Когда-то уважаемая британская телекомпания окончательно потеряла всякие этические ориентиры

Какой фильм сняла бы ВВС о президенте Клинтон?

Одновременно с премьерой документального «шедевра» ВВС о «кремлёвском президенте Дональде Трампе» в СМИ попала информация о фактическом сворачивании деятельности фонда Клинтонов.

16 января в распоряжении журнала The New York Observer и телеканала Fox News появились сведения о том, что главная организация сети клинтоновских предприятий, Clinton Global Initiative (CGI), увольняет 22 сотрудника и закрывает свой центральный офис в Нью-Йорке. Причина — прекращение финансовых поступлений от иностранных доноров.

CGI — действительно ядро империи Клинтонов. Именно она являлось организатором международных форумов, на которых семья экс-президента и экс-госсекретаря демонстрировала свое влияние и могущество. На этих форумах присутствовали иностранные лидеры и бизнесмены, американские политики и лоббисты.

Здесь Клинтоны купались в лучах славы. Деньги текли рекой.

И вот CGI закрывается.

Очень многие эксперты восприняли это событие как достоверное, пусть и косвенное, доказательство того, что Клинтоны вовсю торговали международным политическим влиянием и построили на этом своё многомиллионное состояние.

Семья, так стремившаяся снова оказаться в Белом доме, и её многочисленные советники и спикеры утверждали, что все деньги, получаемые от иностранных и американских доноров, идут исключительно на благотворительность и связанные с её осуществлением технические нужды.

Но Клинтоны покинули Белый дом в начале 2001 года, будучи разоренными в дым. Судебные тяжбы для урегулирования исков против Билла о сексуальных домогательствах, а также непомерные личные траты утянули их на дно долговой ямы. По сведениям издания The Washington Post, по состоянию на конец 2000 года их общий долг превысил 10,5 миллиона долларов.

Но разорившаяся чета стала очень быстро восстанавливать своё финансовое благополучие. По оценке CNN Money, c 2001 по 2013 гг. Билл Клинтон заработал 106 млн долларов. Семья в целом — 136 млн. Они приобрели поместье в престижном местечке Чаппакуа близ Нью-Йорка стоимостью 1,7 млн долларов, а также квартиру в Вашингтоне за 2,85 млн.

Сколько при этом денег утекло в офшоры, никто не берётся даже оценить.

Разумеется, Клинтоны отрицали, что щедрые пожертвования в их фонд, а также баснословные лекционные гонорары (до 900 тыс. долларов за выступление) как-то связаны с преференциями, которые получали зарубежные и американские доноры.

Однако известный американский журналист-расследователь Питер Швейцер, автор бестселлера «Деньги Клинтонов» (Clinton Cash) убедительно доказал, что канадские, австралийские, индийские, норвежские и иные компании фактически платили президентской чете откаты за содействие в решении их коммерческих вопросов.

Среди тех, кто вносил деньги в фонд Клинтонов, а также обеспечивал оплату их лекций были также бизнесмены, государственные деятели и посредники (иной раз сомнительного свойства) из Нигерии, ОАЭ, Саудовской Аравии, Бахрейна и Катара.

Питер Швейцер утверждает, что Хиллари, находясь в должности госсекретаря, довольно долго блокировала признание Соединёнными Штатами группировки «Боко харам» террористической организацией, поскольку это помешало бы бизнесу одного из доноров семейного фонда.

Стоит напомнить, что «Боко харам» в 2015 году присягнула на верность ИГИЛ (структура запрещена в РФ — ред.) и стала именовать себя «Западноафриканской провинцией Исламского государства».

Кровавое подавление демонстраций и беспорядков в Бахрейне в 2011 году армией Саудовской Аравии и спецподразделениями полиции ОАЭ не встретило никаких протестов со стороны госдепартамента и Белого дома.

У американцев вряд ли вызовет много негативных эмоций то, что Хиллари продавила решение о военной операции в Ливии и бурно радовалась зверскому убийству Муаммара Каддафи. Зато очень много вопросов у граждан США возникает по поводу гибели посла Стивенса и ещё трех сотрудников консульства в ливийском Бенгази при полном бездействии госдепа.

В 2016 году из разоблачений WikiLeaks стало известно, что по крайней мере некоторые члены королевской семьи Саудовской Аравии помогали ИГИЛ на территории Сирии, причём предвыборный штаб Хиллари знал об этом, но хранил молчание. Тем временем фонд Клинтонов продолжал принимать деньги от дома Аль-Саудов.

Как я уже писал для Лайфа, частный почтовый сервер, который в нарушение закона был использован Хиллари для ведения служебной переписки, был установлен во многом для того, чтобы скрыть от конгресса и общественности, насколько сильно были переплетены коммерческие интересы и служебная деятельность госсекретаря Клинтон.

Это все факты. Часть из них установлены доподлинно и подтверждены ФБР. Часть — доказаны журналистскими расследованиями, вскрытой хакерами электронной перепиской (подлинность которой никто не отрицал), финансовыми документами и свидетельствами заслуживающих доверия источников.

