История продолжает отравлять польско-украинские отношения. Политики обеих стран в последние годы часто обмениваются заверениями в дружбе и добрососедстве, принимают совместные декларации об общих целях и задачах. Но глубинные разногласия на историческом фронте никуда не уходят. Польская сторона ставит вопрос ребром: полноценные отношения возможны лишь с признанием исторической правды об отрядах УПА-ОУН (структура запрещена в РФ – ред.).

Ярослав Качиньский

Лидер правящей партии «Право и справедливость» («ПиС»), по совместительству главный политик Польши Ярослав Качиньский, находился с визитом в Жешуве. Во время беседы в эфире местной радиостанции разговор зашёл о польско-украинских отношениях. Качиньский сразу дал понять, что эти отношения «сегодня находятся под знаком вопроса».

Более того, патриарх современных польских консерваторов заявил, что у него по-прежнему нет уверенности насчёт того, пойдёт ли Украина в направлении, которое устроит поляков. «Имеется в виду, будет ли она основывать свою историю на традициях УПА, на традициях организаций, которые совершали чудовищные преступления против поляков. Или, возможно, она откажется от этого пути», – сказал Качиньский.

Иными словами, сколько бы официальная Варшава ни поддерживала европейский выбор Киева и ни работала одним из ведущих адвокатов постмайданной Украины в Евросоюзе, глубинные разногласия между двумя странами сохраняются.

И польские политики не собираются замалчивать проблемные вопросы даже на фоне «российской агрессии» и гибридной войны, о которой постоянно твердит Киев. Как бы радушно ни проходили совместные встречи (включая дружелюбные визиты друг к другу на День независимости), Польша не намерена мириться с реабилитацией и героизацией УПА-ОУН украинской стороной. Для «ПиС» и лично Качиньского это принципиальный идеологический вопрос, определяющий отношения с Украиной. История для польских правых всегда была больше чем историей. Борьба за то, чтобы все соседи приняли польские трактовки исторических событий, – неотъемлемая часть государственной политики «Польши Качиньского».

Жешувские разборки

Несмотря на формальное сближение Польши и Украины после триумфа Евромайдана, столкновения польских и украинских националистов никуда не делись. Марши сторонников ОУН-УПА в западных областях Украины неизменно вызывают болезненную реакцию в Польше. Поляки отвечают собственными шествиями националистов, вооружённых антиукраинскими лозунгами, подчас самыми что ни на есть воинственными. Выпады радикалов регулярно осуждаются в нотах посольств обеих стран.

По обе стороны границы продолжаются нападения на кладбища и мемориалы, связанные с трагичными событиями 1940‑х годов, когда бойцы УПА совершали массовые убийства польского населения.

По оценке ведущего польского историка Гжегожа Мотыки, тогда от рук украинских националистов погибли порядка 100 тысяч поляков. Трения возникли даже из-за выхода польского фильма «Волынь» – украинский МИД настоял на переносе его киевской премьеры.

Символично, что Качиньский «поставил» знак вопроса над двусторонними отношениями в Жешуве. Именно этот городок на западе Польши в последнее время стал ареной польско-украинских трений. 24 января группа поляков избила там украинских студентов, которых местные обозвали «бандеровцами». Сделали они это после того, как узнали, что возвращающиеся после занятий в общежитие украинцы приехали из Львова.

В конце января в Жешуве проходил X Форум «Украина – Европа». Юбилейное мероприятие, которое должно было стать площадкой сотрудничества и диалога, обернулось нешуточным дипломатическим скандалом. За неделю до открытия Форума мэр Перемышля Роберт Хома отправился с деловым визитом на Украину. 17 января чиновника отказались пропускать через границу. Выяснилось, что он на пять лет попал в список персон нон грата. Узнав об этом, Хома сильно удивился – ведь он считал себя другом Украины, который горячо поддерживает двусторонние проекты. В украинском МИД объяснили, что мэр наказан за «антиукраинскую деятельность».

Деятельность эта представляла собой поддержку акций местных польских националистов, выступающих против последователей УПА.

Хома, в свою очередь, последовательный противник прославления образа вождей УПА, таких как Степан Бандера, и, по словам польской прессы, активный борец за историческую правду. Произошедшее произвело фурор. Польские спикеры стали массово бойкотировать Форум в Жешуве. От планов поездки с целью наведения мостов с украинцами отказались спикер Сейма Марек Кухчиньский и вице-спикер Рышард Терлецкий. Аналогичное решение приняли в МИД: замминистра иностранных дел Марек Циолковский заявил, что в Жешуве его не будет. Точно так же поступили несколько депутатов от «ПиС».

Украинские власти быстро спохватились и статус «невъездного» с Хомы сняли (польская пресса писала, будто на это потребовалась санкция президента Порошенко), но многие спикеры до Жешува всё равно не доехали, а Кухчиньский вместо него предпочёл посетить конференцию в Перемышле, посвящённую Карпатскому еврорегиону.

В итоге организаторам пришлось отменить панельную дискуссию на тему «Польша и Украина. Баланс добрососедства и сотрудничества».

