомасштабную войну. Как минимум до сентября. Но протянет ли Порошенко до сентября в условиях, когда его авантюры не будут поддерживаться Западом в той же мере, как раньше? Сомневаюсь.

Владимир Корнилов, Украина.ру