Корпорация Roshen, владельцем которой является президент Украины Петр Порошенко, решила закрыть производство конфет и вафель в Липецкой области. Украинский собственник винит в этом Россию. Однако Порошенко сам довел «живое» предприятие до закрытия. Новый же собственник сможет начать генерировать прибыль при минимальных инвестициях.

 

Корпорация Roshen, владельцем которой является президент Украины Петр Порошенко, заявила о закрытии производства Липецкой кондитерской фабрики Roshen. «Полная остановка производства и консервация производственных и инфраструктурных объектов запланированы на апрель 2017 года», – сказано в сообщении.

Генеральный директор фабрики Олег Казаков, который сейчас находится в Киеве, подтвердил прекращение работы в апреле, после того, как фабрика выработает закупленное сырье. После этого три промплощадки – в Липецке, селах Сенцово и Косыревка – будут закрыты.

С 2013 года производство продукции на Липецкой кондитерской фабрике сократилось в три раза, жалуются в Roshen. Если в 2012–2013 годах фабрика выпускала до 10–12 тыс. тонн кондитерской продукции в месяц, то в 2016 году – только 3 тыс. тонн, говорит Казаков.

Причинами закрытия фабрики в корпорации Roshen назвали экономические и политические. В резком падении производства там, конечно, винят Россию.

«Начиная с 2013 года производство продукции на Липецкой кондитерской фабрике сократилось в три раза. Причиной тому стало и резкое снижение ассортимента после необоснованного запрета Роспотребнадзором в 2013 году импорта украинской продукции Roshen на территорию РФ, и активная дискредитация деятельности фабрики в российских и украинских СМИ, и давление органов власти в ряде регионов на торговые организации из-за продажи продукции Липецкой кондитерской фабрики, и снижение общего уровня покупательной способности населения», – сказано в заявлении украинской корпорации.

На самом деле запрет поставлять конфеты Roshen в Россию вряд ли как-то могли отразиться на производстве Липецкого завода, который находится на российской территории – главный рынок сбыта для него оставался открытым. Скорее пострадать должны были фабрики Порошенко, которые находятся на Украине. К тому же запрет был вызван нарушениями стандартов качества и безопасности украинской продукции, например в молочном шоколаде было обнаружено опасное химическое соединение бензпирен.

Жесткого черного пиара против Липецкой фабрики в СМИ, на что намекает украинская корпорация, также не было замечено.

Обвинения же украинской корпорации в адрес российских властей в том, что они запретили рознице продавать продукцию Липецкой кондитерской фабрики, требуют как минимум доказательств. Но если бы теоретически такой негласный запрет был, то фабрика Порошенко в Липецке закрылась бы еще несколько лет назад.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков также исключил какое-либо политическое давление на Roshen. Решение о закрытии кондитерской фабрики в Липецке принимали акционеры, предприятие могло бы работать дальше, сказал он. По его словам, остановка фабрики – суверенное решение владельцев Roshen. «Работа там проводилась, и президент делал заявления относительно этого», – сказал Песков. По его словам, предприятие могло бы работать, передает ТАСС.

В октябре 2016 года на Валдае президент России Владимир Путин так охарактеризовал ситуацию на заводе в Липецке: там есть некоторые проблемы, связанные с невозвратом НДС, но в целом фабрика работает успешно. По его словам, Россия старается уважать право собственности, это касается и принадлежащей Порошенко фабрики в Липецкой области.

Казаков называет еще одну причину – липецкое предприятие потеряло весь объем экспорта в страны СНГ. Однако рядом находился российский рынок сбыта – куда более масштабный и серьезный, чем любой рынок СНГ. Провал продаж на российском рынке может объясняться как нежеланием собственников продавать товар, так и ошибочной ценовой и маркетинговой политикой.

Ранее Казаков также отмечал, что падению продаж способствует неприятие торговой марки Roshen отдельными категориями покупателей. Но большинство покупателей в России и не подозревают, какие конфеты и вафли принадлежат какой фабрике. В ассортименте же Roshen имеется продукция под более 100 различными наименованиями.

Снижение уровня покупательской способности в России – это единственная экономически обоснованная причина сокращения объемов производства на Липецкой фабрике, которую назвала украинская корпорация. Хотя в сравнении со снижением покупательского спроса на Украине в России ситуация, конечно, в разы лучше. В любом случае этой причины недостаточно для трехкратного падения выпуска. Это доказывают показатели работы конкурентов корпорации Roshen на российском рынке. В 2015 году рынок кондитерских изделий еще немного снизился, но всего на 1%. Причем пострадал в первую очередь импорт, который резко сократился, а не местные производители. Благодаря уходу импорта и девальвации рубля российские кондитеры чувствовали себя неплохо. В 2016 году вообще наблюдался рост производства кондитерских изделий в России. Окончательный уход с российского рынка «украинской» дочки россияне вряд ли заметят. Своих конфет и шоколадок хватает.

Поэтому главная причина закрытия завода в Липецке – это желание и действия собственника, в том числе незаконные.

В 2014 году Порошенко обещал вообще продать Roshen, в том числе липецкую фабрику. Он нанял для этого инвестиционную компанию Rothschild и украинскую инвестгруппу «Инвестиционный капитал Украины». Однако заявил, что так и не смог найти покупателей. В январе 2016 года украинский президент передал свою долю в корпорации в независимый «слепой» траст. Банк – управитель траста имеет также четырехлетнюю доверенность на переговоры о продаже активов.

