Предстоящая инаугурация президента Трампа обещает быть бурной. По крайней мере, если верить либеральной общественности США, которая явно не намерена позволить тирану мирно и спокойно взять бразды правления.

В ожидании революции гiдности

Что касается страшных угроз представителей левого искусства — сёстры Бьянка Коко и Сьерра Рози Кэседи из американской группы CocoRosie записали композицию вместе с певицей-трансгендером Энони. «В преддверии этой неестественной катастрофы мы чувствуем необходимость восстать, кричать и сжечь Белый дом. Будущее за женщинами», — заявили девушки в подписи к записи. Такого добра мы и в России много видели, а Кремль всё стоит целёхонек. Толоконниковы и Павленские вряд ли представляют угрозу чьей бы то ни было власти.

Более серьёзно звучат планы вывести в день инаугурации несметные сотни тысяч протестующих (ну как у нас т. наз. марши миллионов), которые заставят тирана смириться перед великим народом. В обращении одной такой организации говорится, что «иммигрантам с разными статусами, мусульманам и представителям разнообразных религий, людям, идентифицирующим себя как представителей нетрадиционной сексуальной ориентации, представителям коренной нации, черно- и темнокожим людям, инвалидам и лицам, пережившим сексуальное насилие, больно и страшно». Этой болью и этим страхом они в высокоторжественный день и намерены поделиться.

Кто чем богат, тот тем и делится — тут интересен вопрос, есть ли у протестующих дееспособный штаб и дееспособное интендантство, которые способны превратить аморфную массу в железные когорты политической пехоты. Такое преобразование — азбука «оранжевых революций». Если штабы, интенданты, логистика имеются и они напряжённо (и при этом невозбранно) работают, дело может приобрести и дурной оборот.

Милошевича, Шеварднадзе, Януковича свергали именно так.

Скажут, что невозможно сравнивать нестабильные и недемократические режимы со стабильной в веках, могучей американской сверхдержавой. Бесспорно, различие между Грузией и США чрезвычайно велико. Но, с другой стороны, технология есть технология, а организация массовых протестов в момент передачи власти есть классическая технология «оранжевых революций». Конечно, в США оно сложнее. Старая латиноамериканская шутка (или не совсем шутка) гласит, что в США не происходит военных переворотов, потому там нет американского посольства.

Это вправду затрудняет задачу, но нет таких крепостей, которые не могли бы взять большевики. Принципиальная невозможность применения методичек Джина Шарпа к самим Соединённым Штатам никем не доказана, ибо «Этого не может быть, потому что не может быть никогда» — не доказательство. «Оранжад» подобен бактериологической войне, в которой эпидемия может не ограничиться планируемыми рамками. Смертельные бациллы государственных границ не разбирают.

Но чем бы ни кончилось дело 20 января — пойдёт «оранжевый» протест вглубь и вширь или не пойдёт, — важный прецедент уже создан. Никогда ещё инаугурация избранного президента США не происходила в столь немирной обстановке. Даже в перекалённом 1933 году Рузвельт-мл. спокойно вступил в должность.

Что ставит под сомнение основополагающий принцип даже не американизма, а всей западной демократии. Согласно Карлу Попперу (учеником которого, кстати, считает себя любитель «оранжевых революций» Джордж Сорос), демократия есть возможность смены правительства без применения насилия. Что и отличает её, согласно Попперу, от других типов политического устройства.

Впрочем, ещё за 20 лет до Поппера русский националист В.В. Шульгин отмечал принципиально мирный характер демократической передачи власти:

Взять хотя бы самую ожесточённую избирательную борьбу. Кричат, вопят, суетятся, поносят; ругаются и угрожают друг другу точь-в-точь, как на восточном базаре; а в конце концов, после всей этой суматохи, что делают? Подсчитывают записки, и кто получил записок больше, тот и объявляется победителем. Ему предоставляется право распоряжаться на несколько лет; и оставшиеся в меньшинстве покоряются…

Судя по нынешней атмосфере в Вашингтоне, выступающие рука об руку продвинутая общественность и финансовая олигархия не прочь внести существенные коррективы в эту идиллическую картину.

Максим Соколов, RT