Социальный и экономический кризис поставил под угрозу одно из ключевых благ западной цивилизации, к которой так стремится эта страна – лифты. Как заявляют украинские коммунальщики, лифты в местных многоэтажках подверглись настоящему разграблению. На исправление ситуации у властей попросту нет денег.

В жилых домах Киева функционирует около 10 тысяч лифтов, сроки эксплуатации которых уже истекли, признали в понедельник в киевской мэрии. «Это проблема общегородская. Чтобы вы понимали, срок эксплуатации – это больше 25 лет», – сообщил глава аппарата мэрии Владимир Бондаренко. По его словам, в настоящий момент в столице действует 21 642 лифта, из них эксплуатирующихся до 20 лет – 9100, тех, которым от 20 до 25 лет, – 2933, и таких, которые эксплуатируются более 25 лет, – 9609.

Чиновник напомнил, что в столице действует программа, которая предусматривает и ремонт лифтов, и их замену. «К сожалению, мы не можем ежегодно и ремонтировать, и заменять в целом более чем полтысячи лифтов… бюджета, к сожалению, на это не хватает», – цитировал Бондаренко «Укринформ». Чиновник также обратил внимание, что в последнее время участились кражи оборудования лифтовых шахт.

В кабины киевских лифтов страшно заходить

Плачевное состояние украинского лифтового хозяйства уже давно приводит к многочисленным авариям. Само сообщение Бондаренко стало откликом на ЧП в пятницу, когда в столичной многоэтажке едва не погибла мама с трехлетним ребенком. Об этом на своей странице в Facebook сообщила сама пострадавшая, Анастасия Чоп. По ее словам, аварийные службы приехали только через час. «Сегодня утром в районе 8.20 оборвался трос в лифтовой кабине по адресу г. Киев, Наумова, 23в, сработало аварийное торможение, летели прилично с шестого этажа, остановились между вторым и первым. В кабине находилась я и трехлетний сын. До сих пор трусит. Лифт старый. В кабине и на первом этаже при входе в лифт кнопка вызова аварийной службы не работает, номеров для вызова службы спасения нет. Просидела там около часа. Слава богу, мама нашла номер диспетчерской службы Святошинского района и дозвонилась. Бригада приехала достаточно быстро, около 40 минут – и то после упоминания, что в кабине находится ребенок».

В августе в Киеве, в жилом доме на проспекте Николая Бажана, 10, оборвался трос лифта, в котором находилась супружеская пара. Как сообщает «Информат», в результате падения оба получили травмы позвоночника. В декабре же во Львове в шахте лифта погиб рабочий. Правда, возможно, он пал жертвой собственной ошибки. Как сообщает УНИАН, предположительно, мужчина с применением силы открыл дверь неработающего грузового лифта и упал в шахту.

«В доме, где я сейчас живу, есть два лифта: один грузовой, а второй пассажирский. Один из них не ездит на некоторые этажи, а я живу на третьем и хожу пешком, поскольку это быстрее и безопаснее. Оба лифта ездят медленно и находятся в ужасном состоянии. В кабину просто страшно заходить, ремонт не проводился, наверное, лет пятнадцать», – рассказала газете ВЗГЛЯД пожелавшая остаться анонимной жительница центра Киева. Однако, по ее словам, поскольку в доме 18 этажей, люди вынуждены пользоваться этими кабинами. «У нашей семьи есть вторая квартира – в доме, который считается историческим памятником. Там дела обстоят иначе. Лифт чинят быстро, если он выходит из строя», – добавила собеседница.

Правда, сообщила киевлянка, это не единственная проблема в ЖКХ, волнующая сейчас горожан. «В этом году во дворах не чистили снег, и дороги, асфальт совсем сошли вместе со снегом. Кроме того, возмущают сумасшедшие счета за квартиру», – отметила она.

Воровство страшнее износа

Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко не связывает износ лифтового хозяйства напрямую с евромайданом.

