Версий, объясняющих, что лежит в основе нынешнего обострения на донбасских фронтах, немного и все они уже так или иначе сформулированы на разных ресурсах и в соцсетях. Но какая из них имеет больше прав на существование?

Обострение в Донбассе: первые итоги

Основная утверждает, что в виду того, что президент США Дональд Трамп, говоря о продлении режима санкций против России, фактически вытряхнул Украину из повестки, украинский лидер Порошенко решил увеличить цену того единственного товара, который он уже в течение трех лет беспроигрышно продает на Запад. Этот товар — война с Россией, и в преддверии достаточно рядовой поездки в Берлин фронт в Донбассе заполыхал, притягивая к себе внимание европейских союзников Киева.

Вторая версия настаивает на том, что украинский лидер пытается «продать» войну на внутреннем рынке в надежде обездвижить майданную оппозицию, которая уже сумела развалить проправительственую коалицию, и настаивает на досрочных парламентских выборах с прицелом на перевыборы президента.

Есть и еще одна гипотеза, предложенная пресс-секретарем президента России Дмитрием Песковым. Суть ее сводится к тому, что причиной внезапного ухудшения ситуации на фронте явилась самодеятельность отдельных боевых подразделений, плохо контролируемых Киевом.

Это предположение, однако, не в состоянии объяснить масштабы внезапно возобновившихся артобстрелов почти по всей линии соприкосновения и попытки прорыва на разных участках. В состоянии ли одно или даже несколько добровольческих образований поставить на дыбы фактически весь донбасский фронт, растянутый на десятки километров?

Все же большинство комментирующих сходятся на том, что отмашку на обстрелы Донбасса и локальные атаки отдавал Порошенко из чисто инструментальных соображений — стремясь решить те или иные политические проблемы. Теперь самое главное — понять, как будут развиваться события: наберет ли ситуация инерцию и превратится в затяжное с локальными боями и непрекращающимися обстрелами противостояние или все закончится так же неожиданно, как и началось. Увы, для сколько-нибудь обоснованных выводов не хватает единственного фактора — вменяемой украинской власти, которая действовала бы, пусть и цинично, пуская под нож десятки собственных военных, но все же исходя их имеющихся реалий, а не из собственных фантастических представлений о происходящем на линии соприкосновения.

Такой власти на Украине нет, война, даже если она и не приносит Киеву ожидаемых дивидендов, все равно рассматривается как фактор, из которого при благоприятной конъюнктуре можно выкружить некоторую выгоду как в виде ложных обвинений в адрес России, которая якобы несет ответственность за обострение, так и в форме мобилизационной удавки, накинутой на шею оппозиции. С другой стороны, судя по реакции Ангелы Меркель, которая устало заявила на встрече с Порошенко в Берлине, что должны перестать стрелять все стороны, сегодня уже той безоговорочной поддержки любой киевской авантюры, на которую Киев мог рассчитывать еще несколько месяцев назад, нет и в помине.

Даже наиболее последовательная сторонница Украины в лице канцлера Германии не может себе позволить повторять за украинским президентом бессмысленные мантры о российских оккупантах, провоцирующих бесконечные столкновения.

Судя по тому, что ни о какой серьезной активности, позволяющей думать, что ВСУ готовились к широкомасштабному наступлению, речи не идет — по сути, все дело свелось к обмену массированными артиллерийскими ударами — нынешний всплеск безумия носит все же локальный и временный характер, и в ближайшие день-два интенсивность обстрелов начнет сходить на нет. Ведь для того, чтобы заткнуть оппозицию Порошенко нужно начинать настоящую, полномасштабную войну, для которой нет ни сил, ни достаточной уже сегодня международной поддержки.

Как бы там ни было, в нынешней ситуации Донбасс может чувствовать себя куда уверенней, чем два с лишним года назад. Зимой 2014-го весь Донецк подвергался массированным обстрелам, снаряды залетали во все районы, городское пространство было небезопасным практически процентов на 60-70. Сейчас прилеты в центр все же являются скорее исключением, артиллерия бьёт по территориям, расположенным в непосредственной близости от линии соприкосновения. Отсутствует вероятность прорыва ВСУ на территорию республик, тогда как в 2014-м это могло произойти в любой момент. Это продемонстрировали и бои на Светлодарской дуге, и нынешние бессмысленные и завершившиеся провалом атаки в районе Авдеевки или у ясиноватского блок-поста.

Донбасс уже собственными силами может отстоять себя, а на случай форс-мажора в резерве всегда имеется в наличии ресурс «северного ветра». Минобороны Украины знает о «красных линиях», пересекать которые не стоит, чтобы не загнать себя в очередную мясорубку с гигантскими потерями.

Андрей Бабицкий, Украина.ру