Финал

Украинизация

Вполне объяснима негативная реакция россиян на попытки украинских националистов провести тотальную дерусификацию и бандеризацию Украины. Только и обижаться на них не стоит. В конце концов, разве кто-то обижался на немецко-фашистских захватчиков, которые в своё время проводили похожую политику? Всё правильно: на оккупированных территориях должны царить оккупационные порядки — другой язык, другие герои и другие памятники.

На днях в Верховной раде Украины был зарегистрирован законопроект №5670 «О языке». Тридцать три народных избранника предложили сделать украинский язык обязательным в использовании во всех сферах государственной и общественной жизни. Контроль за исполнением данного закона хотят возложить на специальных языковых инспекторов. Его нарушителей планируется штрафовать, а «внедрение в Украине официального многоязычия» предлагают приравнять к попытке свержения государственного строя.

Нечего сказать, драконовский закон предложили принять народные депутаты, особенно с учётом того, что для половины населения Украины русский язык является родным. Теоретически любой русский человек должен выступить против данного закона, но на практике всё выглядит не так однозначно. Более того, именно русским следует приветствовать тотальную украинизацию Незалежной.

Прежде всего, необходимо признать, что украинский язык является государственным языком только де-юре. Как бы это парадоксально ни звучало, но де-факто это язык национального меньшинства. Чтобы лучше представить весь трагизм сложившегося положения, стоит мысленно поставить себя на место сторонников тотальной украинизации. Любой житель провинции (кстати, авторы закона в большинстве своём провинциалы), приехав в Киев, с недоумением обнаружит, что столичные жители говорят преимущественно на русском языке. У представителя титульной нации это вызывает такой же шок, как если бы россиянин, однажды утром выйдя на улицы Москвы, со всех сторон услышал «здоровэньки булы» вместо «здравствуйте». Страшно? Вот и украинцам страшно.

Добавьте сюда засилье русского языка на телевидении, где большинство фильмов и сериалов сделаны в России и чаще всего транслируются на языке оригинала с украинскими субтитрами. Украинские радиостанции также «работают» на российском материале. Местного продукта в Незалежной катастрофически не хватает. С одной стороны, как-то вяло себя ведут творческие работники, с другой стороны, и потребители непатриотично предпочитают российский продукт. В такой ситуации желающих инвестировать капиталы в производство дорогостоящих и качественных сериалов, фильмов и программ не находится.

Впрочем, до подобных нюансов сторонникам тотальной украинизации нет дела. Их бизнес — это законотворчество. Засилье русского языка у них вызывает вполне естественные припадки истерики. Потому появление законопроекта «О языке» стоит рассматривать не только как желание народных депутатов задёшево прославить своё имя, но и их искреннюю попытку наконец-то сделать мову государственным языком де-факто.

Я не случайно высказал мысль о том, что в существующих условиях русским необходимо поддержать принятие дискриминационного закона «О языке». Мова должна стать обязательной для использования во всех органах государственной власти и местного самоуправления. Ведь как-то нехорошо получается, когда неспособные связать двух слов на «ридной мове» чиновники в то же самое время поддерживают националистический режим и проводимую им политику дерусификации. Всех их надо отстранить от занимаемых должностей и заменить представителями титульной нации.

Тотальная украинизация бюрократического аппарата пойдёт на пользу не только Украине, но и России. Обратите внимание, до каких высот за последние три года поднялся средний уровень интеллекта и культуры высших государственных чиновников Украины. Если подобную традицию распространить на весь бюрократический аппарат, то это ещё больше «приблизит» Украину к Европе.

Не менее полезным окажется принятие закона «О языке» для украинских СМИ. В настоящий момент их рейтинг (следовательно, и доходы собственников) во многом зависит от закупаемого в России продукта. Конечно, жаль, что предлагаемый закон не предусматривает полный запрет российской продукции, но даже дополнительная украинизация фильмов, сериалов и программ негативно скажется на финансовом состоянии вещателей. Следовательно, свой «налог» за поддержку антироссийского режима заплатят олигархи и их наёмные работники, не отличающиеся лояльностью к России.

Ещё более сокрушительный удар нанесёт принятие закона «О языке» издательской деятельности на Украине. Требование печатать половину тиража изданий на украинском языке приведёт к тому, что большая его часть окажется невостребованной у потребителя. Рынок всё расставит по своим местам. Что-то купит потребитель, а что-то отправится на завод по переработке сырья.

Все силовые органы Незалежной также нуждаются в полной украинизации. Помимо медицинской комиссии в каждом военкомате надобно ввести должность «языкового инспектора», который будет принимать окончательное решение о том, достоин ли призывник исполнять священный долг защитника Незалежной? Надеюсь, что столь рьяно поддерживающие украинизацию жители Галичины не забудут «ридну мову» для избежания мобилизации и отправки на «восточный фронт».

Может быть, проблемой России станет тотальная украинизация образования? Не думаю. Именно граждане Украины утратят возможность получить высокооплачиваемую работу на российских предприятиях. А ведь с учётом той деиндустриализации, которую проводят власти Незалежной, шансы найти себе применение в науке и промышленности стремятся к нулю.

Закон «О языке» можно рассматривать как ещё один шаг националистов, направленный на отрыв Украины от Русского мира. На мой взгляд, он более похож на акт членовредительства. Его принятие можно сравнить с той «блокадой», которую украинские патриоты устроили жителям Крыма. Кто пострадал от этих действий? От разрыва торгово-экономических связей с Россией тоже пострадали они.

Впрочем, на мой взгляд, вероятность принятия закона «О языке» равна нулю. Отчасти это связано с вышеописанными причинами. Правда, о них на Украине предпочтут умолчать. Скорее всего, закон заблокируют некие защитники прав русскоязычного населения, ранее входившие в Партию регионов. Они, как и их коллеги из числа украинизаторов, очень любят использовать языковую проблему для завоевания симпатии русского избирателя. Потому повоюют языками народные избранники между собой и придут к выводу, что ради сохранения Единой Украины следует повременить с принятием закона.

Лично мне очень хочется, чтобы украинские патриоты объединили свои силы и приняли данный закон. Украинский язык следует сделать не только де-юре, но и де-факто государственным языком. Русским, которые в силу конъюнктурных соображений вписались в украинский проект, надобно на собственной шкуре ощутить все прелести тотальной украинизации. В конце концов, именно из-за политики «пророссийских» сил, что на Украине, что в самой России, способствовавших «мягкой украинизации» и «бандеризации», мы получили ту Украину, которая существует сейчас. Шоковая терапия в экономике уже открыла многим украинцам глаза на истинное лицо украинских патриотов. Не мешало бы столь же шоковую терапию провести в области украинизации.

Сергей Белов, ИА REGNUM.