Президент США «Большой Дональд» Трамп одним из первых своих указов подписал выход США из Договора о создании Транстихоокеанского партнерства. Картинно так подписал. На камеру. Глава аппарата Белого дома Ринс Прибас торжественно огласил название документа и передал его на подпись президенту в присутствии вице-президента и других официальных лиц команды нового американского лидера.

Шар-баба Трампа крушит достижения Обамы

«Вы знаете, что это (выход) означает, да? Мы говорили об этом долгое время. Это большое дело для американских рабочих, то, что мы сейчас сделали», — не менее торжественно заявил Трамп.

Началось. Или, как говорил другой великий реформатор (не к слову пришедшийся, ибо реформы его ни к чему хорошему не привели), процесс пошел. Практически сразу после инаугурации, практически не отходя от праздничного стола. А ведь, правда же, чего медлить-то? За предстоящие четыре года нужно успеть многое. Вернее, если ты хочешь, чтобы тебя переизбрали на второй срок, результаты избирателям нужно продемонстрировать уже через два года. А чтобы результаты проявились через два года, нужно начинать действовать уже сейчас.

Трамп и начал. Одно из главных своих обещаний, направленных на борьбу с катастрофическим, по его собственным словам, наследием Обамы, он выполнил сразу: отменил Obamacare. Следующий удар был нанесен по ТТП. И то, и другое Обама по праву считал своим личным достижением, и то, и другое вызывало ожесточенные споры. Вжик, росчерк пера — и все.

Что там у нас на очереди? Что там еще из обамовских достижений Трамп называл катастрофой?

Впрочем, решение о выходе из ТТП — простая формальность. Напомню, что соглашение не было ратифицировано Сенатом, так что США не являлись полноправным членом партнерства, и подпись Трампа, по сути, мало что изменила.

Хотя, на самом деле, она изменила многое. Она продемонстрировала всю серьезность трамповских намерений. В первую очередь, дело не в ТТП, это вообще сегодня не первоочередной вопрос американской политики, есть проблемы поважнее. Это сигнал. Трамп, едва успев войти в Белый дом, с ходу с маниакальным упорством принялся разрушать то, что восемь лет до него создавал Обама. Демонстративно и помпезно. Чтобы Обаме хорошо было видно, как его ветхие, не успевшие укрепиться постройки рассыпаются под ударами шар-бабы, раскручиваемой гигантским бульдозером, за рулем которого сидит тот, кого еще три месяца никто не мог представить себе в Белом доме, над которым потешались, а после его победы травили и травят до сих пор, даже после инаугурации. Но он в Белом доме, вернее, за рулем бульдозера. И без перчаток, в которых его предшественник привык делать политику. Сразу снял, едва усевшись в кабину. Это сигнал.

Это сигнал самому Обаме, его несостоявшейся преемнице, всем тем, кто ставил на ее победу, вкладывал гигантские деньги в его, Большого Дональда, травлю на всех каналах и газетах, нанимал массовку, которая продолжает бесноваться на улицах крупнейших американских городов, надевая костюм вагины или метая камни в витрины ресторанов, словно пытаясь воспроизвести на американской земле то, что до этого Америка десятилетиями делала в других странах, но особенно активно именно при Обаме. Это сигнал всем, для кого реализация трамповских обещаний станет личной катастрофой, и кто готов пойти на все, чтобы это предотвратить. Сигнал четкий и ясный: я не остановлюсь, это только начало.

Кстати, не случайно за день до инаугурации CNN представил репортаж о возможном убийстве избранного президента США Дональда Трампа во время церемонии приведения к присяге. Вернее, это было показано в форме «а что будет, если президента, вице-президента, спикеров палат Конгресса одновременно «завалят» (подразумевается, что они погибнут, весь контекст просто-таки кричит об убийстве)?». В принципе ничего страшного и табуированного в этой теме нет. Такие случаи законодательством предусмотрены, и это представляет определенный интерес для постоянных зрителей каналов про политику и тех, кто интересуется, как устроена американская политическая система (не знаю, как у американцев, а у нас, уверен, мало кто знает, как устроена наша). То есть это можно было бы принять за научно-познавательный документальный фильм. Если бы он был показан в любой другой день в году, а не накануне инаугурации. И в отсутствие всего того негативного информационного фона, который искусственно нагнетается вокруг Трампа с того момента, как он заявил о своих политических амбициях, и который превратился в настоящую феерию после неожиданной победы миллиардера.

Нет, это правда беспрецедентно для Америки. Трампа травили, что называется, из всех стволов, когда он был кандидатом в кандидаты, но он выиграл эту битву. Его еще сильнее начали травить, когда он стал полноценным кандидатом от республиканцев (причем в том числе его товарищи по партии), когда опасность его триумфа из гипотетической превратилась во вполне реальную и оппоненты задергались как ужи на сковородке. И когда Трамп несмотря на гигантские усилия пропагандистов выиграл и этот — последний раунд, враги, не успев толком перевести дыхание, снова обрушили на него всю мощь собранного в единый кулак информационного фронта. Пытались навязать пересчет голосов, уговорить выборщиков проголосовать нечестно, сыпали тоннами компромата, каждый день нового, но неизменно связанного с нарушениями двух самых главных табу в жизни консервативных американцев: общение с девушками… пониженной социальной ответственности и связи с Россией.

Причем доходило до совершеннейшего невообразимого маразма и бреда. При этом старая администрация, понимая, что в любом случае ее дело проиграно, не останавливалась ни на минуту в попытках осложнить жизнь и работу новому главе государства, умело используя «компромат» на него для того, чтобы вновь и вновь за уши притянуть Россию, обвинить ее в нелепейших преступлениях и придумать новые ограничительные меры, которые все больше разъединяют наши страны. Проигравшая команда действовала согласно классической тактике «выжженной земли», стараясь все больше и неотвратимее поссорить Трампа с Москвой (в том числе действуя через окружение последнего, задача которого состояла в промывке мозгов избранного президента в отношении того, что Россия является вечным врагом США, русским никак нельзя верить и нельзя с ними ни о чем договариваться, а также транслируя эту мысль огромным многоголосым хором не только по всем США, но и в Евросоюзе, НАТО, ООН и других международных организациях), поставить на его пути как можно больше мин и растяжек в виде проблемных законов, новых пакетов санкций, мораториев на снятие санкций, мораториев на отмену мораториев и т. д.

Понятно, что после того, как проголосовали выборщики, уже точно никто не рассчитывал предотвратить появление Трампа в Белом доме, хотя и до голосования уже особо никто не рассчитывал, кроме совершенно безумных. Расчет был в другом. Собственно говоря, победа Трампа, как я не раз уже отмечал, это закономерный итог, к которому пришла Америка, последствие кризиса глобалистского капитализма. Не было бы Трампа — был бы другой. Даже если бы Трампа убили в день инаугурации, да, конечно, Пенс был бы не столь радикален в своих шагах, но эпоха полной победы идей Трампа была бы вопросом времени. Ведь 8 ноября победил не столько сам Трамп, сколько те силы, которые устали от всевластия транснационалов и хотели перемен. И они свою победу так просто бы не отпустили. Поэтому гипотетическое убийство Трампа (на которое в фильме CNN на всякий пожарный все-таки жи-и-и-и-рно так намекнули) не дало бы тех результатов, о которых мечтали его противники. Ну, дало бы результат, но сиюминутный и временный. Ведь можно бороться с человеком, но не с идеями, тем более когда они начинают овладевать массами.

Если выбирать между двумя сценариями борьбы с неугодными американскими президентами (Кеннеди и Никсон), второй, безусловно, предпочтительнее — тем более что в данном случае он позволяет дискредитировать не только человека и его поступки, но и саму идею.

Идею о том, что Трампа могут подвергнуть импичменту, прямым текстом выразил некто Джордж Сорос, который является профессионалом в деле обработки массового сознания, дискредитации политиков и их идей, и как итог — в путчах, переворотах и прочих формах насильственной и неконституционной смены власти. Впрочем, повторюсь, в американском случае никакие перевороты и не понадобятся, можно обойтись просто и конституционной процедурой — импичментом. Это он стоит за всеми «вагинальными» протестами, это он автор концепции, которая должна работать на будущее отстранение Трампа, согласно которой необходимо поддерживать массовые митинги и демонстрации против него по всей стране, параллельно поддерживая его травлю в прессе.

«Я бы назвал Дональда Трампа самозванцем и мошенником, а также потенциальным диктатором. Лично я убежден, что он провалится: принципы, которыми он руководствуется, противоречат сами себе», — заявил Сорос в интервью Bloomberg TV в Давосе.

Интервью Сороса было каким-то чересчур пессимистичным.

«Неопределенность находится на пике, а неопределенность — враг долгосрочных инвестиций. Не думаю, что рынки будут демонстрировать позитивную динамику. Сейчас они еще празднуют победу Трампа. Но вскоре реальность перевесит», — заявил он. Кроме того, он предрек развал Евросоюза и перерастание развязанной Трампом торговой войны с Китаем в полноценную «горячую» войну.

Грусть и печаль Сороса понятны. Он лично вложил 25 миллионов в победу Клинтон и проиграл. Но это цветочки. Как пишет The Wall Street Journal, международный спекулянт потерял миллиард долларов, когда котировки на американских биржах на следующий день после выборов сначала, как и предсказывал Сорос, ушли вниз, но потом неожиданно пошли вверх и через несколько дней показали средний прирост в 10%.

Но дело даже не в этом. Что такое эти деньги для Сороса с его гигантским состоянием? Мелочь. Гораздо страшнее, что протекционистские меры Трампа: возврат рабочих мест в Америку, разрушение обамовских глобалистских проектов, отказ от военно-экономических интервенций по всему миру и перераспределения чужой собственности и сфер влияния, ограничение на хождение банковского капитала, — все это нанесет сокрушительный удар по транснационалам, и в первую очередь, банкирам и финансистам. Тут уже миллиардом не отделаешься. И даже всем состоянием. Тут идет речь о выживаемости самой системы, которая позволила Соросам обогатиться и жить дальше, увеличивая свое нечестно заработанное богатство в геометрической прогрессии. Ставки слишком высоки. Игры закончились. Уже никому не смешно.

Кстати, не одного только Сороса нынешний Давос вогнал в уныние. Еще более пессимистическим выглядит интервью главы «Роснано» Анатолия Чубайса, который прямым текстом заявил о том, что такого ужаса завсегдатаи Давоса (а это как раз и есть как на подбор транснационалы и флагманы глобального капитализма) не испытывали с 2009 года, когда мировой кризис нового типа начал стремительно охватывать планету и ведущие капиталисты никак не могли понять, является ли это кризисом в системе или кризисом системы. Разумеется, ужас, о котором говорил Чубайс, спровоцирован тем, что на следующий день должна была состояться инаугурация 45-го президента США, которого его противникам так и не удалось остановить на пути в Белый дом.

Хотя при этом, как ни странно, ни Трампа, ни кого-то из видных представителей его команды там не было. Не было никого и из высшего политического руководства России. Можно сказать, что это был такой очередной междусобойчик банкиров, предпринимателей и экономистов, которые традиционно собрались для того, чтобы поговорить о вопросах, далеко выходящих за пределы экономики. И вопросов этих, судя по ужасу Чубайса и его коллег, накопилось очень много и встали они конкретно — ребром. Об этом говорит и то, что в экономике никаких потрясений, собственно, не происходит, напротив, есть рост, как признается сам Чубайс. Но не это их беспокоит. Их беспокоит, что это — затишье перед бурей.

Вернемся к ТТП. Повторю, выход из него был чистой формальностью, партнерство толком не успело заработать. Хотя другой договор — НАФТА (соглашение о свободной торговле между США, Канадой и Мексикой) — является вполне себе реальностью, функционирующей с 1994 года, то есть это уже никак нельзя назвать наследием Обамы. Из него Трамп тоже обещал выйти. Видимо, это и будет следующим шагом.

Трамп слов на ветер не бросает. Дело не в наследии Обамы, а в том, что все эти партнерства были призваны создать новую систему экономики, в которой, как говорил Обама, правила международной торговли пишет только одна страна. Однако Обама тут немного лицемерил. Такая система была выгодна не стране, а конкретным людям — властителям жизни в этой стране, всемогущим транснациональным корпорациям, для которых положенные Обамой кирпичики стали бы завершением строительства башни глобального капитализма. Или не завершением: на куполе этой башни оставалось место для кирпичиков Клинтон. Так или иначе, Трамп приступил к сносу этого купола, недвусмысленно дав понять, что его цель не купол — а вся башня.

