С приближением вступления Трампа в должность президента многократно усиливаются ожидания переформатирования если не всей глобальной системы международных отношений, то, как минимум, актуальной мировой повестки.

КрымНаш

Все чаще рассуждают о так называемой «Большой Сделке» между Россией и США. Заключение такого соглашения якобы позволит двум странам скорее избавиться от разрушительного «внешнеполитического наследия Обамы», снять жесткие противоречия, сбалансирует интересы и обеспечит уровень доверия, необходимый для решения накопившихся локальных проблем.

Гипотетическое содержание Сделки обсуждают не только в Москве и Вашингтоне, но и в Пекине, Токио, Берлине, etc. Правда те, кто действительно принимает решения, пока помалкивают. Усиливают интригу. В результате то тут, то там появляются явно фантастические сценарии, а у самых нетерпеливых – сдают нервы.

В этой связи интересно наблюдать последние дискуссии на Украине, элита которой вписала себя первым номером в список главных жертв Сделки. Порой складывается впечатление, что Киев уже готовят к эвакуации, а любимцы и бенефициары Майдана держат наготове: кто джеты в Жулянах, а кто машины до Чопа.

Следует признать, что если «Большая Сделка» действительно состоится, то Украина вряд ли будет ее первым и самым важным пунктом. Разумеется, ее невозможно будет обойти. Но только в части, соответствующей реальному месту этой страны в мире.

Чем Украина была для мира еще совсем недавно? Ничем. Чем же она хочет стать? Всем. Результат такого революционного скачка в национальном сознании — гипертрофированное самомнение украинской элиты. За три года оно обернулось лишь мощнейшей головной болью для остального мира.

Конечно, у западных политиков всегда было и все еще остается сильное желание использовать Украину как враждебное России государство. Однако реальной возможности долгое время играть эту роль у Киева совсем немного. Либо – военный конфликт. Результат понятен. Либо – развал страны. Ведь исполнение сопутствующих пожеланий вороватой украинской элиты становится чересчур накладным. Более того, безоговорочная поддержка украинских властей в их антироссийских прожектах уже привела к значительным внутренним издержкам на самом Западе.

Именно поэтому решение украинского вопроса как одна из частей «Большой Сделки» выглядит и возможным и желательным. Хотя бы одной причиной для головной боли в мире станет меньше.

Следует, однако, учесть несколько принципиальных позиций. Первое. В «Большой Сделке» нет места для возврата к крымскому вопросу. Тема закрыта. Второе. Вряд ли Россия откажется от поддержки восставшего народа Донбасса. Поддержка слабого в противостоянии с сильным не означает, что этому слабому можно позволить уничтожить еще более слабого.

И, пожалуй, главное. Если на Западе хотят, чтобы Россия перестала влиять на Украину, необходимо, чтобы Россия перестала воспринимать ее как реальную угрозу. Для этого необходимо просто перестать создавать из Украины такую угрозу. Поэтому «Большая Сделка» в части Украины должна гарантировать на будущее нейтральный статус страны. Украина заявляет, что не хочет быть разменной монетой? Отлично! Не стоит ее разменивать. Пусть остается ничьей. Если хочет остаться.

С завтрашнего дня предложения из Вашингтона приобретут совсем другой вес. Осталось ждать совсем немного. Однако, какие бы новые бумаги не ложились на знаменитый стол в Овальном кабинете, необходимо учесть, что существуют принципы и интересы, которые невозможно изменить никакими сделками. Даже очень большими.

Алексей Чеснаков,
директор Центра политической конъюнктуры, «Актуальные комментарии»