Елена Бондаренко — очаровательная тридцатилетняя женщина с большими карими глазами. Выходец из тех слоев, которые прежде находились у власти, она в настоящее время находится в оппозиции к действующему правительству. Более подробно об этом в конце статьи.

Елена Бондаренко

Мы сидим в кафе в столице Украины Киеве, и она рассказывает мне шокирующие истории.

Ниже я излагаю эту беседу.

Елена рассказывает о людях в зоне боевых действий в восточных областях, откуда она сама родом.

Она рассказывает о политзаключенных. Людей обвиняют в том, что они помогали сепаратистам — которых здесь называют террористами — и бросают в тюрьмы.

Часто бывает так, что они просто высказали свое мнение по вопросам, о которых, по мнению государства, нельзя говорить.

Население страдает от роста стоимости жизни, в частности, от растущей платы за отопление, и многим семьям очень трудно платить по этим счетам.

Трудно выдержать постоянное увеличение стоимости жизни в связи с ростом платы за отопление.

В зоне боевых действий на востоке находятся только те, кто сражается, и те, у кого нет возможности покинуть этот район. Это старики, больные, слабые, люди с малыми детьми.

До начала гражданской войны там проживали примерно 8,5 миллионов людей, сейчас там — примерно 3,5 миллиона. Остальные уехали в другие районы Украины, в Россию или восточно-европейские страны.

Елена предполагает, что на Украине примерно 5 тысяч политзаключенных. Она создала объединение, которое собирает сведения о находящихся в тюрьмах. Оно называется «Центр свободы слова».

В 2014 году украинское правительство создало Министерство информации, которое Елена называет «Оруэлловским министерством правды». Оно жесткой рукой правит средствами массовой информации.

Многие в отчаянии от того, как министерство управляет прессой, Например, опасно осуждать страдания людей, оставшихся на востоке Украины. Проблемы со свободой печати подтверждаются докладом Amnesty International, посвященным годам 2015/2016.

Если какой-либо телеканал критически высказывается по какой-либо из известных тем, то Министерство информации лишает их лицензии на вещание. Это недавно произошло с независимым российским телеканалом «Дождь ТВ». Событие обсуждалось организацией Human Rights Watch.

Осталось лишь несколько доступных телеканалов, и только немногие из них — российские.

Культура находится под таким же жестким управлением. Там не должно ощущаться русское влияние, хотя значительная часть населения разговаривает на русском и ощущает тесную связь с русской культурой.

Украинские СМИ заполнены антироссийской пропагандой и дают неверную картину, заявляя о том, что происходящее является войной между Украиной и Россией. Но это не так, считает Елена. Она рассказывает:

Идет гражданская война между западными украинцами, получающими помощь от американских военных инструкторов, и восточными украинцами, получающими помощь от российских инструкторов и добровольцев.

Бои, убийства и смерть. Но все трупы имеют украинские, главным образом, паспорта.

У Елены есть теория:

Нападение России на Украину — это ложь. Но ложь необходима правителям, чтобы удержать власть. Потому что без «справедливой войны» с Россией они не смогут объяснить собственные политические провалы.

В настоящее время во всем виновата война. Если ее остановить, станет ясно, что власть имущие коррумпированы и разрушают Украину.

К сожалению, в обществе есть многочисленные слои, которым нужна война. Это те, кто удобно устроился в парламенте и правительстве. Это те, кто грабит покинутые дома на востоке Украины. Это те, кто хорошо зарабатывает, блокируя дороги и получая взятки от тех, кому нужно срочно ехать дальше.

Елена хочет, чтобы существовала такая Украина, где все живут друг с другом мирно, и где есть справедливая судебная система.

Украина не должна быть разделена. Украина должна состоять из всех областей, которые страна получила, став независимой после распада Советского Союза в 1991 году. Донбасс, где свирепствует военный конфликт, не должен быть российским. Крым тоже должен принадлежать Украине, но у Севастополя должен быть специальный статус.

Чтобы мирно жить на Украине, война, естественно, должна быть остановлена. После этого должны начаться судебные расследования.

Те, кто отдавал приказы использовать войска против мирного населения в Донбассе, должны быть выявлены и наказаны. И наказаны сурово.

Гнев вспыхивает в глазах Елены, когда он говорит о том, как были разрушены ее родные места.

Ей и ее мужу удалось спасти мать Елены, которой 91 год, из дома у Донецкого аэропорта, где шли особенно ожесточенные бои.

Елена рассказывает мне о том, что она была занесена в список людей, подлежащих уничтожению, и что теперь государство в качестве охраны предоставило ей телохранителей. Она должна постоянно сообщать государственным органам, куда и когда она идет.

Причиной появления телохранителей является поведение министра внутренних дел, угрожавшего убить Елену. Угроза была, может быть, шуткой, но поскольку целый ряд журналистов и оппозиционных политиков были УБИТЫ, то все могло выглядеть неприятно, если бы и Елена была убита после угрозы министра внутренних дел.

Государственные телохранители — это и хорошо, и плохо. Хорошо иметь возможность выжить и быть в состоянии рассказать о происходящем на Украине. Но плохо находиться в списке людей, подлежащих уничтожению. Угроза министра внутренних дел может побудить чересчур усердных патриотов в украинском руководстве отправить ее на тот свет.

В 2006-2014 годах Елена была членом парламента от Партии регионов, партии тогдашнего президента Виктора Януковича. Янукович в настоящее время живет в эмиграции в России. Елена вышла из парламента после беспорядков на Майдане.  Во время этих беспорядков 70 человек, по меньшей мере, были убиты.

Поскольку общество распалось, она посчитала, что больше не имеет смысла участвовать в политическом процессе. Все пошло не так. Людям угрожает насилие. Ее машина была обстреляна. Смена правительства была тоже незаконной, полагает Елена.

Сегодня она считает своей задачей рассказывать из своей «мобильной тюрьмы», окруженной государственными телохранителями, об отсутствии справедливости на Украине.

Марие Краруп, Berlingske, Дания

Перевод ИноСМИ