Баланса не получилось, разговаривать было не с кем, отмечали присутствующие журналисты. Украинский посол в Польше Андрей Дещица заключил, что ему при таком раскладе тоже делать на Форуме было нечего, поэтому покинул мероприятие на день раньше. Фиаско Форума «Украина – Европа» – польско-украинские трения в миниатюре, наглядно показывающие, как разногласия вокруг истории могут омрачить самые позитивные моменты.

Правда и только правда

Против героизации УПА-ОУН решительно выступают абсолютно все польские партии – от консерваторов из «ПиС» до обвиняемых в пророссийских симпатиях леваков. Украинские власти тем временем избрали путь двойственной политики. На высшем уровне президент Порошенко совершает примирительные шаги. Так, во время посещения Варшавы он преклонил колено перед памятником жертвам Волынской резни 1943–1944 годов.

Одновременно с этим на Украине полным ходом идут мероприятия по реабилитации националистов. Поляки испытали шок, когда в апреле 2015 года Верховная рада горячо приветствовала польского лидера Бронислава Коморовского, протянувшего украинцам руку дружбы, а спустя несколько часов приняла закон Юрия Шухевича (сына одного из вождей УПА Романа Шухевича), признавшего украинских националистов борцами за независимость. Премьер Владимир Гройсман тогда пытался заверить поляков, что закон вовсе не антипольский, а антисоветский. Однако Коморовский тотчас заявил, что закон «делает невозможным польско-украинский исторический диалог, без которого нет примирения и решения важных вопросов».

Когда у руля в Варшаве встали консерваторы, неприятие любых попыток героизировать УПА-ОУН только усилилось. Польша объявила о переходе к «наступательной исторической политике». Ставшая премьер-министром Беата Шидло ранее говорила, что отношения с Украиной нужно обязательно строить на правде, а правда заключается в том, что убийства поляков на Волыни являются геноцидом.

Польша теперь официально считает так: летом Сейм признал Волынскую резню геноцидом, а не этнической чисткой с «признаками геноцида», как считалось с 2013 года. Днём памяти жертв геноцида стало 11 июля.

Украина пыталась протестовать, но поляков удалось убедить лишь повременить с решением до конца июльского саммита НАТО в Варшаве. Выступая на 73‑й годовщине начала резни, польский президент Анджей Дуда вновь говорил о важности задачи добиться от украинцев признания исторической правды. «Историческая правда необходима, потому что только на ней могут строиться хорошие отношения, – пояснял президент. – Возможно, многим будет нелегко это принять, но мы должны продолжать (свою политику – прим. RuBaltic.Ru), чтобы строить хорошие отношения, даже когда это сложно».

Дуда выразил надежду, что Украина изменит собственные законы, потому что иначе исторической правды не добиться. Соответственно, не добиться и по-настоящему искренних и добрососедских отношений. Данная позиция очень важна для «ПиС». В погоне за тактической выгодой Качиньский может поддержать украинцев, может даже слетать в Киев, чтобы на одной сцене с лидером националистической партии «Свобода» Олегом Тягнибоком кричать на Майдане «Слава Украине!». При этом, подчёркивает Gazeta Wyborcza, по возврате домой он всегда будет выступать против героизации УПА, потому что того требует его электорат. Поэтому, даже если «ПиС» захотят изменить свою позицию по историческим вопросам, они не смогут этого сделать.

Украинские СМИ уже называют высказывания Качиньского ультиматумом: дескать, или УПА, или Польша.

На самом деле Качиньский просто лишний раз озвучил простые истины: деяния украинских националистов поляки не простят и никакой Евромайдан, и даже общий фронт по отражению «российской угрозы», данный факт не изменит. Историческую правду это не отменяет, сообщает польская сторона. Для того чтобы «исправиться» и рассчитывать на полноценные отношения с Польшей, Украине придётся предпринимать конкретные шаги: извиниться, следом за Варшавой признать Волынскую резню геноцидом (а не общей трагедией двух народов, одинаково виноватых друг перед другом), отменить пару собственных законов, реформировать Институт национальной памяти, чей директор Владимир Вятрович отрицает концепцию волынского геноцида и постоянно вступает в полемику с польскими историками.

Сдавать позиции украинские власти не собираются, поэтому, если слова Качиньского и были ультиматумом, можно ожидать, что Киев его проигнорирует.

Сделает это в той же манере, что и польские депутаты, когда они отказывались услышать мольбы своих украинских коллег не принимать законы о геноциде. Польским националистам чрезвычайно сложно найти общий язык с украинскими националистами по вопросам истории, особенно когда в обоих случаях под угрозой оказывается национальная идеология, ставшая частью государственной политики. Поэтому стычки и взаимные нападки из-за печальной истории более чем 70‑летней давности будут продолжаться. Как и на многострадальном Форуме в Жешуве, они останутся фактором-раздражителем, «ложкой дёгтя» на встречах и в совместных начинаниях.

RuBaltic.Ru