В понедельник, 23 января, в Астане стартуют переговоры по урегулированию ситуации в Сирии. Впервые возможен диалог между представителями официальных властей и оппозиции. Такого прогресса удалось добиться благодаря посредничеству России, Турции и Ирана. Кроме того, впервые переговоры такого уровня проходят без участия США и их западных союзников. Встреча в Астане станет прологом к следующему раунду, который пройдёт 8 февраля в Женеве. О подводных камнях межсирийского урегулирования — в материале RT.

Прогресс возможен: чего стоит ожидать от переговоров по сирийскому урегулированию в Астане

В столице Казахстана собрались семь сторон: правительство, мятежные силы, Россия, Турция и Иран, спецпосланник генсекретаря ООН Стаффан де Мистура, а также посол США в Астане Джордж Крол, который заявлен как наблюдатель. Делегацию Дамаска возглавляет постоянный представитель САР при ООН Башар аль-Джаафари, а сирийскую оппозицию представляет один из лидеров группировки «Джейш аль-Ислам» Мухаммед Аллюш.

Делегацию России возглавляет спецпредставитель президента РФ по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев. От Ирана в Астану приехал  замминистра иностранных дел Хосейн Джабери Ансари, от Турции  — замсоветника МИД по делам Ближнего Востока и Африки Седат Онал.  Основная цель переговоров — создание некой дорожной карты.

Переговоры должны завершиться во вторник в 10.00 по мск. При этом организаторы не исключают, что они могут быть продлены на неопределённое время.

Дипломатическими усилиями Москвы, Анкары и Тегерана в Астане удалось собрать представителей 12 вооружённых группировок, причём только на пять из них распространяется действующие с 29 декабря перемирие.

В частности, Дамаск будет общаться «Джейш аль-Ислам» («Армия Ислама»), представители которой придерживаются салафитской идеологии. По данным Минобороны, на стороне этой группировки воюют около 12 тысяч человек. Отмечается, что это одна из самых воинственных организаций.

Другая радикальная группировка «Ахрар аш-Шам» («Исламское движение свободных людей Шама») в Астану не приехала. Обе организации выступают за введение в Сирии религиозных законов, но публично осуждают «Исламское государство» (структура запрещена в РФ – ред.).

Общий знаменатель

22 января после консультаций с партнёрами Александр Лаврентьев заявил, что Москва сблизила позиции с Анкарой и Тегераном. «За сегодняшний день нам удалось переговорить с иранской стороной, с турецкой стороной — переговорить в трёхстороннем формате, сблизить наши позиции по большинству вопросов повестки дня», — отметил он.

По его словам, формат встречи в Анкаре является уникальным, так как в Казахстан приехали представители Дамаска и вооружённой оппозиции.

Стаффан де Мистура рассказал RT, что прогресс на переговорах возможен, если РФ, Турция Иран будут исходить из согласованных позиций.

«На сегодняшний день мы можем сказать, что если на встрече трёх стран будет достигнута договорённость, которая сможет оказать влияние на стороны конфликта, то это станет важным шагом. Потому что если это приведёт к стабилизации ситуации, то мы выполним пожелания сирийцев», — пояснил Мистура.

Башар аль-Джафари 22 января заявил RT, что достаточно оптимистично смотрит на ситуацию: «Мы сейчас  подводим итоги встреч с некоторыми  сторонами. До сих пор не ясна  картина завтрашней встречи, поэтому  сегодня все делегации работают  допоздна, чтобы прийти к общему  знаменателю, который позволит обеспечить успех завтрашней встречи».

Аль-Джафари полагает, что с оппозицией достигнуто понимание о прекращении огня и объединении усилий против ИГ. По его словам, теперь общие подходы необходимо наполнить конкретным содержанием.

Советник делегации сирийской оппозиции Яхъя аль-Ариди в комментарии RT высказал аналогичную точку зрения. «В военном аспекте нужно закрепить прекращение огня во всей Сирии, с одной стороны, и найти механизмы закрепления этого режима с помощью высокоточных средств наблюдения и контроля для определения нарушителей режима перемирия или прекращения огня», — подчеркнул он.

Аль-Ариди считает, что  установление прочного перемирия станет платформой для политического диалога: «Если будет достигнут успех на стратегической, а не на тактической основе, то возможно, что это будет превращено в сильные политические документы».

Закрепить режим перемирия

«В начале движения в сторону Казахстана эти переговоры воспринимались сирийской оппозицией с большим скепсисом.

Сегодня политический вес этой политической встречи возрос. Всем сторонам ясно, что Астана — важный пункт на пути к политическому урегулированию в Женеве. Главный вопрос — продолжающиеся военные действия, в условиях которых очень сложно прийти к политическому соглашению», — сказал RT президент Общества дружбы и делового сотрудничества с арабскими странами Вячеслав Матузов.

«Встреча в Астане предписывает закрепить эти договоренности и поставить их на реальные рельсы. Это серьёзный шаг к урегулированию сирийского кризиса. Присутствие 12 военных организаций сирийской оппозиции говорит о том, что первый шаг сделан. В Женеве вооружённая оппозиция отказывалась садиться за стол переговоров и общалась только через посредников», — напомнил Матузов.

Старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов призвал не «питать излишних иллюзий». «В Астане собрался очень пёстрый контингент оппозиции. Часть этих группировок аффилированы с террористическими организациями, такими как «Джабхат ан-Нусра» (структура запрещена в РФ – ред.) и ИГ, часть конфликтует между собой».

«Исходя из этого, нельзя говорить о каком-то принципиальном прорыве. Но само проведение такой встречи — факт позитивный.  Важно, что все группировки приехали в Астану для подтверждения заключённого ранее соглашения о прекращении огня.  В дальнейшем можно предположить разные варианты.  Политическое урегулирование предполагает диалог политических сил, но с вооружёнными группировками вести политический диалог сложно», — констатировал собеседник RT.

Долгова смущает участие в переговорах вооружённых отрядов ваххабитского толка: «Дело в том, что такие отряды могут быть созданы на иностранные деньги, но они выдают себя за представителей интересов населения. Сейчас наличие вооружённой оппозиции признается и Дамаском, и российским руководством, насколько такие переговоры будут продуктивны — покажет время».

Алексей Заквасин, Надежда Алексеева, RT