27 января Дональд Трамп провел свою первую встречу с лидером иностранного государства. Им стала Тереза Мэй – премьер-министр Великобритании, которой в Вашингтоне объяснили новые правила игры.

Насколько сильно Вашингтону Трампа нужен Лондон

Поторгуем?

До прихода Дональда Трампа Великобритания позиционировалась как главный союзник Соединенных Штатов. И целью визита главы британского правительства было убедиться в том, что так и останется в будущем, ведь после отказа Лондона от европейского будущего зависимость Великобритании от США резко возросла. Однако нужен ли Вашингтону Трампа Лондон настолько же сильно? И дело даже не в том, что британская элита должна отвечать за свои слова (в ходе предвыборной кампании в США и Тереза Мэй, и ее министр иностранных дел Борис Джонсон критиковали Трампа за его несистемность), а в том, что интересы Великобритании и США начинают расходиться.

Конечно, нельзя сказать, что схожесть взглядов Мэй и Трампа ограничивалась лишь красным цветом галстука американского президента и костюма британского премьера. Оба поддерживают идею выхода Великобритании из ЕС. «Brexit будет замечательной вещью для вашей страны. Когда он завершится, вы сможете иметь свою идентичность, сможете принимать тех людей в своей стране, которых вы хотите. Вы сможете иметь свободные торговые соглашения без того, чтобы кто-то следил за вами и за тем, что вы делаете», — заявил Трамп.

Оба заинтересованы в том, чтобы торговое соглашение между Великобританией и США было максимально эффективным. Это соглашение должно компенсировать Лондону бонусы от членства в ЕС, а также стать заменой для США Трансатлантического партнерства (от которого Трамп отказывается как от многостороннего соглашения о свободной торговле).

В итоге после диалога с Трампом (причем в отсутствии американского министра торговли – эта должность пока вакантна) Тереза Мэй заявила, что переговоры о заключении двустороннего торгового соглашения начнутся в ближайшие месяцы. Все для того, «чтобы после выхода из ЕС Великобритания возродилась и стала еще более оснащенной и еще более уверенно занимало положенное ей место в мире».

И этим очень недовольны в ЕС. Формально потому, что пока Британия является частью Евросоюза, она не имеет права вести подобного рода переговоры. Фактически же в Брюсселе опасаются выгодного варианта договора для Лондона. Ведь если благодаря этому соглашению экономика Великобритании, вопреки мантрам евробюрократов, не рухнет в пропасть после выхода страны из ЕС, то это станет дополнительным аргументом для сторонников Фрекзита, Некзита и других «экзитов» в остальных странах Евросоюза.

Что, по мнению некоторых экспертов, и нужно Дональду Трампу, который готов заключать аналогичные соглашения и с другими евросепаратистами. Если, конечно, они появятся.

Старое НАТО, новые цели

Оба отчасти заинтересованы в Североатлантическом альянсе. Ранее Трамп говорил о том, что НАТО устарело. На пресс-конференции же с Терезой Мэй президент подтвердил, что он на 100% поддерживает альянс.  Некоторые журналисты попытались сделать из этого еще одно доказательство колеблющейся позиции Трампа, однако никаких колебаний тут нет – оба тезиса не противоречат друг другу.

НАТО является одним из важнейших инструментов контроля США за Европой и проекции американской мощи на евразийском пространстве, и президент не собирается выбрасывать его на помойку истории. Другое дело, что в нынешнем состоянии альянс, по мнению Трампа, не до конца эффективен и нуждается в модернизации.

Дело не только в том, что страны-участницы, по мнению президента, не платят столько, сколько должны платить, и это несправедливо по отношению к США», но и в цели организации. Трамп не говорит об этом прямо, но, как и многие эксперты, понимает, что консолидация членов НАТО вокруг «отражения угрозы со стороны России» неэффективна, поскольку это консолидация вокруг ложной цели.

Тереза Мэй говорит о «суровом соседстве» стран Прибалтики, которых нужно защищать, но Трамп (ранее предложивший недовольным соседом прибалтам съехать в по-настоящему суровую Африку) видит целью организации защиту США и западного мира от реальных угроз, таких, как международный терроризм. Причем защиту в партнерстве с Россией. И вот тут его позиция отличается от взглядов Мэй и других представителей нынешней русофобской европейской элиты.

Но, с другой стороны, что они могут сделать против основного спонсора альянса? Особенно Тереза Мэй, чья страна все больше и больше зависит от США в военном плане.

«Взаимодействие между Соединенным Королевством и Соединенными Штатами в обороне является самым глубоким, широким и продвинутым», а закупка американских истребителей F-35 для британских авианосцев «гарантирует наше присутствие на море и повысит нашу способность проецировать свою военную мощь во всем мире на годы вперед», — заявила Мэй.

Оборонные расходы стран НАТО в 2016 году

Путин раздора

Однако по некоторым вопросам позиции Трампа и Мэй противоположны, и стороны дали это понять на пресс-конференции.

В частности, они не разделяют взгляды друг друга на Россию. Накануне визита британского премьера в Вашингтоне прошел слух о том, что Дональд Трамп готовит не просто закон о снятии санкций с России, а об одностороннем снятии, без какой-либо пакетной сделки с Москвой.

На пресс-конференции по итогам встречи с Терезой Мэй американский президент, конечно, эти слухи опроверг и отметил, что говорить о снятии санкций пока рановато. А Мэй добавила традиционную европейскую формулу о том, что «санкции должны оставаться в силе до полного выполнения минских соглашений (которые не выполняет Украина, а страдает за это Россия – Г.М.)».

Однако Трамп, что интересно, никакого одобрения этой формуле не высказал. Он заявил о готовности выстраивать диалог с Владимиром Путиным, и ни слова не упомянул ни об украинском предусловии, ни о согласии на требование украинского МИД позволить представителю Киева присутствовать на всех американо-российских переговорах.

Вместо этого, к вящему ужасу Мэй, Трамп заявил, что намерен довести российско-американские отношения «до такого же высокого уровня, как американо-британские». Тем самым, по мнению европейского издания Politico, давая понять, что особые отношения между США и Великобритании могут перестать быть особыми.

Понятно это стало не только из-за намека на Путина, но и из-за поведения Трампа в отношении своей собеседницы.

И дело тут даже не в том, что администрация президента Трампа, рассылая письма с расписанием визита госпожи Мэй, ошиблась в написании имени британского премьера.

Трамп сам вел себя грубовато в отношении лидера Великобритании. Например, когда Мэй задали вопрос о конфликте Трампа с Мексикой, президент ответил журналистам, что, по его мнению, «есть целый ряд вопросов, вызывающих большее беспокойство премьер-министра, нежели мексиканско-американские отношения».

Мэй вынуждена была публично с ним согласиться. Или же когда глава британского кабинета министров дала слово репортеру BBC, и тот задал Трампу стандартный вопрос о «беспокойстве» Европы в связи с позицией нового президента в отношении пыток, русских и мусульман, Трамп повернулся к Мэй со словами «Вы хотели, чтобы был задан этот вопрос? Вот такие вот у нас отношения».

Да, интонация была шутливая, однако даже в шутке Трампа есть лишь доля шутки. Он не просто дает понять союзникам, что нужно отвечать за оскорбления в его адрес. Трамп показывает, какими видит будущие отношения между США и Великобритании. Бывший министр экономики Франции Эммануэль Макрон назвал их «вассальными», и, судя по всему, он недалеко от истины.

Геворг Мирзаян,
доцент Финансового университета при правительстве РФ, РИА Новости

Метки по теме: ; ; ; ; ;