Причины кризиса современной экономики глубже, чем сосредоточение огромного капитала в руках узкой группы лиц

В ожидании триллионера

Занимательная арифметика XXI века: восемь богатейших людей Земли владеют половиной богатств человечества. Согласно новому докладу международного объединения организаций в борьбе с бедностью Oxfam, они обладают таким же состоянием ($426 млрд), как наименее обеспеченные 3,6 млрд человек. Впрочем, к огромным богатствам Гейтса, Баффета, Цукербергера, Блумберга и владельца «Амазона», составляющих большую часть великолепной восьмёрки, уже привыкли, оправдывая их коммерческим гением, создавшим уникальную продукцию.

Однако Oxfam приводят другие показатели, указывающие на системную несправедливость мировой экономики. Так, гендиректор одной из 100 крупнейших компаний списка Лондонской фондовой биржи получает столько же, сколько 10 тысяч работников на фабрике в Бангладеш. А доход 10 крупнейших мировых корпораций выше, чем общие государственные доходы 180 стран.

С 2015 года 1% богатейших людей мира владеет тем же состоянием, что и 99% человечества. А в течение ближайших 20 лет 500 человек передадут своим наследникам сумму ($2,1 трлн) большую, чем ВВП Индии с населением 1,3 млрд человек.

И ведь это ещё не учитывая денег, выведенных в офшоры, которые не входят в официальные отчёты и доходы. В реальности, думается, сверхдоходы самых богатых намного больше, а соответственно, и неравенство доходов выше, чем подсчитано в разнообразных индексах и формулах.

Появление первого в мире долларового триллионера ожидается в ближайшие 25 лет, и, если модель мировой экономики кардинально не изменится, скорее всего, он появится в странах Запада, точнее в США. Сосредоточие крупнейших личных богатств наблюдается именно там. Это неудивительно, так как главным бенефициаром долларовой системы и глобальной экономики являются финансовые круги англосаксонских стран и прежде всего Соединённых Штатов.

Забавно, что именно этот аспект оппозиционные СМИ России намеренно забывают, когда возмущаются богатствами российской верхушки — между тем по сравнению с капиталами англосаксонской элиты капиталы россиян более чем скромны, даже если верить «Форбсу», над данными которого потешаются сами миллиардеры.

Неравенство в распределении доходов является давним бичом спекулятивного неолиберального капитализма — той модели экономики, которую Запад распространил на почти всю планету. Даже Китай при всех отличиях в целом живёт по правилам долларовой системы.

Запад это и не скрывает и на разнообразных форумах и в тех же экономических докладах регулярно провозглашает необходимость борьбы с нищетой и неравенством в распределении доходов. Тем не менее, как это часто бывает с Западом — на примере того же терроризма, — чем активнее он борется с проблемой, тем она становится масштабнее и сложнее. Да, количество людей за чертой бедности, по отчётам ООН и западных организаций, снизилось за 25 лет на 10% за счёт роста доходов населения развивающихся стран, но увеличение богатства богатых фактически обнуляет эти успехи.

В последние годы проблему неравенства почувствовали на себе широкие слои населения США и Европы — миллионы обеспеченных городских жителей, тот самый средний класс, который называли опорой капитализма и который привык жить с каждым годом лучше.

Сформированный в послевоенное время как вынужденный ответ плутократии Запада на вызов великого социального эксперимента, проводимого в СССР, он в 1990-е порядком разжирел на остатках от обильных сверхприбылей победившего в холодной войне крупного капитала. Однако в 2000-е, когда долг долларовой пирамиды увеличился в разы, а Россия и Китай стали ограничивать вседозволенность западных корпораций в поглощении мировых ресурсов, вдруг оказалось, что финансовых средств на такое количество миллионов «сладких жизней» не хватает. Лопнувшие финансовые пузыри привели к сокращению кормовой базы для белых воротничков, зарплаты которых перестали расти прежними темпами, и они вдруг обнаружили, что развитые индустриальные районы США в годы триумфа Уолл-стрит превратились в Ржавый пояс.

В Евросоюзе же и вовсе открыто провозгласили конец эпохи всеобщего благоденствия, провозгласив оптимизацию непомерно раздутых социальных расходов. Другими словами, предлагают экономить не на крупном капитале, а на рядовых гражданах. Скажем, во Франции программа кандидата в президенты Фийона ещё более антисоциальна, чем предложения Олланда.

Всеобщая и растущая неудовлетворённость современной моделью экономики к 2016 году захлестнула и Запад, в котором стали актуальны антиглобалистские настроения. Собственно, даже в самой богатой державе планеты Трамп выехал во многом на протестном голосовании миллионов середняков, недовольных растущим неравенством: темпы обогащения американской верхушки по-прежнему высочайшие, а доходы миллионов американцев не растут как прежде.

Однако следует помнить, что выбрали его не рядовые граждане (большинство голосов за Клинтон), а выборщики. И уже сейчас видно, что при всём популизме миллиардер Трамп отражает интересы крупного капитала, из представителей которых составил свою команду.

Характерно, что в докладе Oxfam предлагаются меры по ограничению сверхприбылей корпораций и более равномерном распределении доходов за счёт налогов для богатых. Но, как показывает практика, в той же Европе это отнюдь не помогает: огромные налоги на богатство приводят только к оттоку капитала и уводу их в офшоры даже из развитых стран. И всё равно страдают рядовые граждане, которые сами в офшоры свои накопления вывести не могут, а оскудение бюджета от недостачи налогов чувствуют первыми. Но главное, что такие меры — лишь борьба с последствиями.

Реальные причины кризиса современной капиталистической экономики глубже, чем просто сосредоточение огромного капитала в руках узкой группы лиц. Кризис носит системный характер, а не чисто финансовый. Необходимо переосмыслить сами принципы, согласно которым богатство превратилось в самоцель экономической деятельности, а сама экономика (с греческого — «управление домохозяйством») в бесконечную погоню за сверхприбылью.

Идеология неуёмного потребительства, культ денег как меры стоимости человека и общества породили искажённое восприятие достатка не только у кучки богачей, но и у остального человечества. Нередко последние понимают ликвидацию неравенства в том, что они займут место среди первых — вот и вся справедливость.

При этом пропаганда «красивой жизни» в СМИ и массовой культуре говорит всем семи с лишним миллиардам людей, чтобы они стремились стать богатыми и успешными, как Гейтс или Баффет. Но это потенциально несёт планете верную гибель, и такое возможно представить разве что в виде капиталистической утопии.

Таким образом, при искажённом подходе неограниченного никакими нормами обогащения проблема неравенства не решается. Нынешние либеральные идеологи — прежде всего западные, не говоря уже о российских, — не имеют ответа на вопрос, как выйти из этого тупика. И немудрено, ведь ответ находится в качественно иной парадигме мышления, где деньги и финансовый успех не являются самоцелью.

Эдуард Биров, Life.ru