Эксклюзив News Front. Специалист по Ближнему Востоку Таймур Двидар считает предстоящую встречу в Астане по сирийскому кризису переломной. Сирийская военная оппозиция настолько изменила риторику, что уже допускает партнерские отношения с российской стороной. Этот момент Двигар называет величайшим достижением России, которое стало возможно благодаря ее историческому опыту и опытному руководству.

News Front: Чего нам ждать от астанинского формата сирийского урегулирования?

— Там, на Востоке всегда говорят – дьявол кроется в деталях. Я предлагаю немножко деталей по Астане.

Мы наблюдали, мы видели, как сирийская оппозиция вооруженная постоянно отказывалась или угрожала отказом приехать в Астану, мотивируя это тем, что Россия не выполняет взятых на себя обязательств как посредника в давлении на режим Асада с целью прекратить нарушения перемирия. Но мы знаем, что Дамаск без воды, и Дамаск отвоевывает те территории, которые снабжают водой. Тем не менее, 23 число, вопреки ожиданиям многих экспертов, как на Западе, так и на Ближнем Востоке, они все махали рукой и говорили, что, скорее всего, не состоится эта встреча, оно объявлено, и, дай Бог, произойдет.

И почему же сирийская оппозиция, вооруженная, подчеркну – это те, которые полевые командиры, соглашаются прибыть в Астану под влиянием Турции – союзника России по урегулированию конфликта в Сирии? Причем, «союзника» — я не оговорился, потому что, впервые можно назвать партнерство России и Турции в Сирии как некий союз: и военный, мы видели совместное участие в операции российских и турецких военных, и политический. Со стороны сирийской оппозиции выбран лидер группировки, которая считается террористической — это «Армия ислама», они находятся в основном в районе Дамаска и юго-восточнее занимают позиции. Со стороны официального Дамаска – Джафари – это политик. И вот тут начинаются нюансы.

С одной стороны – террорист, по большому счету, по нашей классификации. С другой – политик. При том, что вопросы в Астане должны обсуждаться исключительно безопасности Сирии. Или иными словами – прекращение огня. Но если начнем рыться в деталях, то уже есть уступки.

Россия совершила уступки, согласившись на вот такого представителя оппозиции. И оппозиция согласилась, вопреки упрекам, на представителя со стороны Дамаска – политика, хотя предполагалось, что только военные будут с обеих сторон – силовики будут встречаться. И вот здесь, на мой взгляд, хоть и при заявлении господина Лаврова о том, что Астана – это исключительно площадка для периода прекращения огня, на самом деле – это некий задел на политические шаги в том числе.

Обратим также внимание на то, что политическое крыло основной группы Эль-Рияд сирийской оппозиции, которая не на поле — она мало там что контролирует, там не присутствует. Они будут там лишь в качестве экспертов. При том, они жаловались, что им долго нет приглашения, и так далее. Получается сейчас, что Россия и Турция совместно прикладывают усилия к диалогу вооруженной оппозиции с политиками Дамаска. Конечно, этот политик представляет также и вооруженные силы, но не забываем, что на территории Сирии присутствует Иран, в виде шиитской группировки Хезболла и других группировок шиитского толка. А это «красная тряпка для быка» – для сирийской оппозиции. И не только для них, но и всего региона суннитского, арабского.

Поэтому, мне кажется, что если сложится все так, как задумано лучшими политическими умами в России и Турции, скрестить, скажем так, сирийские силы с двух сторон, и направить их на борьбу с ИГИЛ (орг. запрещена в РФ, — ред.) — это будет первая победа.

Безусловно, здесь нужно будет еще какие-то уступки совершить. Ну, предположим, что из Сирии уберутся проиранские и иранские группировки. Я просто предполагаю, потому что у нас назрел конфликт, мы это видим, между Москвой и Тегераном – кто главнее. Всем очевидно, во всем мире, что главнее Москва, которая принимает решения по Сирии практически единолично, но Тегеран считает, что это он единолично там всем распоряжается. И второй успех был бы, если произошел бы перелом в сторону политического урегулирования. И тогда женевская встреча, которая планируется, и где будут представлены все сирийские группировки, не военные, а политические, станет не совсем легитимна. Потому что, реально контролируют ситуацию боевики. И впервые — это третья мирная инициатива России в Сирии — в Астане будут полевые командиры встречаться. Так что, это очень большая политическая победа. И военная. Потому что, только после Алеппо это стало возможным.

News Front: Очень интересно в этом плане заявление сенатора-ястреба господина Маккейна, который сказал, скрипя зубами, конечно, не радуясь этому, что Россия сегодня – это ключевой игрок на Ближнем Востоке, а мы — США, нам позволено только в замочную скважину подсматривать. То есть, господин Де Мистуро в Женеве может оказаться не у дел. Я помню события в Афганистане, когда с полевыми командирами наши руководители армейские встречались, разговаривали. С некоторыми, кто живой, до сих пор встречаются, разговаривают и испытывают взаимное уважение, хотя на поле сражения воевали друг против друга. А вот все эти лондонские оппозиционеры, девочка Бана — это никак не участники переговоров по сирийскому урегулированию.

— Абсолютно правильно. Да, подстрекатель Маккейн… это его политическое кредо. Это политика. Тем не менее, все складывается очень даже интересно. Мне сложно сейчас предположить действия, я про США – слова Трампа мы слышали, но очень хотелось бы посмотреть на те телодвижения, которые сделает Администрация нового американского президента уже в январе. Вот как они отреагируют? От этого тоже очень многое зависит – на самом деле, 50 % успеха.

Маккейн, конечно, иронизирует, но роль США на Ближнем Востоке как была очень влиятельной, так она и остается. Де факто, у них там более 150 тысяч военных. Именно американских, не НАТО, а США. США – великая страна, и мы не можем ее списывать со счетов в ближневосточном конфликте. Но после развала СССР это впервые, когда Россия показывает себя, свою дипломатию, свою армию, свою мудрость. И то, что сейчас произойдет в Астане – это тот самый накопленный исторический опыт именно России по возможности и умению договариваться с оппонентом, хотя Россия в этот раз выступает как модератор примирения.

Обратите внимание на реакцию сирийской оппозиции. Перед Вами человек, который ежедневно с ними общается в эфирах. Риторика очень сильно изменилась. На нас смотрят почти как на партнеров. Они допускают это. Я имею ввиду, оголтелых таких русоненавистников, которые нас обвиняли в том, что мы детоубийцы, грабители и прочее, прочее. Совсем по-другому разговаривают. Это достижение очень большое. Я бы лично Владимиру Путину, Сергею Лаврову и Сергею Шойгу медали какие-то вручил, будь я функционером в ООН.

Беседовал Сергей Веселовский

Текст подготовил Игорь Орцев