В украинской корпорации говорят, что арест имущества липецкой фабрики, наложенный Следственными комитетом РФ в рамках уголовного дела, сделал ее продажу невозможной. Это действительно могло стать препятствием и отпугнуть потенциальных покупателей. С другой стороны, речь идет о воровстве денег из российского бюджета. Следственный комитет России обнаружил факт хищения компанией 180 млн рублей путем незаконного возмещения НДС. По версии следствия, построив в 2011 году здание липецкой фабрики, Roshen и «Металлимпресс» в 2012–2013 гг. попросили возместить 180 млн рублей налогов с потраченных на стройку более 1 млрд рублей. Но стоимость работ была завышена, утверждал СК. В апреле 2015 года СКР возбудила уголовное дело по факту мошенничества в особо крупном размере. Тогда же имущество липецкой фабрики было арестовано.

Руководство завода явно и не пыталось спасти производство и рабочие места. После того, как собственник понял, что продать завод не получится, он решил перед закрытием как можно больше вывести на Украину. Для этого российская «дочка» Roshen увеличила выплату дивидендов за 2015 года в 2,5 раза – на 2,251 млрд рублей. И это несмотря на снижение выручки фабрики в 2015 году до 1,5 млрд рублей и получение чистой прибыли в 62,7 млн рублей. Всего за 2014–2016 гг. корпорация Roshen получила и вывела на Украину 72,06 млн долларов дивидендов от активов в Липецкой области. Это официальные данные. И эти деньги, заработанные на российском заводе, Roshen вкладывала в развитие производства на Украине, говорили в компании. «Учитывая, что это было заработано уже после серьезного сокращения производства, можно только догадываться какие суммы на Украину уходили до 2013 года», – замечает Алексей Антонов из «Алор Брокер».

Владелец фабрики Roshen при желании мог легко сохранить прибыльность бизнеса в России и выгодно продать, если бы сотрудничал со следствием, а не обжаловал решения судов.

В целом для российского рынка потеря несущественная. Единственный минус – это потеря рабочих мест. «На улице окажутся 700 человек трудового коллектива, получавших приличную по российским меркам зарплату. Все они, согласно закону, получат выходные пособия», – отметил Казаков. То есть после увольнения они должны будут получить зарплату за три–четыре месяца. Но изначально работало около 2 тыс. сотрудников, увольнения идут уже четвертый год.

Однако у них есть возможность вернуть свои рабочие места, как только у завода появится новый собственник, заинтересованный в росте прибыльности, а не уводе последних денег на Украину.

Скорее всего, липецкая фабрика будет простаивать до вынесения окончательного решения судом. На имущество наложен арест, поэтому перепродажа до вынесения этого решения невозможна, даже в случае, если предприятие объявит себя банкротом.

«Ситуация, скорее всего, будет развиваться по следующему сценарию. Суд вынесет решение, по которому будет наложено обязательство по погашению задолженности, сформировавшейся в результате вменяемых махинаций с НДС, а также по выплате штрафа. Так как фабрика бездействует и не приносит прибыли, то будет принято решение о банкротстве, и уже в ходе конкурсного производства активы, в том числе производственные мощности, будут реализованы на торгах и обретут нового собственника», – говорит газете ВЗГЛЯД исполнительный директор Heads Consulting Никита Куликов.

Именно на это рассчитывает губернатор Липецкой области Олег Королев. Он уверил, что в случае продажи актива кондитерская фабрика в Липецкой области может быть перезапущена новыми инвесторами. «Конечно (возможен перезапуск). Фабрика-то живая. Если дойдет до того, до чего должно дойти – до продажи, новые инвесторы запустят в течение двух минут», – подчеркнул губернатор, передает RNS.

По его словам, потенциальные инвесторы, как российские, так и не российские, заинтересованы в активе. «Так что, как только Порошенко окончательно примет решение о продаже, все пойдет нормально. Переживем», – заключил Королев. По словам губернатора, украинская корпорация на самом деле пока не продает завод.

Финансовый аналитик группы компаний «Финам» Тимур Нигматуллин оценивает, что актив с учетом разных политических рисков может быть продан с аукциона за 0,5–1,5 млрд рублей. По его словам, если актив будет продан по текущей рыночной цене в обозначенном диапазоне, то обесценение в рублях составит около 1–3 млрд по сравнению с докризисными временами.

Желающие приобрести производственные мощности липецкой фабрики найдутся быстро, согласны эксперты. «При снятии проблем правового характера новый собственник найдется быстро, поскольку мы говорим о современном производстве с высоким экспортным потенциалом», – считает Куликов.

Из числа потенциальных покупателей называется фабрика «Славянка», которая еще в прошлом году изъявляла желание прибрать актив к рукам. «Такое приобретение помогло бы компании частично нарастить собственную долю на рынке и, соответственно, вернуть не только текущие 700 рабочих мест, но и всех тех, кто потерял работу до начала российско-украинского конфликта», – считает Алексей Антонов из «Алор Брокер».

Для запуска производства, скорее всего, не потребуется существенных вложений, ведь оборудование на предприятии не имеет высокого износа, а рабочие, которые с ним работали, фактически могут просто вернуться на те же самые рабочие места, добавляет он.

«При условии, что фабрика будет законсервирована должным образом, а обнаруженные в 2016 году проблемы с промышленной безопасностью на производстве будут устранены, фабрика может начать генерировать прибыль в сжатые сроки и при минимальных инвестициях, поскольку обновления производственных мощностей и модернизации оборудования не требует», – считает Куликов.

Но есть риск, что новому собственнику все-таки придется потратиться на восстановление того оборудования, которое простаивает с 2013 обесценение 2015 годов. Ведь чем больше простой оборудования, тем дороже придется вкладываться в его оздоровление. Другой риск заключается в том, что оборудование с завода может быть вывезено на Украину.

Ольга Самофалова, ВЗГЛЯД