НАТО переживает не лучшие времена: после распада СССР и самороспуска организации Варшавского договора Североатлантический альянс утратил всякий смысл, а позднее — и приоритетное финансирование. Нормативно закрепленные 2% ВВП в бюджет военного союза вносят только четыре европейских государства-члена НАТО.

Трамп и НАТО

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй выступила 27 января перед членами Республиканской партии США в Филадельфии и заявила: «Нет ничего неизбежного в конфликте России и Запада, ничего неминуемого в плане возвращения ко временам холодной войны. Но мы должны взаимодействовать с Россией с позиции силы».

Стратегия Лондона и один из тезисов предстоящей в этот же день беседы премьера с американским президентом Дональдом Трампом обозначены вполне конкретно. Великобритания предлагает США продолжать совместную политику «большой дубинки», игру в «мировых лидеров» и «проекцию силы». По сути, Тереза Мэй призывает к длительной внешнеполитической зиме.

Сопутствующая риторика о «незаконной аннексии Крыма» и заботе о сопредельных с Россией странах лишь подчеркивает абсурдный характер международного взаимодействия по-британски.

Однако чем Лондон и другие европейцы могут подкрепить «позицию силы» и помочь США на деле?

За чужой счет

Исследование оборонных расходов стран НАТО в 2016 году показывает, что нормативные 2% ВВП в укрепление военного союза вносят только четыре европейских государства: Великобритания (60,3 млрд долларов), Польша (9,3 млрд долларов), Греция (4,5 млрд долларов) и Эстония (479 млн долларов).

НАТО расходы

Взнос США составляет 664 млрд долларов (3,61% от ВВП) — свыше 72% общей суммы взносов 2016 года (918,3 млрд долларов). И это больше, чем годовой бюджет Пентагона — 580,3 млрд долларов.

Более 20 европейских государств и примкнувшая к ним Канада используют реальные или мнимые механизмы безопасности альянса за чисто символическую цену (254,2 млрд долларов).

Не думаю, что американцы получили какую-то пользу от недавнего многонационального эскорта НАТО в проливе Ла-Манш и грозных заявлений министра обороны Великобритании Майкла Фэллона в адрес кораблей российского ВМФ. «Владычица морей» сегодня располагает всего 23 боевыми единицами флота и даже ракеты «Трайдент» арендует у США. Не производит должного впечатления и грозная броня 170 старых британских танков.

Европейские союзники неэффективны в Афганистане, Ираке и Сирии.

Североатлантический альянс еще в прошлом веке утратил оборонный смысл и превратился в «службу безопасности» США, интересы и полномочия которой распространяются почти на всю планету, кроме территории Штатов.

Так ли велика военная опасность и за что платят американские налогоплательщики?

После самороспуска организации Варшавского договора прошло более 20 лет, НАТО и оккупационные, по сути, войска США в Европе — исторический парадокс, элемент дорогостоящей мифологии нового времени. И «антиевропейская» позиция Дональда Трампа отражает неверие американцев в конструктивность проевропейской политики США.

Вера не выдерживает столкновения с цифрами и фактами, которые давно обнародованы центром военно-стратегических исследований Athena Group: «Численность военнослужащих в США составляет 1 миллион 492 тысячи, в России — 845 тысяч. Самолетов стратегической авиации, способных нести на борту ядерное оружие: США — 154, Россия —141. Атомных подводных лодок: США — 140, Россия — 110. Ракетных комплексов, способных нести ядерные боевые заряды: США — 450, Россия — 356. Артиллерийских орудий: США — 7429, Россия — 5837».

Данные свидетельствуют о паритете сил между США и Россией и невозможности военного конфликта двух государств.

Если Дональд Трамп считает, что ЕС и НАТО не заслуживают финансовой поддержки США, то это полбеды. А если разделяет курс евроскептиков на демонтаж ЕС и НАТО — великие политические потрясения ожидают Европу.

Ведущий научный сотрудник консервативного Heritage Foundation Теодор Бромунд прогнозирует: «США будут относиться к ЕС с безразличием, тем самым свернув со своего политического курса, которому они следовали с момента окончания Второй мировой войны».

Исторический шанс

Терезе Мэй и другим европейцам остается надеяться лишь на геополитическую инерцию Вашингтона, на конфликт экономических интересов США, России и ряда других государств в Арктике, на Корейском полуострове, в Южно-Китайском море, Африке и на Ближнем Востоке.

Впрочем, США могут решать свои военно-политические проблемы и без иллюзорной поддержки европейских союзников.

В пятницу в Филадельфии Тереза Мэй апеллировала к общим ценностям: «Страны, обладающие небольшими традициями в демократии, свободе и соблюдении прав человека, — особенно Китай и Россия — чувствуют себя все более уверенно в международных отношениях».

Полагаю, это не забота об ускользающих ценностях западной демократии, а рецидив колониально-имперского мышления и тревожное осознание происходящих в мире перемен.

США и Великобритания имеют давнюю историю сотрудничества и сходные позиции в геополитике. Однако предыдущее «черное десятилетие» дает обильную пищу для размышлений. В ходе предвыборной кампании и позднее Дональд Трамп не раз говорил о дружественных взаимоотношениях с Россией, совместной борьбе с терроризмом, развитии торговли и других выгодах добрососедства.

Если намерения Трампа превратятся в план действий, НАТО станет лишней спицей в колесе истории.

Александр Хроленко, РИА

Метки по теме: ; ; ; ; ;