Возможность договориться есть

Что может стать залогом успеха межсирийских переговоров в Астане

В столице Казахстана Астане стартовали переговоры по урегулированию сирийского кризиса, в которых принимают участие представители сирийского правительства и сирийской оппозиции, а также России, США, Ирана и Турции и Стаффан де Мистура — спецпосланник Генерального секретаря ООН по Сирии.

Насколько успешной может стать очередная попытка примирить воюющие стороны?

Военные действия в Сирии идут уже почти шесть лет.

Соотношение сил между правительственными войсками и противостоящими формированиями вооруженной оппозиции можно оценить на сегодня как 60 к 40 в пользу режима Асада.

Подтверждением некоторого перевеса правительственных сил, действующих при поддержке российских ВКС и ряда формирований из дружественных Сирии стран, является недавнее освобождение экономической столицы страны — Алеппо.

Вместе с тем вооруженная оппозиция на ряде других участков фронта организует контрнаступление, в результате чего общая площадь отбитых у боевиков земель в последнее время практически не увеличивается.

В целом ситуацию в военной области можно с полным правом назвать патовой. Очевидно, что силовой сценарий устранения сирийского режима провалился, но сил для полного освобождения страны от вооруженной оппозиции у Дамаска не хватает.

Осознание этой ситуации, признание бесперспективности попыток решить кризис чисто военным путем, обусловливают успешное продвижение процесса «замирения на местах», к которому присоединилось более тысячи населенных пунктов страны.

Ряд крупных оппозиционных формирований дал согласие на прекращение военных действий и свое участие в переговорном процессе.

Конечно, очень непросто собрать и усадить за стол переговоров людей военных, еще недавно смотревших друг на друга через прицелы орудий. Тем не менее возможность договориться есть.

Сирийцы устали от войны. Погибли уже более 300 тыс. человек, более 2 млн человек ранены. Разрушено более 20% жилого фонда, не функционирует примерно 40% предприятий, каждый третий ребенок не может посещать школу, более 7 млн человек превратились в вынужденных переселенцев. Необходимо положить всему этому конец.

Что могло бы стать стержнем переговоров в Астане?

Прежде всего встреча в Астане должна согласовать меры по закреплению режима прекращения огня, объединить и вывести на общенациональный уровень процесс «замирения на местах». Это поможет создать предпосылки для того, чтобы выявить в ходе дальнейших переговоров существо политических и социально-экономических требований той части вооруженной оппозиции, которая готова к участию в политическом процессе.

В качестве срочной проблемы я бы также выделил необходимость принять неотложные меры, чтобы не допустить дальнейшего роста диверсионной активности боевиков против жизненно важных объектов инфраструктуры — систем снабжения водой, электроэнергией, топливом.

Приходится констатировать, что в последние недели резко возросли именно масштабы диверсий. Достаточно отметить недавние попытки боевиков захватить резервуары в районе Айн аль-Фиджи и оставить без питьевой воды столицу страны — Дамаск, а также диверсии на других объектах инфраструктуры.

Противоборствующие силы в Сирии заявляют, что они действуют «в интересах сирийского народа». Если это так, то все они должны четко определить свою негативную позицию в отношении диверсионных действий, осложняющих жизнь населения страны.

Далее. Правительству вместе с патриотически настроенными силами оппозиции нужно определить возможность перехода к скоординированным действиям против иностранных наемников, членов международных террористических организаций.

Здесь можно предвидеть немало трудностей. К примеру, может возникнуть вопрос о выводе из Сирии поддерживающих правительство формирований из Ирана, Алжира и некоторых других арабских стран. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу неоднократно высказывался за отвод бойцов «Хезболлы» с территории Сирии как «членов иностранных формирований». С таким требованием категорически не согласны Иран и сирийское правительство, которые подчеркивают, что эти силы находятся в стране по просьбе законного правительства.

Еще одна тема — функционирование органов административного управления на территориях, которые контролируются вооруженной оппозицией. Каков принцип их формирования, порядок взаимодействия с центральным правительством страны? От решения этих вопросов напрямую зависят будущее Сирии, территориальное устройство этого государства.

Наконец, в Астане важно было бы определиться в отношении того, какой может быть форма участия представителей военных группировок в предстоящих переговорах в Женеве. Как будут сопрягаться усилия руководителей «политической» зарубежной оппозиции, уже принимавших участие в мирных переговорах, с новыми участниками переговорного процесса из числа военных? Реалистично ли рассчитывать на создание в той или иной форме единой делегации оппозиционных сил, или речь пойдет о поиске формулы сбалансированного представительства вооруженной и «гражданской» оппозиции?

Вопросов много, но главное сейчас — не упустить шанс продвинуться по пути национального примирения и восстановления нормальной жизни на земле дружественной нам Сирии.

Пожелаем успехов в многотрудной миссии участникам переговоров в столице Казахстана.

Андрей Бакланов, газета «Известия»