Житейская история

Прогнозы из России и «украинська гиднисть»

Они говорили что через два года к нам приедут на новой машине, и откроют новый магазин, и будут отдыхать в Италии… Это цитата.

Так рассуждала семья мелких бизнесменов из Александрии, что в Кировоградской области, вернее даже не рассуждала, а доказывала своим «ватным» родственникам, живущим в Самаре. Две сестры, одна с семьёй в Александрии живет, а другая с семьёй – в Самаре. Рассуждения были во время майданной эйфории, на майдане александрийцы хоть и не участвовали, но активно его поддерживали пожертвованиями «волонтерам». Попытки российских родственников достучаться до разума успеха не имели, всё разбивалось о догмы — мы скоро будем жить в Европе, вот увидите, как у нас всё наладится. В Самаре на эти утверждения лишь сочувствовали, и говорили, что на своей старой «Вектре» вы еще будете ездить долго, и это еще в лучшем случае..

Минуло два года, и стало ясно – россияне были правы. У сторонников майдана из Александрии новой машины не появилось. И магазин они новый не открыли, а наоборот – свернули одну точку на рынке. Муж, который плотно занимался установкой и ремонтом стеклопакетов, один из дилеров местного оконного завода сейчас в целом случайными заработками перебивается. Его жена, которая как раз и рассказывала о том, что будет отрывать новый магазин одежды, объединила две своих торговых точки в одну, и избавившись от необходимости платить зарплату двоим реализаторшам. Продажи одежды упали почти до нуля, хоть товар подорожал не значительно, имеющих возможность купить себе новую куртку или джинсы резко поубавилось в 2016 году. До этого какие-то надежды на сохранение хотя бы прежнего уровня жизни еще были у них.

Примечательно, что в 2015 году семья крепко поссорилась со своей дочерью. Та жила и работала в Киеве, работала то ли аналитиком, то ли экономистом, но просчитав свои дальнейшие перспективы дальнейшего плачевного существования в постмайданной украинской реальности, а так же приняв во внимание разговоры о возможном сокращении штата, под который она не попадала, но обязанности сокращенных ложились бы и на неё – уволилась и уехала в Россию. В Киеве её кроме работы ничего не держало. Не на пустое уехала место, каким-то образом, еще до увольнения, она в России нашла место в одной из фирм-субподрядчиков, строящих мост в Крым. Вот на этой почве родители «патриоты» с ней и пособачились, не жестко, правда, но отношение ухудшилось. Они-то считали Крым украинским, почему-то, а свою дочь – прямой пособницей «оккупантов». О размере её зарплаты я не знаю, но точно знаю, что уже в прошлом году она начала помогать родителям финансово, и те, скрипя зубами, от «оккупантских» денежек не отказывались, признавая, что без её поддержки уже, наверное, не было бы и старой «Вектры». Про отдых в Италии разговоров уже давно нет.

Самое интересное, считают люди в Самаре, которые мне эту историю и рассказали, там наши родственники, мол, прекрасно понимают ситуацию – во всем, что произошло, виноваты они сами. И ничего исправить они уже не в состоянии. Но вот признать это, и в особенности – признать, что родственники из России были правы, когда еще в 2014 году говорили о медном жбане, которым всё накроется, и даже приблизительно по датам, когда и что произойдет – угадали, они не могут. «Гиднисть» не позволяет…

Отношения улучшились, конечно, оголтелых заявлений в стиле «да вы там все «кровавым Путиным» зомбированы, а мы встали и скинули тирана» уже нет, но осадочек, осадочек остался. Обычная житейская история, каких, наверное, много наберется. Да, кстати, важная деталь. Та женщина, которая в Александрии живет, она родом из Самары, она в 90-х в недоевропу уехала.

Сергей Александровский