И вот вопрос. Что, если 8 ноября 2016 года всё бы пошло не так? Что, если граждан Висконсина, Пенсильвании, Мичигана и Флориды не удалось бы убедить проголосовать за Дональда Трампа? Иными словами, что, если избранным президентом США стала бы Хиллари Родэм Клинтон?

Какой тогда фильм сняла бы о будущем хозяине Белого дома телекомпания ВВС?

В отличие от фильма о «прокремлёвском» Трампе ленту о Хиллари можно было снять, основываясь на реальных фактах и подлинных документах. Джону Свини не пришлось бы размахивать в кадре 30-страничной распечаткой отчётов бывшего сотрудника МИ-6, в подлинность которых никто не верит.

Он мог бы воспользоваться тысячами страниц обнародованной WikiLeaks переписки Демократического национального комитета и главы штаба Хиллари Джона Подесты, а также ссылаться на финансовые документы, ставшие достоянием гласности благодаря книге Швейцера.

В качестве спикеров также могли бы быть приглашены представители разведсообщества и специалисты по кибербезопасности — на сей раз те, что были крайне недовольны поведением четы Клинтонов и администрации Барака Обамы. Не было бы в фильме и записной русофобки Энн Аппельбаум. Зато свою точку зрения на сотрудничество Хиллари с Саудовской Аравией излагал бы сенатор Рэнд Пол, эксперты по странам Залива Ян Сайперко и Кэруайл Мерфи. Неплохо бы смотрелась в кадре и борец за права женщин Кэтлин Фоссет.

Даже любопытно, как бы это выглядело. Джон Свини прогуливался бы не по московским заснеженным улицам, а по знойному Эр-Рияду и указывал перстом не на здание на Лубянке, а на королевский дворец Аль-Саудов. «Вот отсюда, — говорил бы он. — Исходили многие решения, которые принимались и ещё будут приниматься в Вашингтоне».

А потом он бы рассказал душераздирающую историю о нападении на консульство в Бенгази, тыкая пальцем во всё ещё сохранившиеся в стенах многочисленные отверстия от пуль. Затем он бежал бы под огнём в раздираемой гражданской войной Нигерии. И брал интервью у солдата правительственной армии, который жаловался бы на зверства боевиков из «Боко харам».

Гуляя по восточному базару где-нибудь в Бахрейне, он бы взял с прилавка какую-нибудь шкатулку с арабской бязью (ну не продают на Аравийском полуострове матрёшек!), открыл её и извлёк оттуда выцветшую фотографию Хиллари. Выглядело бы стильно!

Потрясая в воздухе экземпляром «Денег Клинтонов», Свини бы проникновенно произнёс: «Половина из того, о чём пишет Питер Швейцер, может быть никогда не доказана в суде. Но все приведённые здесь факты просто не могут оказаться неправдой. Мы знаем из переписки Джона Подесты, что платные услуги госсекретарь, а теперь избранный президент США оказывала. Чего потребуют от неё спонсоры, когда она обоснуется в Овальном кабинете?».

Чего бы создателям фильма точно не удалось, так это терзать каверзными вопросами государственных мужей Саудовской Аравии и Катара. Свини со всей съёмочной группой немедленно оказался бы в тюрьме и провёл бы в грязной тесной камере несколько суток, прежде чем его бы хватились в британском консульстве. А то могли бы и с консульством не посчитаться…

Закончить же фильм из параллельной реальности можно было в Москве, как и тот опус, который увидел свет в нашей реальности. Идя сквозь снегопад, Джон Свини рассуждал бы не о возможной будущей «ссоре двух эго», а о наступившей долгой новой холодной войне, которая в любой момент может перерасти в горячую фазу.

Занавес.

Но что-то мне подсказывает, что такой фильм никогда бы не был снят. В случае победы Хиллари ей бы пели дифирамбы как избавительнице от «страшного призрака популизма».

Как и американские либеральные медиа, уважаемая когда-то британская телекомпания в 2016 году окончательно потеряла всякие этические ориентиры, отчаянно сопротивляясь сначала Брекситу, а затем избранию Трампа.

Подозреваю, что отдельным журналистам ВВС стыдно. Кто-то из них ещё пару лет назад и представить себе не мог, что будет строить фильм-расследование на документах, от которых за версту разит фейком и провокацией.

Но времена изменились. Авторы фильма о Путине и Трампе, в котором не приведено ни одного факта, а все логические построения старательно высосаны из пальца, перешли в разряд лиц с пониженной социальной ответственностью вслед за своими американскими коллегами.

Я очень сомневаюсь, что весьма требовательные к СМИ подданные Соединённого Королевства и жители материковой Европы, ранее считавшие Британскую вещательную корпорацию эталоном объективности и взвешенности, не почувствовали откровенной фальши показанной в прайм-тайм агитки.

А раз так, то и влияние на них ВВС потеряла. И когда в следующий раз её представитель откроет рот, чтобы обличить «прокремлёвского кандидата» (скажем, Марин Ле Пен), никто слушать его уже не будет.

Дмитрий Дробницкий, Life.ru