Россия может помочь Польше иметь свет, тепло и чистый воздух одновременно

Варшава нашла новый «аргумент» в борьбе против строительства газопровода «Северный поток-2», который осуществляют концерны «Газпром» (Россия), E. ON (Германия), Shell (Великобритания-Нидерланды), BASF/Wintershall (Германия), OMV (Австрия), ENGIE (Франция). Теперь атака на проект ведется с позиций экологии. 17 января этого года на польском портале BiznesAlert. pl и на следующий день в газете Rzeczpospolita вышли статьи юриста Фонда ClientEarth Марчина Сточкевича. Тезисы эксперта сводятся к следующему. «Газпром» утверждает, что «Северный поток-2» будет способствовать сокращению выбросов углекислого газа. По трубе в Европу пойдет 55 миллиардов кубометров газа в год. Этого объема хватит на то, чтобы произвести тот же объем энергии, что 225 блоков угольных ТЭС мощностью 400 мегаватт. Поскольку при сжигании газа выделяется в два раза меньше углекислого газа, чем при сжигании угля, выгода для климата очевидна.

Только все это «извращающая правду пропаганда», утверждает Сточкевич. Поскольку сжигание упомянутого объема газа — это 106 миллионов тонн выбросов CO2. Примерно столько, сколько составляет объем выбросов парниковых газов в Чехии или треть объема выбросов в Польше. Сравнивать одно ископаемое топливо с другим, доказывая, что второе отравляет планету меньше, а, значит, может называться «экологическим — это пиар-прием, который уже давно используют добывающие концерны всего мира. Нужно сказать прямо: газ не относится к чистым источникам энергии, а 106 миллионов тонн CO2 в год — это все равно на 106 миллионов тонн слишком много. Тем более что Европа в газе не нуждается. Поэтому, если Евросоюз собирается всерьез выполнять свои обязательства, его политика не должна сводиться к ограничению выбросов угольных электростанций, так как «Северный поток-2» может на десятилетия закрепить на континенте доминирование ископаемого топлива, завершает эксперт.

Однако непонятно, почему в борьбе за экологические стандарты он обходит стороной собственный проект Польши — создание хаба «Северные ворота», который должен будет, по задумкам Варшавы, распределять газ, поступающий туда из уже построенного СПГ-терминала в Свиноуйсьце и проектируемого совместного норвежского-датско-польского газопровода Baltic Pipe. Дело не только в том, что «Северный поток-2» является мощным конкурентом польскому проекту и лишает Варшаву ожидаемых доходов. Правящая ныне партия «Право и Справедливость» (PiS) делает ставку на развитие в стране угольной генерации. По словам профессора Технического университета в Лодзи Владислава Мельчарского, спрос на уголь в стране не только не уменьшится, но может и увеличиться ввиду необходимости сохранения непрерывности поставок электроэнергии. Обеспечить это могут только электростанции атомные, газовые и угольные. АЭС для Польши обойдутся очень дорого. Газ нужен в первую очередь для выработки тепла, чтобы страна не задохнулась от смога. Остается только уголь.

А здесь действия Варшавы вступают в противоречие с политикой Брюсселя. Польша разработала проект создания так называемого «рынка мощностей». Он должен помочь справиться с энергетическим дефицитом. Министерство энергетики предлагает следующий механизм: производители будут получать оплату не только по факту поставок энергии, но и за готовность ее поставить. По оценкам, это прибавит к счетам поляков за электроэнергию около 2−3 млрд злотых в год. Однако проект министерства нужно согласовать еще с Евросоюзом. А там скептически относятся к этой идее, воспринимая ее как способ скрытно поддерживать местных производителей, что препятствует свободе конкуренции. 30 ноября прошлого года Европейская комиссия одобрила форму устройства энергетического рынка в ЕС. Одно из предложений особо повышает лимит на выбросы CO2 для генераторов электроэнергии, которые получают государственное субсидирование. Для Польши это означает практическое закрытие угольных электростанций. Что интересно, комментируя эту коллизию, упомянутый нами выше юрист Сточкевич заявил Польскому агентству печати: Еврокомиссия может заблокировать желание Варшавы ввести в действие новый механизм финансирования угольной генерации «из-за негативного воздействия на окружающую среду».

Проблема в том, что Польша уже сейчас встала перед крайне неприятным выбором. Новый год поляки встретили в чаду и дыму. Смог окутал столицу и другие крупные города. А в полдень 8 января был зафиксирован «печальный рекорд» — уровень загрязнения воздуха превысил показатели за прошлые десять лет. Столичная мэрия попросила горожан пользоваться общественным транспортом и при возможности не выходить из дома. Но дело не в автомобилистах. Пришедшие холода заставили варшавян искать спасение в использовании печей и каминов, которые топили, чем попало. По словам столичного вице-мэра Михала Ольшевского, 80% всех домохозяйств в Варшаве подключены к центральному отоплению, однако оставшихся 20% хватает, чтобы испортить воздух. При этом, констатирует The New York Times, ядовитый туман накрыл поляков вскоре после обнародования доклада Всемирной организации здравоохранения, в котором говорится, что 33 из 50 самых загрязненных городов Евросоюза находятся в Польше, «в значительной мере опирающейся на свою национальную угольную промышленность и наотрез отказывающуюся инвестировать в возобновляемые источники энергии, способные заменить уголь, известный здесь, как «черное золото».

Для Варшавы возобновляемые источники энергии — это все-таки не выход, страна просто разорится. Министерство окружающей среды Польши успело обвинить в создании смога «частных иностранных инвесторов», которые взяли себе системы центрального отопления в польских городах, однако не хотят заниматься развитием сети подключений и не вкладывают в экологические проекты. А само правительство готово к сотрудничеству с иностранцами, решения, которые оно принимает, грамотные? Речь не только о самостреле в ногу, которое делает Варшава, поднимая тему «опасности» для политики сокращения выбросов парниковых газов строительства российско-европейского газопровода «Северный поток-2». Правящая партия PiS ставит польское общество перед выбором, с чем им жить — со светом и теплом или чистым воздухом. Но есть варианты, позволяющие обрести и первое, и второе одновременно. Например, Варшава могла бы предложить России рассмотреть возможность ее участия в проекте возведения Балтийской АЭС в Калининградской области. Ведь получение электроэнергии от этой станции помогло бы улучшить польский климат, позволив вывести из эксплуатации загрязняющую воздух угольную генерацию. А иначе «желтый туман Арахны» будет по-прежнему отравлять жизнь полякам как в прямом, так и в переносном смысле.

Станислав Стремидловский, ИА REGNUM