На пути к изоляции

На пути к изоляции

Не прошло и полумесяца с тех пор, как украинцы дружно поднимали новогодние бокалы. И многие — с мыслью: «Слава Богу, он прошел, этот чертов високосный 2016-й!». Меньше всего хотелось бы сейчас портить постновогоднее настроение, но жизнь стучится своим костлявым пальцем даже в рождественские окна.

И в 2017 году нам придется расхлебывать то огромное количество ошибок, которые киевская власть допустила в году ушедшем. И в первую очередь — те, которые уверенно подводят к международной политической изоляции Украины. Это неимоверно, но страна, которая еще два года назад ходила в любимчиках Европы и всего «цивилизованного Запада» смогла в течение года вызвать недовольство практически всех — от МВФ (что равно деньгам) до Израиля (что тоже равно деньгам) с Польшей и США посредине. В Киеве слишком долго были уверены, что его дипломаты (это Дещица с Климкиным-то!) смогли загнать в изоляционный капкан своего текущего врага — Россию. И что тот геополитический товар, который они продуцируют «много и с упоением» — русофобия, — никогда не потеряет своего рынка.

Но «сталося не те, що малося»

Три сенсации прошлого года: Брекзит, Трамп-президент и итальянский референдум, показали что у «цивилизованного Запада» огромное количество своих проблем, а США вообще уже называют «недогосударством» (America: the failed state). И делает это «не аби хто», это название статьи Френсиса Фукуямы, на днях опубликованной в Prospect Magazine. Того самого Фукуямы, который в 1992 году (в книге «Конец истории и последний человек») заявил об окончательной, планетарной победе либеральной демократии западного образца. Что и принесло ему славу ведущего западного философа и, считай, пророка. «Пророк» оказался, как бы выразится помягче, «так себе».

И теперь, спустя четверть века, если послушать Дональда Трампа, ему придется все начинать сначала — возвращать промышленность в США, создавать новые рабочие места, повышать боеспособность армии и даже, как это непривычно не звучит для нашего восточнославянского уха, строить дороги.

Да-да, именно дороги. 22 ноября прошлого года, на встрече с журналистами издания The New York Times, Трамп рассказал о разговоре с владельцем компании грузовых автомобилей, «одной из крупнейших»: «Два месяца назад он позвонил мне и сказал, что будет покупать только самые дешевые грузовики. Я спросил его, почему. Он ответил — повторяю, у него крупнейшая компания — его грузовики едут из Нью-Йорка в Калифорнию и приезжают совершенно разбитые. Дороги в таком ужасном состоянии, полно выбоин и ухабов. Он сказал, что больше не будет покупать (дорогие) машины, а только самые дешевые грузовики с самыми прочными покрышками. Так и сказал — самые дешевые грузовики с самыми прочными покрышками».

И если Трамп собирается выполнить хотя бы часть своих предвыборных обещаний, известных как «Шесть мер по борьбе с коррупцией», «Семь мер по защите американских работников» и «Пять мер по восстановлению безопасности», то США неизбежно сократят свою внешнеполитическую активность, причем вплоть до сомнений в целесообразности ООН и НАТО. О чем, собственно, Трамп не раз упоминал в своих спичах как до выборов, так и после оных.

В российской экономике состояние дел не лучше (то есть намного хуже), но у Владимира Путина, как авторитарного лидера, мобилизационный ресурс куда выше, чем у любого из «демократического мира» (включая республиканца Трампа).

Пример? Пожалуйста…

Американцам приходится изрядно поднапрячься, чтобы после Варшавского саммита НАТО (июль 2016 года) переместить войска из военной базы Форт Карсон (штат Колорадо) в Германию. Около трех с половиной тысяч бойцов 3-й бронетанковой бригадной боевой группы 4-й пехотной дивизии армии США (87 танков «Абрамс», 400 Хамвеев, 144 БМП «Бредли» и 18 самоходных гаубиц «Паладин»), которые потом будут дислоцированы в Литве, Латвии, Эстонии, а также Болгарии и Венгрии. Усилило ли это восточный фронт НАТО? Конечно…

Но русские в течение этого года сформировали на западном направлении ТРИ ДИВИЗИИ (3-я, 144-я и 150-я мотострелковые) — не менее двадцати пять тысяч бойцов на линии Ельня — Воронеж — Новочеркасск. Кстати, 150-я будет первой, которая оседлает если еще не легендарные, то уже скандальные Т-15 «Армата». То есть за прошлый год в военном отношении Россия укрепилась гораздо более качественно, чем западные «партнеры» Украины.

