Меня уже несколько раз просили высказаться по поводу дискуссии об эмиграции, которая разгорелась на Украине. А что мне сказать? Моя позиция известна: с самого начала Майдана я давно призываю здравомыслящих украинцев делать ноги с этой территории.

Дискуссию на тему «уезжать или оставаться» начал Артур Оруджалиев, разместивший в Фейсбуке фотографию со своей девушкой и их новенькими американскими паспортами

Артур Оруджалиев по украинским меркам настоящий счастливчик, который сделал правильный выбор. Размещением фоточек человек не ограничился — на следующий день он объяснил, что его сподвигло радикально поменять место дислокации.

Начал с констатации известного, видимо, многим украинцам тезиса: «В Украине воздух пропитан атмосферой эмиграции. Уехать хотят миллионы. Любая заметка на эту тему обречена на популярность. Даже оффлайн-мероприятия собирают полные залы». Перечислив негатив, он сформулировал такой вывод: «Все, что происходит вокруг, — геноцид государства Украина по отношению к своим гражданам в чистом виде».

Кто-то в комментарии к его посту разместил противную иллюстрацию. Правда, статистика, представленная на ней, выглядит куда оптимистичнее, чем на самом деле, — реально правый кончик кривой опустился до уровня левого.

Геноцид украинцев украинцами

Похоже, вся нэнька превратилась в сообщество «Пора валить». Что меня, признаться. радует, поскольку я человек исключительно доброжелательный. А украинских гастарбайтеров, работающих на наших стройках и убирающих снег в наших дворах, только приветствую.

Все сколько-нибудь заметные украинские персоны откликнулись на пост нового американца. Если верить официальным изданиями, то Артур достоин осуждения — где родился, там и пригодился. Даже если не пригодился. Кто-то миролюбиво рассуждает на тему о свободном выборе. Это, в основном, те, кто тусуется поблизости от бюджетного пирога и грантов — депутаты, журналисты, волонтеры АТО. Таких денег им ни в одной стране не видать, е-декларации соврать не дадут.

Например, Сергей Лещенко, который зарабатывает на противоречиях между коррупционерами, уж которую квартиру то ли покупает, то ли получает в виде гонорара — сейчас уже не разберешь. При Януковиче за особую непримиримость и неподкупность платили квартирами, кажется. Не шикарными, конечно, но жить можно. Или сдавать. А буквально вчера выяснилось, что у пламенного борца за все хорошее против всего плохого есть в собственности даже небольшая вилла. Ну, как вилла, — скорее, скромное поместье. Без золотых унитазов и прочих элементов сантехники из драгметаллов. Но, подозреваю, с небольшим количеством непьющих крепостных. В смысле, наемных работников. Самому ему убираться и готовить, разумеется, некогда. Борьба с коррупцией требует подвижничества и забирает человека целиком, без остатка.

И куда он уедет? Не бросать же добро, нажитое сравнительно честным трудом. Тем более что в США Сергею Лещенко лучше не соваться. Пока не забыта обида, нанесенная лично им лично новому президенту. Тот, говорят, злопамятный.

И таких, как Лещенко, сотни. Которым от США лучше держаться подальше, поскольку в прошлом году поставили не на ту лошадку. И они, наверное, очень завидуют Артуру Оруджалиеву и его девушке Насте Холобородько, а также миллионам других своих соотечественников, к которым у Дональда Трампа нет никаких претензий.

Между прочим, почему-то незаметной прошла новость о блискучей перемоге — Канада отменила украинцам визовый режим. Казалось бы, должны возрасти очереди в Борисполе на международные рейсы в Оттаву, Монреаль и Торонто. Но почему-то не возросли. Может, потому что канадцы, несмотря на мощное лобби потомков бандеровцев, разрешили к ним приезжать только туристам, а не гастарбайтерам? В этом случае ценность безвиза, конечно, сводится к нулю. Ибо на такую поездку нужно еще заработать. Где-нибудь в России или Польше.

Впрочем, привлекательность Польши в последнее время резко упала. Вдруг выяснилось, что в братской стране украинцев не любят, а за вышиванку как символ Майдана могут даже крепко побить. Причем, что особенно обидно, перед тем, как навалять тумаков, задают каверзный вопрос: «Чей Львов?» Ну, знаете, как украинцы спрашивают подозрительных соотечественников о принадлежности Крыма. Неправильно ответил — получай в торец. Или сиди в СБУ. Или то и другое.

