Глубина морального кризиса американского общества может оказаться намного большей, чем нам казалось

Джейсон Борн

Автор этих строк не занимается американистикой как наукой и поэтому имеет человеческое право на несколько запоздалые выводы. Тем более, что делать их приходится на основе собственных умозаключений и фрагментарных открытий, тогда как официальные ученые мужи и кормящаяся с их рук журналистская братия, продолжают в массе своей делать удивленные глаза по поводу происходящих в Америке событий. Которые с их точки зрения поражают своей неожиданностью и которые, казалось бы, ничто не предвещало.

На мой взгляд, это удивление отражает не столько реальную непредсказуемость происходящего, сколько прискорбный факт весьма неглубокого понимания того, что случилось за океаном, либо же сознательного нежелания это понимание иметь. Мол — нам и так неплохо, зачем на ходу перестраиваться и скрипеть мозгом от тяжести осознания новых реалий?

В своей недавней статье, навеянной просмотром предвыборной серии о похождениях американского супершпиона Джейсона Борна, нацеленной на этот раз на полное развенчание верхушки ЦРУ США, я сделал вывод о том, что «появление в современной Америке антисистемных фильмов, аналогичных кино эпохи развала СССР, вряд ли можно считать случайным совпадением»:

Жертва «бесчеловечной системы», бывший агент ЦРУ Джейсон Борн ведет непримиримую борьбу с верхушкой вконец разложившегося и коррумпированного американского разведсообщества и не успокаивается, пока не доводит дело до отправки на тот свет самого директора ЦРУ.

Я не верю в случайные совпадения такого сорта. Особенно когда фильмы на такую специфическую тематику возникают либо в условиях уже состоявшегося распада великого государства, либо в канун судьбоносных президентских выборов в другой стране аналогичного масштаба.

Развал и парализация силовых структур, прежде всего органов госбезопасности, за счет их максимальной дискредитации в глазах всего населения, была в свое время одной из главных политтехнологий, примененных для ликвидации Советского Союза. И вот теперь точно такая же разрушительная спецтехнология применяется и в отношении США. Причем применяется на широкую ногу – один такой блокбастер стоит немало десятков миллионов долларов…

В той публикации это было еще достаточно робким утверждением, основанном на единичных фактах, а больше на интуиции. Так сказать – открытием на кончике пера. В конце концов, один фильм, даже такой «культовый», погоды в настроениях целой страны сделать не может.

Но вот столь же случайно, ведь у меня не было цели системно анализировать новейшее американское кино, этот паззл продолжил складываться. Очередным откровением стал фильм «Крейсер «Индианаполис» — того же 2016-го, предвыборного, года выпуска.

В отличие от ранее упомянутого Борна, морально уничтожившего ЦРУ США, этот фильм наносит прицельный удар по ранее безупречной репутации красы и гордости Америки – по её военно-морскому флоту. О том насколько это нетипично для Голливуда, который уже давно приобрел славу идеологического подразделения Пентагона, даже говорить не приходится. Прославление и всяческая героизация американских вооруженных сил всегда была и до самого недавнего времени оставалась его коронным номером. Именно на это давали самые жирные бюджеты и самые престижные Оскары.

Но времена явно поменялись. И на американские экраны, да еще в самый канун судьбоносных выборов, выходит очередной фильм, в котором блистательная военно-морская слава Америки разбивается в мелкие дребезги. Причем, делается это ровно в той же манере, в которой у нас снимали чернуху про Советскую армию накануне ельцинского переворота.

За основу этого кино взят, естественно, самый черный эпизод американской военной истории – гибель в самом конце второй мировой войны тяжелого крейсера «Индианаполис», при весьма сомнительных обстоятельствах. Авторы фильма практически без утайки говорят о том, что крупнейшие людские потери США при затоплении одного корабля – из почти полуторатысячного экипажа спаслось чуть больше трехсот человек, целиком лежат на совести высшего американского руководства и командования флота. Которые отправили крейсер в океан с грубейшим нарушением написанных кровью законов войны — без минимального противолодочного эскорта. То есть фактически обрекли его на торпедирование японской подлодкой, а затем палец о палец не ударили целых четверо суток, чтобы спасти погибающих от ранений, жажды и нападений акул моряков.

Такая трактовка военной истории для кинематографа США, мягко говоря, не вполне типична. Еще совсем недавно там делали фильмы даже о куда больших военных трагедиях, например о Перл-Харборе, которые, тем не менее, смотрелись просто как сплошной героический эпос и гимн Америке.

Можно только представить себе глубину шока воспитанных на таком расписном патриотизме американцев, когда их окунули с головой в жестокую и неприглядную правду об их собственной стране. С бездумными и циничными правителями, которые ни в грош не ставят жизни простых солдат. И которые с легкостью делают козлом отпущения командира крейсера, как будто бы это он лишил собственный корабль обязательного противолодочного сопровождения. Впрочем, примерно такой же шок испытывали мы, тогда еще советские люди, когда смотрели тот же «Афганский излом», в котором либерально-продвинутые «мастера кино» нашу «непобедимую и легендарную» армию мешали с дерьмом и изображали бессмысленной машиной убийств.

В общем, если от знакомства с первым антисистемным фильмом про Борна у меня возникло ощущение, что мы про нынешнюю Америку кое-чего не знаем, то после того, как выяснилось, что такой фильм не один и, скорее всего, их даже не два, а гораздо больше, у меня возникло четкое понимание, что масштаб моего и, похоже, нашего общего незнания американских реалий куда более значителен, чем можно было предположить.

И совершенно ясно, что один Трамп даже со всеми своими помощниками и миллиардами, такое кино раскрутить не мог. Хотя бы потому, что будь он сам по себе, ему бы сразу перекрыли кислород блюстители американского непорочного патриотизма. Значит дело действительно не только и даже не столько в Трампе. В Америке явно пошел в рост и стал доминирующим в общественном сознании некий новый общенациональный тренд. Который нашел свое отражение в кинематографе. И который на серьезном научном уровне, избавляющем от «неожиданностей» глобального масштаба, типа «внезапной победы Трампа», увы, оказался практически незафиксированным. Уж не знаю почему. То ли наша наука слишком академична, чтобы наблюдать реальную жизнь во всем её изменчивом многообразии. Либо она просто слишком пластична, чтобы делать те выводы, которые ей не заказывали.

В любом случае, нам — простым смертным, приходится до многого доходить своим умом и с естественным в таких случаях небольшим опозданием. Но в этом, в конце концов, есть и немалое преимущество. Тренировать собственные мозги на решении подобных ребусов — занятие очень даже небесполезное. Особенно когда наука не в силах ничем помочь.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов