Мне казалось, что это очевидно, но это не очевидно. Поэтому я поясню.

украинизация

Все эти русско-украинские языковые срачи порождены одной-единственной причиной: потому что из украинского языка в своё время решили сделать оружие.

Ведь что такое культурный диалог, на самом деле? Это примерно так, как вот собрались люди на маёвку, ну и кто-то там взял с собой шашлычки, кто-то, допустим, скумбрию, а у кого-то, скажем, овощи какие-то. Ну и вот каждый своё, как понятно, нахваливает: «попробуйте, попробуйте». Все пробуют, всем вкусно, всем хорошо. Ну, конечно, бывают эксцессы, типа как кому-то там предлагают свининки заточить, а он, допустим, мусульманин. Или вообще вегетарианец. Ну, как бы, бывает.

Но совсем другое дело, когда кто-то начинает быковать на эту тему типа «так, ты должен это есть! — но я уже ел! — ещё раз ешь, а то бутылкой по башке получишь — ???!!!».

Так и тут.

Собственно говоря, мы ведь с чем имеем дело? Есть вот Украина. Ну и решили: раз такая херня, то надо строить украинскую политическую нацию. Есть масса подходов к строительству политических наций, но они, как правило, требуют разных нетривиальных подходов и средств по их реализации. А у нас же заморачиваться не любят, и решили сделать просто: ага, украинская нация? язык, Бандера, вышиванка, Петлюра, сало, Мазепа, солома. В принудительном порядке. А если я не хочу? а тогда чемодан, вокзал…

Причём что интересно, что идёт всё в комплекте. Любишь украинский язык — люби и Бандеру с Мазепой. А схерабы?

Ну и в итоге что у нас получается? Во-первых, отторжение всего этого процесса нацбилдинга. В смысле, идите-ка вы нахер с вашей бандеросоломой, я русский и меня не е*ёт. Во-вторых, отторжение в отношении самого украинского языка как средства угнетения и символа этого самого процесса.

Отсюда, опять же, следствие: когда кто-то начинал выступать против действующих подходов к нацбилдингу, то он сразу же начинал с языка как с самого очевидного. Ну и конечно, те, кто спекулировал на этих вопросах, тоже начинали с языка. Итог — бессмысленный и беспощадный срач.

И идёт в т.ч. обратная тема. Мол, вот есть украинец, который хочет сохранения своей культуры, но он видит срач, ему становится стрёмно, и он такой: ну, да, а может и Мазепа не такой херовый, а может и с Бандерой не всё так однозначно… Или вообще по-другому: против украинского ничего не имею, но Мазепа не вставляет, значит, и украинский тоже идёт в жопу. Неправильно? Конечно, неправильно. Но не мы такие — жизнь такая.

Не существует языковой проблемы, на самом деле. Как не существует «конфликта» между шашлыком и скумбрией. Существует проблема идиотской политики украинских властей. И не более того.

Ну и отдельно то, что у нас куча народу стали дофига ценителями украинской культуры не потому, что её ценят, а потому, что так надо по политике. Сколько таких ценителей, чьи знания об этой культуре чётко ограничиваются плохо усвоенным школьным курсом приходят и что-то там начинают рассказывать, к примеру, мне? Тупо? Тупо. А у них так всё.

Юрий Ткачёв