За бурным праздником, когда гуляют как в последний раз, всегда наступает мучительное, беспросветное похмелье. Такое, что белый свет не мил.

Такое случается и в масштабах целой страны.

Тяжёлое украинское похмелье

Сначала все скачут, хором орут «москаляку на гиляку», скандируют «Украина – це Европа», скидывают памятники Ленину, славят «революцию достоинства».

А потом…

В Киеве на улице Грушевского почтили память первых так называемых «героев небесной сотни» Сергея Нигояна и Михаила Жизневского, которые погибли во время Майдана. Активисты исполнили Гимн Украины, почтили память погибших националистов  и зажгли свечи, сообщают украинские СМИ.

Правда, почтить память погибших пришли лишь около тридцати человек.

Не тридцати тысяч – а тридцати человек!

«Революция достоинства, евроинтеграция, реформы» – даже те, кто еще вчера был «патриотом Украины», уже не верят в лозунги, когда-то звучавшие на Майдане.

Наступает тяжелое отрезвление, вкупе с разламывающим голову похмельем от несбывшихся обещаний и посулов, – похмельем, которое длится уже три года!

Последние социологические опросы показывают, что подавляющее большинство украинцев уже перестало верить в евроинтеграцию и предоставление Украине «безвиза» в ближайшие два года. Да и вопрос этот, сказать по правде, для рядового украинца отошел на второй, если не третий план.

У людей нынче совсем другие проблемы: где найти работу, чтобы прокормить семью, как заплатить за квартиру или купить дорожающие лекарства. Проблемы выживания с каждым новым месяцем становятся все более острыми. Многие люди поставлены на грань нищеты, и по сути, физического выживания.

Дадут безвиз или не дадут – какая, по большому счету разница: поездки в Европу стали для большинства украинцев не по карману. А право на работу, как уже все поняли, в Евросоюзе украинцам давать не собираются.

В Брюсселе, Берлине и Париже не знают, что делать беженцами-иждивенцами из Африки и Ближнего Востока, уже находящихся в ЕС, – и впустить к себе еще несколько миллионов украинцев просто похоронят Евросоюз в его нынешнем виде.

Путь даже украинцы-гастарбайтеры, в отличие от нынешних «беженцев», готовы работать.

Впрочем, и этот вопрос решается, пусть и вне рамок закона. Не дают официальное право на работу, значит поедем нелегалами в Польшу или Словакию: собирать клубнику и цветы, разносить в барах пиво или убирать за пенсионерами утки. Сотни тысяч украинцев вынужденно выбрали такой путь, чтобы выжить самим и кормить своих детей или престарелых родителей.

И сразу некогда стало скакать и думать о «гидности». Работай с утра до ночи за 300 евро в месяц и помалкивай – а не то пинка под зад с запретом на въезд в ЕС на пять лет.

А те украинцы, которые остались в Незалежной, уже поняли, что три года назад их обвели вокруг пальца «революцией достоинства» и обещаниями «жить как в Европе». Сейчас они на себе испытывают всю тяжесть «еврореформ»: тотальная нищета, разруха, рост безработицы и преступности, безумный разгул коррупции и гражданская война стали символами современной Украины.

Постмайданное похмелье поглотило всю страну.

Андрей Князев,
специально для News Front