Что захочет Вашингтон в обмен на снятие санкций и согласится ли Москва на предложенные условия

Трамп снимет санкции? Скоро узнаем

В пятницу, 27 января, сразу два источника поделились инсайдерской информацией о том, что администрация Дональда Трампа якобы готовит указ о снятии с России экономических санкций. Об этом, в частности, в своём «твиттере» сообщили научный сотрудник аналитического центра «Атлантический совет» (Atlantic Council) Фабрис Потье и сотрудница американского издания Politico Сьюзен Глассер.

Разумеется, само появление такой информации — очередной сигнал о том, что российско-американские отношения могут начать выходить из той чёрной дыры, в которой они оказались в годы президентства Обамы. Однако было бы неправильно связывать с этими сообщениями большие надежды.

Во-первых, ссылка на некие неназванные источники в «Твиттере» пусть даже весьма информированных экспертов — далеко не констатация свершившегося факта. Информация вполне может оказаться своего рода пробросом, призванным отследить возможную реакцию российской стороны.

Во-вторых, в этих сообщениях ничего не говорится о характере готовящегося указа: какие именно санкции будут отменены, в каком объёме и какими условиями обставлены.

Любопытно, что двумя днями раньше в лондонской Financial Times была опубликована статья британского бизнесмена украинского происхождения и активного сторонника Майдана Александра Темерко. Он — без ссылок на какую-либо инсайдерскую информацию и только на основе собственных домыслов — написал, что Трамп готов пойти на многое в отношении России: признать «аннексию» Крыма, открыть России доступ к финансированию и технологиям и даже отдать «на откуп» Украину, Прибалтику и Молдавию. А в ответ потребует только одного: предать (это слово, использованное автором статьи) Китай.

Вполне понятно, что официальные лица России не стали никак комментировать появившиеся в СМИ утечки и домыслы. Представитель МИД РФ Мария Захарова заявила, что Москва готова к запуску полноценного диалога с новой администрацией президента США, однако конкретные контуры взаимодействия будут очевидны только после окончательного формирования команды Трампа.

А пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил, что уже эту в субботу, 28 января, должен состояться телефонный разговор между президентами Путиным и Трампом. Очевидно, что до этого разговора любые рассуждения по поводу грядущих шагов двух президентов навстречу друг другу будут преждевременны.

Между тем кое-что можно утверждать уже достаточно определённо. Первые шаги Трампа на посту президента показывают, что он намерен исполнять те обещания, которые дал в ходе предвыборной кампании. А в том, что касается возможного взаимодействия с Россией, очевидны следующие моменты.

В деле борьбы с угрозой, которую Трамп обозначил как главную для США, а именно — с запрещённой в России организацией ИГИЛ и другими террористическими группировками – интересы двух стран полностью совпадают. Будут сняты санкции или нет – ещё вопрос, но готовность выступать единым фронтом была продемонстрирована спустя короткое время после инаугурации, когда российские ВКС нанесли удары по целям в Сирии, координаты которых предоставили американские военные.

Европа, судя по всему, Трампа вообще мало заботит, а значит, от новой администрации не следует ожидать какого-то вмешательства в ситуацию на Украине, что, естественно, не означает — как бы ни пыжился господин Темерко, изливший на страницах FT обычные украинские фобии, — будто Россия собирается подмять под себя страны Прибалтики.

А вот с Китаем ситуация гораздо менее однозначная. Действительно, конкуренция между Китаем и США за глобальное лидерство (по крайней мере, в экономике) сегодня обозначилась очевидно как никогда, и Трамп рассматривает Китай как своего главного конкурента на мировой арене.

Но ожидать, что ему удастся заручиться однозначной поддержкой России в деле сдерживания Китая, было бы по меньшей мере наивно. Как говорится, друзей и союзников выбирать можно, а соседей — нет. У России с Китаем общая граница протяжённостью более 4 тыс. км., Китай — главный торговый партнёр России, и разменивать отношения стратегического партнёрства на смутные обещания снять санкции отнюдь не в интересах России.

Так что надежды на то, что Россия «предаст» Китай, оставим в буйных фантазиях сторонников Майдана.

Борис Волхонский, Life.ru