Носом, разумеется, постоянно выступает Польша. Во имя мифического «сдерживания России» польское руководство поджимает хвост и позволяет Украине делать все, что той вздумается.

«Польско-украинское партнерство — это союз носа с кулаком…»

Интервью с писателем и публицистом Марчином Халасем

— Недавно произошло нападение на очередное польское кладбище на Украине. Что происходит? Почему вдруг начались атаки на польские объекты?

— Конечно, можно предположить, что это российские провокации. Однако принцип провокаций таков, что для них должна существовать подходящая почва и благоприятная атмосфера. Такую атмосферу создают украинские власти, которые культивируют традиции ОУН/УПА (запрещенные в РФ организации, — прим. ред.). Официальная версия звучит так, что это были патриотические силы, которые боролись за свободную Украину. Пропаганда националистов изображает поляков в образе оккупантов и душителей. С другой стороны, до украинцев доходят голоса из Польши, которые указывают, что на ОУН/УПА лежит ответственность за преступления и геноцид. Все это вызывает неприязнь к полякам. Такую неприязнь легче всего выплеснуть, уничтожая памятники. Если официальные украинские власти отрицают факт Волынской резни, говоря, что никакого геноцида поляков не было, не стоит удивляться, что какой-нибудь провокатор или фанатик может решить уничтожить памятник жертвам этого преступления.

— Надпись «дивизия СС „Галичина»», которая появилась на кладбище в поселке Быковня, о чем-то свидетельствует?

— Как я уже сказал, я не исключаю провокации. Но даже если российские спецслужбы выступали вдохновителями, непосредственными исполнителями были украинские националисты. В этих кругах много фанатиков. Для них дивизия СС «Галичина» — это формирование, флаги которого освящали украинские иерархи Грекокатолической церкви. Так что, даже если мы говорим о возможной российской провокации, следует акцентировать идею, что политическую ответственность несут украинские власти.

— Польский МИД отреагировал должным образом?

— Отнюдь нет. Украинцы запретили мэру Перемышля въезжать на свою территорию, после того, как он принял участие в проводившемся на законных основаниях Марше орлят перемышльских (в память о молодых польских ополченцах, участвовавших в боях с украинскими и советскими силами в 1918-1921 годах, — прим. пер.). Поляки только вежливо просят расследовать последствия, но не протестуют против причин, то есть возрождения бандеризма на Украине. Кстати, интересно, кто будет расследовать нападения на польские памятники и кладбища на Украине? Подчиненная националистическим кругам Служба безопасности Украины, которая запретила въезд мэру Перемышля?

— Поймет ли кто-нибудь в МИД после очередного нападения на польский объект, что с отношением Украины к Польше существуют проблемы?

— Нет. На этой неделе в Варшаве начал работу Польско-украинский форум партнерства. На его открытии выступал министр иностранных дел Витольд Ващиковский (Witold Waszczykowski). Это мероприятие устроили спустя несколько дней после того, как Украина запретила въезжать на свою территорию мэру Перемышля — стратегического для двустороннего сотрудничества города, и это показывает, что польско-украинское партнерство остается союзом носа с кулаком. Носом, разумеется, постоянно выступает Польша. Во имя мифического «сдерживания России» польское руководство поджимает хвост и позволяет Украине делать все, что той вздумается.

Лукаш Жигадло (Łukasz Żygadło), Polska Niepodległa, Польша

Перевод — ИноСМИ