В Госдепе, похоже, настоящих буйных мало. Просто нету вожаков. Одно начальство ушло, другое не утвердили. Вот они и разболтались. Бунт на корабле – это, вероятно, последнее, что им осталось перед списанием на берег.

«Письмо в редакцию»

«Обидно, честное слово. Ничего не сделал, да. Только вошел». И ведь, правда, как вошел, так ничего и не сделал. Из того, что не обещал. Все строго по прейскуранту. Obamacare, ТТП, стена, мигранты. Ничего лишнего. Ничего и никого. Но шум, гвалт, митинги, протесты. То розовые шапочки на голове, то Кораны в руках. Все смешалось. Им надо выходить в розовых хиджабах, чтобы сразу на все случаи Трампа. А тому, в отличие от «товарища Саа… ах, какого жениха», наверное, и не обидно вовсе. Он же знал, на что пошел.

Хотя уже и Госдеп взбунтовался. Несколько сотен его сотрудников, в основном, средней руки, этой самой рукой и сочинили главе государства средний палец – «депешу несогласия». Есть у них такая форма дипломатического общения с высшим руководством. Первый раз ее применили во время войны во Вьетнаме. Последний – во имя войны в Сирии. В прошлом году подчиненные Джона Керри потребовали от Барака Обамы активных действий против Дамаска. То есть, в переводе с их понимания демократии на сермяжную правду, новых жертв и новых беженцев.

Они и сегодня – за беженцев. Так что в их случае последовательность соблюдена. Видимо, Трампу пишут те же люди. Те, кто выжил в катаклизме, пребывают в пессимизме. Они убеждают, что его миграционные указы противоречат американским ценностям, вредят экономике, не способствуют безопасности и ведут к неизбежному росту антиамериканских настроений в мире с риском для борьбы с терроризмом. Иными словами, все пропадает. Не Штаты, а Бермудский треугольник. Оттого-то «им бермуторно на сердце и бермутно на душе». Сотни их предметно воют, раскалились добела. Вот как сильно беспокоят иммигрантские дела.

В общем, во субботу, чуть не плача, вся госдеповская дача к справедливости рвалась. Знали бы, что в репертуаре Владимира Высоцкого уже есть шаблон для подобных писем в «дорогую передачу» – могли бы «поесть, помыться, уколоться и забыться», а не оттачивать формулировки. Хотя есть у них и доморощенный вариант. От экс-госсекретаря Мадлен Олбрайт. Та в отместку Трампу пригрозила принять ислам. Я, говорит, в этой жизни и так кем только ни была. Всеядная тетенька. Впрочем, это она показала, еще когда Югославию проглотила. По кусочкам.

Ей бы для чистоты эксперимента с верой не в США в никаб обряжаться, а сразу, скажем, в Йемене. Ну, чтобы там и остаться. По крайней мере, на те 90 дней, что действует запрет Трампа на въезд. Она может. А в Госдепе, похоже, настоящих буйных мало. Просто нету вожаков. Одно начальство ушло, другое не утвердили. Вот они и разболтались. Бунт на корабле – это, вероятно, последнее, что им осталось перед списанием на берег. Собственно, именно такую перспективу им и предложил как альтернативу субординации  пресс-секретарь Трампа Спайсер. Или подчинение, или вперед и с песней в ряды «городских сумасшедших». У тех как раз Обама – опять их президент.

А тот тоже вспомнил, откуда есть пошел. Махнул клюшкой и поддержал между лунками гольфа акции протеста. Что касается Госдепа, то в своем «письме в редакцию» они забыли волшебное слово. В «Высоцком стиле» это могло прозвучать примерно так. Пусть безумная идея – отмените свой указ. Извиненья принимаем. Это будет в самый раз. Без почтенья, дата, подпись. Отвечайте быстро, ну. Если же не отзоветесь, мы напишем Путину.

Михаил Шейнкман, РИА Новости