Несмотря на то, что предложение Надежды Савченко разменять Крым на Донбасс, было встречено частью общества уже ставшими традицией обвинениями в предательстве национальных интересов, идея эта не нова и уже довольно давно является сюжетообразующим элементом одной из наиболее популярных конспирологических формул, обсуждаемых украинскими политиками

Донецк

«Сами начинают

Руки рисовать,

Ведь талант не спрятать

И не потерять

Может, творчество мое

Вызовет сомнения,

Только не справляюсь я

С этим вдохновеньем»

Песенка из мультфильма «Маша и медведь».

Уже давно понятно, что Надежда Савченко человек не просто прямодушный, но и — что обычно дается в нагрузку к этому свойству — не слишком искушенный в дипломатической этике, как, собственно, и большинство ее коллег как по депутатскому корпусу, так и из других ведомств, включая МИД Украины.

Вообще удивительно, что после почти трех лет войны в Донбассе на Украине еще сохранена в первозданном формате наивная вера в то, что единство государства не есть органичное свойство его правового устройства, позволяющего гражданам разных категорий чувствовать себя неущемленными, а сугубо механическая сумма территорий, совместное существование которых можно обеспечить при помощи государственного насилия. Все эти абстрактные схемы, в соответствии с которыми можно возвращать или, наоборот, отдавать целые регионы всерьез обсуждаются политиками, как будто в природе существует окошко, в которое можно подать Крым, Донбасс или что-то еще, и поданное будет записано в большую бухгалтерскую книгу, оприходовано и торжественно возвращено на то место, где ему следует находиться в соответствии с ранее сделанными записями.

Это, конечно, очень обытовленное представление о большой политике, которая воспринимается как масштабируемая до размеров страны экспликация имущественных споров между гражданами, когда по решению суда можно отобрать у соседа квадратный метр земельного участка.

Повторюсь, что для меня удивительным представляется тот факт, что после трех лет войны граждане Украины, всерьез обсуждающие экзотические варианты того или иного размена, с прежней легкостью игнорируют такой, казалось бы, немаловажный фактор, как умонастроения жителей Донбасса. Почему-то по умолчанию предполагается, что их никто не спросит, Москва шикнет и все будет так, как она пожелает.

А между тем, такая уверенность покоится на очень зыбких основаниях. Давайте вспомним, как в 2014 году Владимир Путин просил Донбасс повременить с референдумом, но эта его просьба не нашла отклика. Донбасс предпочел определиться, стать самостоятельным, хотя было очевидно, что это решение делает войну почти неизбежной. И сейчас ведь то же самое: даже если кто-то очень могущественный в Москве решит, что перевести Крым из разряда аннексированной территории в статус законно вошедшей в состав России за счет сдачи Украине Донбасса — это хорошая сделка, я сильно сомневаюсь, что жители Донбасса безропотно отправятся на закланье, которым для них обернется такой размен. Нет никаких сомнений в том, что в том или ином формате они будут отстаивать и свое право на жизнь, поскольку для очень многих она окажется под серьезной угрозой, и другие, не менее существенные политические и гражданские права.

Поэтому страсть украинских депутатов, чиновников или политиков к конспирологических шахматам, когда на доске проигрываются или отыгрываются целые регионы, следует признать ничтожной в правовом и любом другом отношении по причине отсутствия навыков оценивать такое имманентное свойство рассматриваемых территорий как сопротивление материала. Ведь территория — это квадратные километры в последнюю очередь, а в первую — люди, считающие свою землю родиной, и полагающие обязанностью на этом основании оберегать и защищать ее.

Есть, однако, определенный ракурс, в котором проблема Донбасса и Украины не кажется полностью лишенной смысла. Здесь очень интересен опыт и перспективы Приднестровья, как они видятся именно сегодня. Пока власть в Молдове принадлежала националистам или сторонникам европейского пути, ни о какой реинтеграции мятежного региона не могло идти и речи. С приходом президента Додона, основные пункты предвыборной программе которого — возобновление стратегических отношений с Россией, защита православия и выход после парламентских выборов из Соглашения об ассоциации с ЕС — ситуация кардинально меняется. На вчерашней совместной пресс-конференции Додона и Путина в Москве оба президента вспомнили о плане Козака по урегулированию приднестровского конфликта, который был похоронен молдавскими властями в 2003-м году.

Напомню, что, согласно разработанным Козаком политическим рецептам, Молдова не просто становилась федерацией, но Приднестровье и Гагаузия получали возможность блокировать любые невыгодные для себя решения. Молдова должна была взять обязательства сохранять внеблоковый статус, а также предоставить России возможность разместить свои войска на территории Приднестровья сроком на 20 лет в качестве гаранта для урегулирования конфликта.

Вероятность того, что с некоторыми усовершенствованиями этот план получит шансы на воплощение, кажется сейчас абсолютно реальной. Теперь давайте посмотрим как молдавская ситуация коррелирует с украинской.

Представим себе, что на очередных выборах победу одерживает президент, выступающий за восстановление отношений с Россией и выход Украины из Соглашения об ассоциации с ЕС. Новый правитель считает необходимым защищать интересы православной церкви, согласен предоставить регионам автономию и просит Россию разместить в Донбассе свои войска, чтобы нейтрализовать деструктивные националистические группы, которые пытаются на локальных участках вести боевые действия.

Наверно, в этом случае, по крайней мере, было бы что обсуждать. Увы, пока знаки, указывающие на вероятность такого политического поворота на Украине, на горизонте отсутствуют. А значит, любые разговоры о вероятном размене — это пока лишь маловразумительные упражнения в прикладной конспирологии, которыми любят занимать себя завсегдатаи не самых дорогих питейных заведений.

Андрей Бабицкий, Ukraina.ru