Проспект Степана Бандеры, появившийся в Киеве, не способствует сближению двух братских народов, разделенных воспоминаниями о Волынской резне. Студент-украинец, столкнувшийся в Польше с реалиями, рассказывает, что даже квартиру в Варшаве снять довольно сложно. «Каждый четвертый-пятый владелец отказывает в аренде, когда узнает, что я из Украины. Самое интересное бывает, когда уже договариваешься, а потом, узнав, что ты из Украины, хозяин начинает придумывать причины, почему он передумал встречаться с тобой».

Надо, конечно, менять отношение поляков. Все-таки совсем недавно они были союзниками и главными лоббистами Украины в Евросоюзе. Пора снижать число избиений студентов и гастарбайтеров по национальному признаку до приемлемого уровня. Рассказывая, например, о прелестях узоров на вышиванках по польскому телевидению. Спивая дивные песни. Убеждая телезрителей в тяге к демократии и евроценностям.

А вот устраивать велопробеги по польским дорогам в жовто-блакитной форме, как в Голландии, я бы пока повременил. Во всяком случае, без надежной охраны вооруженных ветеранов АТО. На танках и бронетранспортерх тоже можно. Но не велосипедах! Сначала поляки должны успокоиться и признать, что Волынская резня была справедливым возмездием, а никаким не геноцидом. Но это позже.

В общем, перевоспитание соседней нации должно носить перманентный и плановый характер. Конечно, пока лозунг «бандеровец — лучший друг поляка» звучит неубедительно. Но ведь время камень точит. Когда-то надо начинать.

И тут, как назло, врагом нэньки оказался мэр Перемышля. Еще летом было принято решение не пускать его на территорию незалэжной державы в течение пяти лет за то, что в его городе недолюбливают украинцев и даже как-то разогнали марш мирных бандеровских активистов. А он все равно поехал в польское консульство во Львов на рождественско-новогоднюю встречу. Прям как к себе домой.

Тут-то его и завернули.

Честно говоря, мне кажется, мэр вел себя на границе нахально и даже, может, по привычке спросил погранцов, чей Львов. Он, конечно, имел право задавать ехидные вопросы — украинские депутаты, помнится, сами признали пакт Молотова – Риббентроппа преступным, а преступно нажитое по всем человеческим законам после такого признания следует вернуть. И конечно, мэр Перемышля, как и все остальные поляки, тестирующие по всей братской стране украинцев перед экзекуциями, теперь желают знать, когда Киев, сказав «а», скажет и «б» — добровольно передаст Варшаве Восточные кресы — Галичину и Волынь. Во имя нерушимой дружбы и добрососедства.

Но украинцы почему-то в ответ мнутся и отводят глаза. И немедленно получают в свои торцы. Так недоговоренность между официальными лицами проявляется на лицах неофициальных фингалами разных размеров и степени тяжести.

Вчера во время заседания комиссии Сейма по связям с поляками за рубежом заместитель министра иностранных дел Польши Ян Дзедзичак объявил о фактическом разрыве отношений с Украиной. Представьте, из-за мэра какого-то мелкого городишки под угрозой оказалась вся евроинтеграция! «Без объяснения этой ситуации, без отмены этого решения мы себе не представляем дальнейшего сотрудничества», — сказал дипломат.

Я уверен, что Ян Дзедзичак тоже знает ответ на вопрос о юрисдикции Львова. И иногда со шляхетской игривостью спрашивает об этом своих безропотных уборщиц, чтобы лишний раз насладиться растерянностью в их печальных глазах.

Потому что деваться им особо некуда — постмайданная разруха привела к тому, что люди вынуждены разъезжаться по разным странам, чтобы хоть как-то свести концы с концами. Приходится терпеть унижения. Не все ж вошли в число победителей «революции гидности». Там изначально было не так много мест, чтоб хватило всем.

Валютные переводы

Так что своего мнения об эмиграции я не изменил: пора валить с Украины. Давно пора. Ничего хорошего там уже не будет.

Павел Шипилин