«Все началось раньше. Если в новостройках установлены новые, импортные лифты, то в старых домах стоят механизмы украинского производства. Качество очень низкое, они часто ломаются», – рассказал эксперт газете ВЗГЛЯД. По его словам, на заводе «Большевик» в Киеве с целью экономии на лифты устанавливались маломощные двигатели. «Замена двигателя должна производиться за счет мэрии города, но она не производится, в итоге дом оказывается без лифта», – пояснил он.

Экономист отметил, что наиболее проблемными в этом плане остаются советские панельные дома. «Там все настолько запущено, что уже проще снести и построить новый дом, однако сейчас темпы строительства нового жилья в Киеве существенно сократились», – говорит эксперт. Также, по словам Охрименко, есть случаи воровства деталей механизмов и последующего вывода лифтов из строя.

Донецкий блогер, социолог Денис Селезнев, комментируя газете ВЗГЛЯД состояние лифтового хозяйства на Украине, напомнил, что пару месяцев назад в Николаеве мэр города лично открыл отремонтированный лифт. «Торжественно открыл один лифт в одном подъезде, в областном центре населением около полумиллиона. Это событие было настолько важным! Это, по-моему, показательный пример», – полагает он.

Как отмечает Селезнев, главная проблема – не столько в износе, поскольку в механизм, в конструкцию троса закладывается вдвое больший запас прочности, чем пишется в документации.

«Сейчас на Украине перед лифтовым хозяйством стоит другая проблема: идет массовое разворовывание запчастей механизмов. Представьте: в машинное отделение в обычной девятиэтажке абсолютно беспрепятственно заходит посторонний человек. В управляющем устройстве лифта стоит медная катушка весом около килограмма. Снять ее – дело пяти минут, в пункте приема цветного металла она стоит порядка 200 гривен (примерно 420 рублей), покупка и установка новой катушки обойдется в 2000 гривен. Воровство деталей лифтовых механизмов, содержащих в себе цветные металлы, приняло на Украине масштабы стихийного бедствия», – рассказал блогер.

Социальный лифт по-запорожски

Так, по сведениям Селезнева, в одном из районов Запорожья таким образом выводят из строя 60–70 лифтов в месяц, то есть примерно несколько сотен механизмов по всему городу. «Достаточно посмотреть криминальные новости местных украинских каналов. Расхитители цветных металлов выводят из строя лифты по всей Украине – от Львова до Харькова», – рассказал социолог.

Как отметил Селезнев, к счастью, подобного рода криминал редко приводит к несчастным случаям. «Во Львове как-то женщина зашла в лифт, и в это время как раз своровали медную катушку. Так как в этом подъезде это был уже третий случай подобного воровства, она позвонила на мобильный мужу, тот поймал вора. Вором, кстати, оказался житель того же подъезда», – рассказал блогер.

Воровство катушек – древняя украинская традиция, но после Майдана, с ухудшением экономической ситуации, она приняла масштабы стихийного бедствия. Селезнев уточнил, что подобного рода кражи только в Харькове выросли за последние годы в четыре раза.

Тем не менее, отметил социолог, до абсолютного конца, конечно, еще далеко. «На Украине еще сотни тысяч работающих лифтов, но с каждым днем их количество уменьшается. Мэрии некоторых городов даже рекомендуют жителям нанимать охрану в подъезде, чтобы остановить воровство механизмов», – рассказал Селезнев.

Селезнев добавил, что аналогичных проблем в Донецке меньше. «Я как-то посетил местное лифтовое управление. Мне сказали, что изначально, еще до Майдана, в Донецке вообще меньше, чем по остальной Украине, воровали эти медные катушки», – добавил он. Тем не менее, по словам Селезнева, в Донецке лифтовое хозяйство сталкивается с проблемами другого рода. «Часто компании, обслуживающие лифты, установленные в наших домах, находятся в Киеве. Соответственно, в случае их поломки цена ремонта вырастает в разы. Их теперь нельзя ремонтировать в рамках гарантийного обслуживания», – рассказал социолог.

Никита Голобоков, ВЗГЛЯД