Молдавия впервые не только признала долги Приднестровья перед Газпромом своими, но и прорабатывает варианты погашения этой задолженности. Однако полностью оплата долга невозможна без урегулирования статуса ПМР. Частичное или полное списание молдавского долга Россией может ускорить решение этого политического вопроса.

Игорь Додон

Объявленное возобновление стратегического партнерства Молдавии с Россией невозможно без решения проблемы многомиллиардного долга Кишинева перед Газпромом. И молдавский президент Игорь Додон уверил, что Кишинев уже вплотную прорабатывает возможные варианты погашения задолженности.

«Есть определенные наметки, как выйти из этой ситуации. На сегодняшний день долг правобережья (Днестра) – около 500 млн долларов. Долг левобережья – около 6 млрд долларов. Нужно понимать, что весь этот долг – более 6,5 млрд долларов – общий долг Молдовы», – сказал он в эфире радио «Sputnik Молдова». Газпром не разделяет долг Приднестровья и Молдавии и выставляет счета на общую сумму, пояснил президент.

«По долгам правобережья: источники покрытия этого долга мы предлагали еще в 2008 году, мы вернемся к этой схеме. Там есть часть активов, которые сейчас находятся в пользовании «Молдовагаза», но не в уставном капитале», – отметил Додон.

«А по левобережью, по Приднестровью, понятно, что этот вопрос решить на данном этапе мы не сможем, его нужно рассматривать в контексте приднестровского урегулирования», – добавил президент. Додон обещал после победы на выборах начать реальное политическое урегулирование в Приднестровье в этом году и говорил о готовности предоставить особый статус Приднестровскому региону.

Приднестровье, 60% жителей которого составляют русские и украинцы, добивалось выхода из состава Молдавии еще до распада СССР. В 1992 году власти Молдавии пытались силой подавить сепаратистские настроения в регионе, после этого Приднестровье фактически вышло из-под контроля Кишинева.

Молдавия впервые не только признала, что долги Приднестровья и самой Молдавии – это общий долг перед Газпромом, но и уверила в поиске путей оплаты долга.

Газпром многие годы обеспечивает газом Приднестровскую Молдавскую Республику, однако не получает за него оплату. В итоге к текущему моменту накопился долг в 6 млрд долларов, который юридически числится за Молдавией, однако прежнее руководство республики его не признавало. С приходом к власти Додона появился реальный шанс урегулировать этот спорный вопрос.

Практически весь потребляемый Молдавией природный газ импортируется. Причем в основном из России, несмотря на страстное желание Молдавии организовать реверс из Румынии. В марте 2015 года Молдавия все же начала импорт газа из Румынии по магистральному газопроводу Яссы-Унгены. Его пропускная способность составляет 1,5 млрд кубометров газа в год. Однако на полную мощность газопровод так и не вышел.

По трубе Яссы-Унгены пока можно прокачивать лишь 1 млн кубометров в год, тогда как общий объем потребления на правом берегу Днестра составляет около 1,2–1,3 млрд кубометров. Всего Молдавия и Приднестровье потребляют около 3 млрд кубометров. И дело не только в инфраструктуре, но и в цене. Поставки российского газа оказываются более выгодными для Молдавии, чем поставки из Румынии. В 2016 году Молдавия покупала российский газ по цене 190 долларов за тысячу кубометров. Поэтому сотрудничество с Газпромом не прекращается. А скоро возможно и его расширение.

Контракт на поставку газа в Молдавию истек еще 31 декабря 2011 года, и с тех пор он не раз продлевался. Последний раз – в декабре 2016 года – контракт был продлен до 2019 года. Согласно контракту, цена на поставляемый газ рассчитывается ежеквартально по специальной формуле, учитывающей изменения цен на нефть на международном рынке за предыдущие девять месяцев.

