Когда-то «Аль-Каида» (запрещена в РФ — прим. ред.) являлась сильнейшей группировкой повстанцев в Сирии. Но теперь другие оппозиционные формирования объявили ее противником — и могли бы уничтожить террористическую сеть.

Проблема «Аль-Каиды» может решиться сама собой

Ни одна из повстанческих группировок не была к этому готова. Они сидели в далекой Астане, на инициированных Россией мирных переговорах с представителями режима Асада. В то время как они договаривались о сохранении действующего с 30 декабря режима прекращения огня, в Сирии начались нападения. В понедельник были совершены атаки на блокпосты, базы и склады с оружием боевиков «Свободной сирийской армии». «Сопротивления практически не было» — такой издевательский комментарий появился в интернете. «Понадобятся две недели, для того чтобы вывезти все захваченное оружие».

Это группировка «Джабхат Фатах аш-Шам» (запрещена в РФ — прим. ред.) нанесла удар в спину повстанцам, находящимся на переговорах в Астане. Ее представители не сидели за столом переговоров. «Наша обязанность — положить конец заговорам до того, как они будут реализованы» — такое объяснение содержалось в заявлении группировки, которая раньше называлась «Фронт ан-Нусра», и представляла собой официальное отделение «Аль-Каиды» в Сирии. С 2012 года она состоит в списке террористических организаций — и занимает в нем второе место сразу после «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.) как вторая крупная исламистская угроза. Ведь «Фатах аш-Шам» хочет создать в Сирии экстремистский эмират, который должен стать частью глобального халифата. Однако теперь террористическая группировка спровоцировала открытую войну, в которой она вряд ли в состоянии победить.

Поскольку все остальные сирийские боевики вместе дают отпор. Правда, «Фатах аш-Шам» смогла захватить — практически без боя — новые территории в провинции Идлиб. После потери Алеппо эта область является последним бастионом оппозиции на севере Сирии. Но время быстрых успехов ответвления «Аль-Каиды» прошло: во вторник Сирийский исламский совет издал фетву, то есть вынес судебное решение, обязывающую воевать против движения «Фатах аш-Шам». Находящийся в Стамбуле Совет — его признает большинство сирийских оппозиционных группировок — даже характеризовал джихадистов как предателей ислама.

Все боевики поддержали призыв Совета. Даже крайне консервативные группировки, подобные салафитам «Ахрар аш-Шама», одной из сильнейших фракций повстанцев, решили следовать призыву. «Мы будем, чего бы это ни стоило, препятствовать наступлению «Фатах аш-Шама», — сказал Абу Аммар аль-Омар, лидер «Ахрар аш-Шама» в одном из аудиопосланий. Еще несколько недель назад его боевики воевали против режима Асада бок о бок с экстремистами. «Мы ни при каких обстоятельствах не допустим, чтобы победила несправедливость», — подчеркнул аль-Омар.

Таким образом, проблема «Фатах аш-Шама» может решиться сама собой. Наблюдатели шепчутся о том, что, в конечном счете, за это следует благодарить умные действия Кремля: ведь организованная Россией мирная конференция в Астане была лишь ловким ходом, призванным столкнуть лбами сирийские оппозиционные группировки.

Поход «Фатах аш-Шама» против остальной части повстанцев вызывает споры внутри группировки. Два ее влиятельных члена, которые присутствовали в руководящем органе «Шура» (Совет), дезертировали. Собственно говоря, следовало бы проводить умеренную политику, позволяющую завоевать расположение населения. Джихадисты поняли, что в долгосрочной перспективе ничего нельзя добиться с помощью жестких действий, подобных тем, что характерны для «Исламского государства». «Фатах аш-Шам» старалась преподнести себя как «национальное движение» и объединить в один военный союз как можно больше боевиков-оппозиционеров. Но теперь это все — макулатура. «Фатах аш-Шам» хочет получить единоличный контроль над всей повстанческой территорией в провинции Идлиб.

Спусковым механизмом для начала наступления экстремистов могла стать мирная конференция в Астане. Ведь там якобы было заключено тайное соглашение, информация о котором в среду вышла наружу. Собственно, условием действующего перемирия является то, что участники конфликта не могут завоевывать новые территории. Нынешний статус-кво областей, контролируемых режимом и повстанцами, должен сохраниться. И сейчас в Астане в качестве исключения были отмечены города и деревни, оккупированные «Исламским государством» и «Фатах аш-Шамом». Таким образом, существуют огромные земли, которые можно распределить, что провоцирует соответствующие бои за территории. Каждая завоеванная пядь земли означает больше влияния и больше веса на ближайших переговорах о будущем Сирии.

Кажется, группировка «Фатах аш-Шам» так и поступила, она хотела, руководствуясь своего рода рефлексом выживания, поставить перед фактом. Ведь джихадисты понимают, что как у экстремистской организации у них нет будущего. Об этом Россия и США, а также другие члены международной коалиции давно договорились. Кажется, совершив наступление, группировка «Аль-Каиды» добилась обратного эффекта и ускорила свой конец. Россия может быть довольна.

Альфред Хакенсбергер (Alfred Hackensberger), Die Welt, Германия

Перевод — ИноСМИ

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ;