В понедельник, 16 января, Украину с прощальным визитом посетил вице-президент США Джозеф Байден. Еще два года назад он шутил о том, что разговаривает с Порошенко чаще, чем с собственной женой.

Этот визит стал уже пятым с начала Майдана. Байден сидел в президентском кресле, выступал с парламентской трибуны, назначал и снимал украинских чиновников, а его сын даже добывал украинский газ.

И вот теперь Байден уходит. И тут же вновь начались разговоры о том, что без мощнейшей поддержки в его лице Порошенко не сможет удержаться у власти.

После недавнего выступления Порошенко в Одессе, где он наконец представил замену Саакашвили, возобновились гадания по фотографии о состоянии здоровья президента. Мол, выглядит Петр Алексеевич уж так плохо, что, вероятно, осталось ему совсем недолго. Не иначе как одной ногой в могиле человек.

Это напомнило мне историю с избранием папы римского Иоанна XXII в 1316 году, когда Филипп Красивый замуровал кардиналов, чтобы выйти они могли только вместе с новым папой. Кардиналы нашли, как им показалось, блестящий выход: избрать 72-летнего Жака д’Юэза – человека, который, казалось, уже при смерти.

Но как только Жака д’Юэза избрали, он тут же чудесным образом исцелился и пробыл во главе престола Святого Петра последующие 18 лет, да так, что пережил большинство своих избирателей.

Кто же думал, что больной немощный старик дотянет до своего 90-летия и станет одним из самых деятельных и энергичных пап в истории. Вот подобная ошибка, как мне кажется, совершается сейчас в отношении опухшего, загнанного и едва ли не умирающего Порошенко.

Несмотря на то, что многие политологи постоянно пророчат крах и уход Порошенко, позиции президента остатков Украины, похоже, только укрепляются.

Подобные прогнозы звучали еще в прошлом году, но 2016-й не только не обернулся крахом Порошенко, но, наоборот, позиции украинского президента за этот период заметно окрепли.

Политологи, рассказывая российской аудитории об украинских делах, утаивают одну простую вещь. Дело в том, что политика на Украине, особенно в последние 15 лет, стала куда изощренней, хитрее, коварней, скажем так, креативнее – и более непредсказуемой, чем в России.

Вот взять Михаила Касьянова. Кому в голову придет, что при рейтинге в доли процента он вновь может стать премьер-министром? Наверное, никому. А на Украине Гройсман, имея поддержку в 0,9%, вполне себе премьер.

Да и нельзя исключать, что тот же Яценюк с рейтингом в 0,5% тоже может при определенных условиях вернуть себе премьерский пост. Ведь контролирует же его «Народный фронт» 20% мест в парламенте? Ничего, что нынешний рейтинг партии не особо опережает рейтинг самого вождя и также колеблется около 1% – вполне важная часть властной конструкции.

Некоторые шутят, мол, рейтинг самого Порошенко низкопроцентный, как обезжиренный кефир. Но это не имеет особого значения, так как он все равно выше, чем у подавляющего большинства украинских политиков – что-то около 6%.

Больше сейчас, наверное, только у Юлии Тимошенко. Еще одна тень из прошлого, которая вполне имеет шансы отхватить себе кусок власти на Украине, невзирая на все былые «заслуги».

Все дело в том, что украинская политическая система уже давно не зависит от мнения о ней украинского населения.

К примеру, опросы Института социологии Академии наук Украины показывают, что лишь 5% граждан считают, что в стране существуют политические силы, которым можно доверить власть. И при этом на Украине не появляется ничего, что могло бы составить конкуренцию нынешней политической системе.

В этих реалиях главным условием сохранения власти является максимальный контроль над административным механизмом, олигархами, СМИ и материальными ресурсами. И вот как раз с этими компонентами у Петра Алексеевича не только все хорошо, но за последний год стало ощутимо лучше.

Напомню, что год назад главным нервом украинской политики была борьба Порошенко за контроль над правительством. Тот же Байден категорически запрещал проводить досрочные выборы, да и просто менять Яценюка на кого бы то ни было.

Тогда тоже нашлись люди, которые объявили это событие серьезным политическим кризисом. Порошенко, дескать, готовил уже самолет.

Но вскоре оказалось, что лететь в Америку пришлось ушедшему в отставку Яценюку, а новое правительство неким удивительным образом на 80% состоит из людей Порошенко, включая премьера Гройсмана.

Исключения составляют лишь неинтересные посты, типа министра культуры или образования, которые отдали откровенным маргиналам, либо те должности, которые напрямую контролируют американцы, вроде МВД или вице-премьера по европейской интеграции.

На выходе Порошенко полностью поставил под контроль исполнительную ветвь власти, подобно тому, как это получалось у его предшественника Виктора Януковича.

С контролем над парламентом тоже все складывается более-менее удачно. Тот же «Народный фронт» ввиду своей однопроцентности вынужден держаться в фарватере президентской фракции под угрозой роспуска и перевыборов. А перевыборов, естественно, эта политическая сила не переживет.

Конечно, плохие депутаты вяленько голосуют, когда речь идет о Минских соглашениях, но вполне бодро, когда речь заходит о президентских законопроектах.

С голосованием за президентский законопроект связана и самая свежая победа Порошенко, теперь уже над судебной властью.

В принципе, Верховная рада и раньше послушно отправляла в отставку и даже лишала неприкосновенности судей с явной или теневой подачи президента. Но теперь все будет еще проще.

21 декабря 2016 года принят закон о Высшем совете правосудия, который Порошенко и подписал 3 января. Пожалуй, это один из самых незаметных, но при этом самых существенных успехов в деле концентрации власти.

Речь идет о появлении надсудебного органа, к которому от парламента и других институтов переходит право увольнять, лишать неприкосновенности и привлекать к уголовной ответственности любого судью в стране.

Сам принцип формирования Высшего совета правосудия приведет к тому, что президент, который контролирует коалицию в парламенте, Кабмин и главу Верховного суда, сможет на две трети формировать этот орган, имеющий почти неограниченную власть над судебной системой.

В полную силу нововведение начнет работу с начала 2019 года. До очередных выборов останется достаточно времени, чтобы почистить судебную систему перед походом на второй срок. Впрочем, эти два года, которые будет действовать переходной период, Порошенко также получает возможность реорганизовывать суды и управлять судейскими кадрами.

Про контроль над местной властью, наверное, и говорить будет лишним.

Многие специалисты по Украине предрекали расползание регионов и их удаление от центра. А между тем Порошенко лично назначает чиновников администраций не только на уровне глав областей, но даже районов.

Знаменитый чиновник из Геническа, который попеременно то проклинает Путина, то просит у него газ, как раз и есть один из таких назначенных президентом администраторов.

На местных выборах 2015 года Блок Петра Порошенко одержал хоть и не совсем уверенную, но победу и теперь представлен во всех областных советах, причем почти во всех составляет большинство.

То же касается и мэров городов, значительная часть которых также представляет президентскую силу. И, как мы видели, за последние два года не наблюдалось ни одного более-менее серьезного демарша регионов против президентской власти.

Единственным исключением стал, пожалуй, Саакашвили, который в конце 2016 года из кресла губернатора Одесской области легко и непринужденно переместился на сцены небольших уличных митингов. Что, конечно, также можно приписать к делу укрепления влияния Порошенко в стране.

Точно так же бесславно ушел в тень и другой человек, которому пророчили едва ли не создание неподконтрольной Порошенко феодальной республики в составе Украины – Коломойский. В конце года был тихо и мирно национализирован принадлежащий ему крупнейший банк Украины – «Приватбанк», хотя и с многомиллиардными отступными.

Это лишило буйного олигарха серьезного влияния на финансовую систему страны и возможности шантажировать власти посредством банковского коллапса. Оставшийся в руках Коломойского нефтяной бизнес уже второй год активно кошмарят путем судебных разбирательств вокруг так любимых Игорем Валерьевичем фиктивных банкротств и офшоров.

Кстати, начато давление и на его медиаресурс – канал «1+1», который является одной из крупнейших медиакорпораций в стране. Накануне Нового года комиссия по телевидению и радиовещанию с большой неохотой продлила ему лицензию, при этом намекнув, что в случае чего ее можно и отозвать.

Так что тут борьба с олигархом вполне совпадает и с целью обеспечения контроля над СМИ. Тем более что другой крупнейший канал в этом же 2016 году немного подожгли, чтобы напомнить журналистам, где их место. Не исключено, что и «1+1», и «Интер» впоследствии примут живое участие в предвыборной борьбе именно на стороне Порошенко. Хотя это, конечно, и не факт.

Что же касается других олигархов, то они себя почти никак не проявляют. Ахметов ведет себя вполне пристойно, ничем не вредя власти вместе с пушистым и послушным Оппоблоком, а те, кто что-то там себе позволяет, как Новинский, организатор летнего крестного хода, быстро лишаются неприкосновенности. Или вынуждены бежать, как газовый магнат Онищенко.

Так что тут, по крайней мере пока, все под полным контролем.

Что еще стоит вспомнить? Вероятно, злобных и ужасных радикалов, которые вот-вот сметут Порошенко и организуют третий майдан?

Но об этих специалистах по майданам и говорить не приходится. Так как вся активность подобных персонажей пока что сводится к утомительным и однообразным факельным шествиям, на которые приходится поочередно возить людей из города в город, чтобы создать хоть какое-то подобие массовости.

Их удел – быть либо ручной технической партией на выборах, либо жертвой силовиков, как это уже случалось с теми, кто начинал идти против течения. Стоит хотя бы вспомнить судьбу батальона «Торнадо» или некогда гремевшего, но ныне канувшего в Лету «Правого сектора*».

Можно констатировать, что – по крайней мере на данный момент – Порошенко не только не грозит какой-либо крах или поражение, но, наоборот, за истекший год его позиции внутри страны существенно усилились.

Конечно, создалась не совсем предсказуемая ситуация в стране-покровителе – США, но чем это грозит Петру Алексеевичу, пока непонятно.

Вполне может быть так, что и вовсе ничем. А уж внутри страны он, похоже, со всеми опасностями вполне справляется.

Совершенно тщетными выглядят и надежды на протесты против тарифов, повышения цен на повседневные товары, роста преступности, сокращения социальных гарантий – подобные факторы, наоборот, устраняют жителей Украины из политики, делая их более апатичными и нацеливая на повседневное выживание.

Ну а с другими конкурентами из числа политических элит бывалый интриган Порошенко разбирается довольно уверенно.

Проводя наши любимые исторические аналогии, можно с некоторой натяжкой на данном этапе сравнить Петра Алексеевича с Иваном Степановичем Мазепой.

За время своего правления Иван Степанович снискал искреннюю ненависть со стороны жителей Гетманщины во всех слоях общества. Его дружно проклинали все – от рядовых запорожцев и крестьян до гетманской старшины.

Однако это не мешало ему укреплять свою власть, гарантом которой был в том числе царь Петр.

Любые волнения подавлялись им как выступления против государства вообще, и печальная участь ожидала не только бунтовщиков, но даже тех, кто только смел жаловаться на него в Москву.

Но настал момент, когда внешние силы поставили под угрозу его существование в качестве гетмана, и тогда он совершил попытку переметнуться на сторону шведов. Попытка оказалась неудачной.

Если подобная аналогия окажется верной, то Порошенко могут угрожать лишь внешние силы, например тот же Трамп, который, как говорят некоторые, к нему пока что не очень лояльно настроен. В том числе благодаря активному вмешательству украинского либерального сброда в выборы в США.

Интересно, если американцы начнут оказывать откровенное давление на президента остатков Украины, попробует ли он перекинуться на сторону России? По крайней мере, именно так в этих случаях поступали его предшественники, такие как Кучма и Янукович.

Впрочем, как говорится, любые аналогии ложные. И эта тоже.

А пока что, если все так пойдет и дальше, самым вероятным претендентом на победу в президентских выборах 2019 года является именно Порошенко. А значит, нынешнее бренное существование Украины продолжится в неизменном виде.

Действительно, нет ничего более постоянного, чем временное. И к этому стоит быть готовыми.

* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»

Денис Селезнев, ВЗГЛЯД