Варианты решения

Какие пути оплаты долга в 6,5 млрд долларов возможны? Скорее всего, 0,5 млрд долларов будет отдано за счет частичного участия Газпрома в активах «Молдовагаза». На 50% этот крупнейший энергетический объект принадлежит Газпрому, 35,33% – Молдавии, а 13,44% – администрации Приднестровья, которые последняя передала в доверительное управление Газпрому.

А если вспомнить предложение Молдавии от 2008 года, то тогда Кишинев приглашал Газпром участвовать в разведке нефти и газа на своей территории в обмен на погашение задолженности. Не исключено, что и на этот раз последует аналогичное предложение.

«Формально долги правобережья Молдавии не очень обременительны. Они могут быть решены, например, путем встречных поставок сельскохозяйственной продукции или уступок Газпрому объектов газовой инфраструктуры. Есть варианты зачета подобного долга в счет расчетов по транзитным поставкам», – говорит Николай Подлевских из ИК «Церих Кэпитал Менеджмент».

Однако полностью оплата долга, скорее всего, будет увязана с решением приднестровского вопроса. В обмен на признание Молдавией особого статуса приднестровской земли газовый долг может быть частично списан и реструктуризирован. «Пока наиболее реально выглядит именно такой вариант», – считает Петр Пушкарев из ГК TeleTrade.

Впрочем, надо понимать, что любые договоры по Приднестровью должны быть достигнуты не только на уровне президентов, но и проведены через парламент Молдавии. «Поэтому, договариваясь по статусу Приднестровья, нужно предусмотреть еще и явную экономическую выгоду для республики. Параллельно, например, могут вестись экономические переговоры другого сорта – о проектах, способных увеличить производственный и финансовый потенциал как всей Молдавии, так и Приднестровья. Там могут создаваться цеха, предприятия, жители могут получить рабочие места», – говорит Пушкарев.

Собственно, российский бизнес тоже не окажется внакладе, если договориться о его долевом участии в этих проектах. Благодаря развитию этих совместных проектов они начнут генерировать прибыль, и у Молдавии появятся средства для погашения реструктурированной или отложенной во времени части долга перед Газпромом, добавляет эксперт.

Одной из возможных поблажек со стороны России может стать возвращение молдавской продукции на российский рынок. Но сделать это будет крайне сложно, учитывая, что Кишинев уже два года как вступил в ассоциацию с ЕС. Впрочем, интеграция с Евросоюзом ничего, кроме экономических потерь, молдавской экономике не принесла. Молдавских фермеров, которые выходили на массовые протесты после подписания соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС, никто раньше не слушал.

В итоге местные аграрии потеряли право на беспошлинные поставки продукции в России. Они потеряли огромный рынок сбыта, при этом Европе молдавские продукты оказались не нужны.

Что изменилось после подписания соглашения о евроинтеграции? Экспорт товаров из Молдавии в Россию (страны СНГ) сократился на 40–50%, при этом экспорт в ЕС не вырос, а тоже упал – на 10%. Зато молдавский рынок излишне наводнен европейскими товарами в ущерб отечественным производителям. Только за первое полугодие 2016 года госдолг Молдавии вырос до 6,4 млрд долларов, ВВП падает. Ровно такая же ситуация развивается сейчас и на Украине. Брюссель железной хваткой защищает собственных фермеров, выдает им огромные субсидии и дотации. ЕС не пускает конкурентов на свой рынок, в том числе молдавские продукты, и для этого у них есть вполне нормальная причина – несоответствие местных производителей стандартам и требованиям ЕС. А для Молдавии сельское хозяйство – это главный источник дохода. Его доля в структуре ВВП составляет почти треть. В этом секторе занята половина населения страны. Открытие рынка Европой оказалось блефом для Молдавии.

При Додоне молдавские фермеры могут наконец быть услышаны. Как только он аннулирует соглашения с ЕС, начнется новый этап развития экономических отношений с Россией. Уже сейчас российские власти пошли навстречу молдавским и смягчили ряд торговых запретов. В частности, на полках российских магазинов вновь появились молдавские вина, а также молдавские фрукты, в частности яблоки.

Ольга Самофалова, ВЗГЛЯД