Когда по всей Украине сокращается производство, когда наступает стагнация и депрессия, в центре Галиции, не останавливаясь ни на год, уже второе столетие производят лучший в Европе львовский мусор, которым духовная, культурная, кофейная, а теперь и мусорная столица щедро делится со всей Украиной. Причем производятся различные виды мусора – от классических продуктов бытовой деятельности до национальной идеологии и самих идеологов.

Львовский мусор

Когда львовский мусор засыпал Киев, случился майдан, галицкие отходы даже представлены парламентской фракцией, а вся страна косвенно и буквально медленно превращается в «Збиранку».

Часть первая. Мусорка бытовая

Сегодня обычный львовский мусор — проблема не только всеукраинская, она вышла на европейский уровень.

До «революції гідності» львовское коммунальное предприятие «Збиранка» спокойно вывозило городские отходы на грибовицкую свалку, открытую Советами в 1958 году, за год до «мюнхенской утилизации» Степана Бандеры.

В 1991 году Советы прогнали с позором, а свалка по инерции проработала еще 20 с лишним лет. Как и Львовский автобусный завод, тоже построенный Советами.

Пока львовяне и окрестные жители, мигрирующие в «столицу духовности», производили тонны отходов, в городе и округе устанавливалась настоящая национальная власть – с Тягнибоками, вышиванками, трембитами и т.д. Новые власти распространяли «свою компетенцию» прежде всего на землю, ибо иных ценностей в этом вечно дотационном регионе осталось мало.

К началу майдана «компетенция» вернула Львовщину в средневековье, где феодалы знали цену своей земле. И вот однажды «признанный лучшим мэром Украины» Андрей Садовый обнаружил, что помои девать некуда. Даже фракция «Самопомощь» оказалась бессильной. Хотя мусорную проблему Садовый обещал решить еще в ходе выборной кампании 2006 года!

Львовская земля стала слишком дорогой, чтобы создавать на ней новую свалку или рекультивировать старую, что в Грибовичах. Но и окружающие Львов «районные и сельские компетенции» тоже своей землей разбрасываться не хотят задаром.

Садовый в Генассамблею ООН пока не обращался, но Польшу уже попросил пристроить мусор в знак давней любви поляков к галицийским землям. Сначала мусор, а потом, возможно, и сам Львов, пардон, Лемберг. Этакая «мусорная ассоциация» с ЕС или «мусорный сепаратизм»?

Львов

Часть вторая. Мусорка политическая

Ситуация с экспортом львовских отходов, демонстрирующая лишь реальную импотенцию властей, напоминает и иную экспортную мусорную продукцию этих краев – галицийский национализм. Хотя с этим мусором, похоже, у националистов складывается удачнее.

Садовый не мог пристроить хлам на большой Украине, а нацисты свой «мусор» пристроили, приспособив его к «учениям» Донцова и Михновского.

Причем, заметим, как только львовские национал-политические помои выплескиваются в Днепр, Украина тут же валится в пропасть раскола. Так было 100 лет назад, так стало и сегодня.

Что сегодня, кроме ненависти (сначала к коммунякам, потом к русским, потом к регионалам, потом к Донбассу), принес Украине Львов, чем ее обогатил?

Правилами пития кавы и проведения колядок? Засильем полонизмов и «национально правильным переводом» Гоголя?

Может, «дикие танцы» Русланы, под которые хорошо скакать на майданах?

Фарион, Тягнибок, Парубий, Михальчишин, Махницкий, Княжицкий, Парасюк, Дещица, Гопко, Стемпицкий. Была ли польза Украине от этого… от них?

Львов даже в РФ кое-кого спровадил, если вспомнить Явлинского или Виктюка. Правда, некоторые переехали потом в Киев (Мотя-то оттуда).

Пока Садовый решает, как сорвать куш с польской сделки, иные националисты предлагают принять закон о тотальном государственном языке, за нарушение которого едва ли не судить и сажать.

Во Львове еще очень много всякого «добра», и если Украина не начнет его перерабатывать и утилизировать, ее просто накроет мусорным львовским ведром, на котором Парасюк будет исполнять «дикие танцы».

Дарья Меньшова, «Одна Родина»