Замыслы Трампа просты как три копейки — вернуть рабочие места в США, что, собственно, было главным обещанием его предвыборной кампании. Раз ему позволили избраться, значит, в США есть влиятельные силы, которые желают этого, а раз за него проголосовала практически половина населения — значит, половина американцев поддерживает эту идею. С людьми, желающими возврата, все понятно — это, в первую очередь, те же «синие воротнички», о возвращении рабочих мест которых и идет речь. Но это и «белые воротнички» — все те, кто не вписался в новый глобальный мир, где быть американцем круто и престижно только на словах президента, на каждом шагу заявляющего об исключительности их нации, а на практике любой американец, протирающий штаны в офисе, — раб транснационалов, которые, не думая о своих рабах, как им захочется двигают капиталы из банка в банк, из страны в страну, как шашки по доске, в результате чего тот, кто вчера мог считать себя состоявшимся в жизни человеком, в одночасье может оказаться на дне во всех смыслах. И общий кризис капитализма, не утихающий с того самого 2009-го, когда все эти господа в Давосе не на шутку перепугались, только ускоряет эти процессы, делая более драматическими. Хорошо это показано в американском фильме «Нападение на Уолл-стрит», главный герой которого Джим Бэксфорд из-за махинаций с ценными бумагами всяких соросов в одночасье теряет все в жизни и берется за оружие, начиная отстреливать банкиров. Сколько таких потенциальных джимов бэксфордов по всей Америке? И это тоже те, кто стоит за Трампом.

Что означает вернуть рабочие места в Америку? Это означает вернуть в Америку производство товаров, которые уже конкурентоспособны во всем мире, продать которые не составит труда. А те, кто не захочет переносить производство, те, кто предпочтет и дальше экономить на рабочей силе, — тех Трамп пообещал задушить пошлинами в Америке, и экономия уже не покажется им такой экономной. Для этого нужно вывести производство американских товаров из Юго-Восточной Азии. Раз — и нет ТТП. И из Мексики. Раз — и нет НАФТА. На очереди ТТИП, с которым будет еще проще, которое в отличие от ТТП мало того что не подписано, так еще и вызывает резкое неприятие большинства европейцев, для которых это полный захват Америкой их рынка. Так что тут у Трампа найдется немало союзников и сторонников, которые к тому же «рискуют» в ближайшее время встать у руля ведущих европейских стран, отправив на пенсию прежнюю правящую евробюрократию, которую там уже дожидается Обама, сидящий на обломках своих песчаных замков.

Кстати, на следующий день после вступления Трампа в должность состоялось еще одно примечательное событие — собрание лидеров евроскептиков в немецком Кобленце. «Вчера свободная Америка, сегодня Кобленц, а завтра новая Европа» — вот таким был главный лозунг его участников. И если вчера подобные встречи выглядели маргинальными, то сегодня прежним шутникам про маргинальность уже не до шуток. Трамп обретает все больше и больше союзников по всему миру.

И если Европа ждет отказа Вашингтона от Трансатлантического партнерства, который позволит ей вздохнуть свободнее и обрести экономическую самостоятельность от заокеанского «Большого брата», то крушение ТТП уже свершившийся факт, и он тоже на руку кое-кому в регионе. Я имею в виду Китай.

Еще крайне интересное высказывание Чубайса:

Вот, собственно, простая иллюстрация, очень хорошая: посмотрите, Давос открывал генеральный секретарь Компартии Китая — господин Си Цзиньпин речью, которая просто была великолепной, одой рыночной экономике с яркими призывами о необходимости отменять межстрановые торговые барьеры, снижать пошлины, и еще в завершение с заявлением о том, что Китай открывает целый ряд рынков, которые раньше были закрыты. То есть такая суперлиберальная речь, построенная в лучших традициях чикагской школы…

В принципе, этим все сказано, но я поясню. Председатель КНР был единственным лидером крупной мировой державы в Давосе. И, судя по всему, державы — главного геополитического противника новой Америки Трампа. Америки протекционистской. Америки национальной. Америки, вставшей на путь бескомпромиссной борьбы с глобализмом. Америки, в которой не будет места соросам и прочим.

Так может, господин Сорос и прочие через какое-то время станут смотреть на Китай как на оплот мирового глобализма, которым на протяжении почти всего XX века была Америка. Какая им разница? Они ведь не американцы! Они граждане глобального капитала и его одного патриоты. Китай за последние годы достаточно нарастил мускулы, чтобы подхватить оброненное Америкой, вернее, вышвырнутое Трампом знамя. И крах ТТП ему на руку, тем более что это партнерство изначально задумывалось Обамой исключительно против Китая, чтобы вышвырнуть его с быстро развивающегося и наиперспективнейшего азиатского рынка. Но Трамп выбрал возрождение индустриальной Америки. Крах ТТП был, пожалуй, последним условием превращения Китая в полноценную сверхдержаву. А раз так, почему бы ему не стать лидером нового глобального мира?

Впрочем, это все уже домыслы и политическая футурология. Посмотрим, как будут развиваться события. В любом случае будет интересно.

Дмитрий Родионов