На Украине вновь озаботились чистотой нации. На этот раз инициатива облечена в строгую форму. Группа депутатов Верховной Рады внесла законопроект «О государственном языке». Документ, как принято говорить канцелярским языком, определяет меры политического, административного, социального и культурного давления на граждан с целью вытеснения украинским всех других языков из государственной и частной жизни. Меры серьезные. Начиная от штрафов и заканчивая тюремным заключением.

Группа депутатов Верховной Рады внесла законопроект «О государственном языке»

Ни для кого не секрет, что украинская власть не просто уничтожает русский язык. Она уничтожает русских. Хотя, закон этот опасен и для украинцев. Потому что, будучи принятым, он с высокой вероятностью окончательно отправит в историю украинское государство в тех границах, в которых оно существовало не так давно. И которые некоторые «укропатриоты» все еще надеются восстановить.

Наверное, следует разъяснить ситуацию тем, кто считает, что вопрос об объединении Украины с Донецком и Луганском после этого закона все еще будет находиться в повестке дня.

Пунктом 11 Комплекса мер по выполнению Минских соглашений от 12 февраля 2015 года предусмотрено «принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей в соответствии с мерами указанными в примечании». Это примечание, до которого не все дочитывают, содержит недвусмысленные условия, которые должны быть приняты Киевом. А именно: «меры в соответствии с Законом «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» включают… право на языковое самоопределение».

Далее следует вернуться к упомянутому закону «Об особом порядке…», который был принят Верховной Радой 16 сентября 2014 года. Статья 4 гласит, что «государство гарантирует в соответствии с Законом Украины «Об основах государственной языковой политики» право языкового самоопределения каждого жителя в отдельных районах Донецкой и Луганской областей по языку, который считает родным, выбора языка общения, свободного пользования русским и любым другим языком в общественной и частной жизни, изучении и поддержки русского и любого другого языка, их свободное развитие и равноправие. Органы местного самоуправления, местные органы исполнительной власти способом и в пределах полномочий, предусмотренных Законом Украины «Об основах государственной языковой политики», другими законами Украины, международными договорами Украины оказывают содействие в отдельных районах Донецкой и Луганской областей использованию русского и других языков в устной и письменной форме в сфере образования, в средствах массовой информации и создают возможности для их использования в деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления, в судопроизводстве, в экономической и социальной деятельности, при проведении культурных мероприятий и в других сферах общественной жизни».

Эти пространные цитаты помогают понять аргумент, который время от времени приходится напоминать украинским политикам, чересчур свободно трактующим любые договоренности в свою пользу. Изменение условий договора одной из сторон неминуемо влечет изменение условий другой стороной. Более того, чаще всего это делает невозможным исполнение самого договора.

Принятие закона «О государственном языке» будет не только нарушением Минских соглашений. Будет отложен либо вообще невозможен в дальнейшем процесс объединения Украины и Донбасса в общее правовое пространство. И чем дальше Украина собирается уходить от прежних общих норм, правил и законов, тем все дальше она отдаляется от Донбасса.

Три года назад языковой вопрос стал одним из детонаторов украинского кризиса. Признание Верховной Радой 23 февраля 2014 года утратившим силу закона «Об основах государственной языковой политики», т.н. закона «Кивалова-Колесниченко», которым создавалась возможность придания русскому языку статуса регионального и разрешалось использовать его наравне с государственным украинским языком, способствовало восстанию на Юго-Востоке и в Крыму. Тогда власти довольно быстро сообразили, что в пылу борьбы совершили непростительную ошибку. Даже такой упоротый националист как Александр Турчинов, занимавший кресло председателя Рады, отказался подписывать решение парламента. Но Крым уже не вернуть.

В Киеве не могут этого не помнить и не понимать последствий нового шага. Можно как угодно характеризовать украинских политиков, но вряд ли следует считать их кончеными идиотами. Даже если так оно и есть на самом деле. В этой связи можно сделать простой вывод – Киев сознательно идет на обострение языкового вопроса.

Причины понятны. Украина либо надеется сорвать минский процесс в надежде на новые, более благоприятные условия переговоров, либо – готовится к окончательному отказу от Донецка и Луганска.

Правда, некоторые изощренные украиноведы считают, что ничего такого в Киеве не хотят и всего лишь поднимают ставки в борьбе за власть внутри страны. Дескать, начавшаяся подготовка к внеочередным парламентским и президентским выборам требует обострения национального вопроса. Возможно. Но и в таком случае все идет к разводу. Ведь вряд ли можно о чем-то договариваться с людьми, которые легко играют в такие игры.

Алексей Чеснаков, «Актуальные комментарии»