Да и вообще, у этих западных партнеров проблем сейчас столько, что Трамп может считать себя «отдыхающим на курорте». В 2017 году в Европе пройдет серия выборов, от которых зависит не то, что отношение к Украине, но и существование Евросоюза как государственного образования имперского типа. В первую очередь это выборы во Франции, Германии и в «черном ангеле Украины» — Нидерландах.

В Голландии националист, евроскептик и совсем не «друг Украины» Герт Вилдерс и его «Партия Свободы» имеют вполне реальные шансы. Во всяком случае замечено, что имя Герта чаще запрашивается в Google, чем нынешнего премьер-министра Марка Рютте.

Во Франции праймериз социалистов еще не прошли, но плачевные итоги правления Франсуа Олланда оставляют им мало шансов. Поэтому во втором туре президентских выборов (7 мая) «просматриваются» два участника: республиканец Франсуа Фийон и Марин Ле Пен из «Национального Фронта». То есть мсье консерватор, евроскептик и сторонник восстановления отношений с Россией против мадам-националиста, евроскептика и практически русофила.

В Германии Меркель несколько подправила свой рейтинг после жестких заявлений в отношении мигрантов, но время работает против неё. Потому что еще пара-тройка эпизодов изнасилований или въездов в толпу на грузовике (чем сейчас развлекаются мигранты) — то может случиться такое, что в сентябре этого года фрау Ангеле доведется дышать в спину другим фрау, типа Кати Киппинг из «Левых» или даже Фауке Петри из «Альтернативы для Германии».

А в целом сейчас погода на элекционных полях такова, что, по мнению английской TheTimes, «единственным гарантированным победителем» на европейских выборах 2017 года станет Владимир Путин.

Русских не стали любить больше,

… но русофобская лодка явно «наткнулась на быт». Штатам, по выражению Трампа «нужно заняться своей жизнью», а Евросоюзу совсем не до жиру — быть бы живу после 2017 года. Причем настолько «не до жиру», что европейские «лица, принимающие решения, и публичные фигуры со всей Европы» («decision-makers and public figures from across Europe», как сами себя они скромно назвали) уже написали Трампу письмо, которое я, как историк, иначе чем «челобитная» (ой, не бросай нас, Батюшка), назвать не могу: «Путину не нужна сильная Америка. Как ваши союзники, мы обращаемся ко всем американцам, новой администрации США и Конгрессу от лица первых лиц ряда стран Центральной и Восточной Европы с призывом твердо стоять на защите наших общих целей и интересов: мира, Атлантических сил и свободы».

Правда, значение этих decision-makers and public figures вызывает определенные сомнения: экс-президенты, экс-министры да профессура из стран бывшего Варшавского блока (за исключением шведского экс-министра иностранных дел Бильдта). Действующий, из числа «подписантов», только президент Болгарии Росен Плевнелиев. Да и тот до 19 января, когда он уступит кресло евроскептику Румену Радеву.

Такой отчаянный призыв таких важных персон для Трампа это, конечно, весомый аргумент, но Путин может предложить гораздо больше. Например, нейтралитет в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где США накануне конфликта с Китаем, а их еще недавно верный союзник Филиппины то обзывает президента США (правда не Дональда, а Барака) «сыном шлюхи» и попеременно бросается в объятия то Китаю то Японии, то России. В общем — с кем угодно, только не с янки.

Или доброжелательный раздел сфер влияния в Арктике (раздел шельфа). А это сегодня одно из самых перспективных экономических направлений: Трамп — бизнесмен, этот язык он понимает блестяще. Или совместная поддержка Израиля в его противостоянии против «арабского моря». Это сейчас более чем актуально, поскольку прощальный удар Обамы по евреям вызывает не только трепет, но и ощущение еще одной военной ошибки на Ближнем Востоке. А Россия является наиболее сильным участником сирийского конфликта.

Вариантов много, но итогов может быть только два: либо Трамп откажется от своей предвыборной программы, и тогда наиболее реалистичным станет прогноз американского профессора Стивена Коэна: «Если США будут продолжать оказывать поддержку Киеву в таком формате, то мы очень скоро увидим начало войны с Россией». Либо Штаты будут добиваться паузы и получат ее. А Россия получит время для решения своих проблем. И в первую очередь — на Украине.

Возьму на себя смелость предположить

Во втором случае времени у Путина будет очень немного, поскольку США «не сердятся, они сосредотачиваются». А когда сосредоточатся — там уж не забалуешь. Штаты станут страной шестого технологического уклада (робототехника, генная инженерия, нанотехнологии, искусственный интеллект), в то время как подавляющее большинство планеты будет топтаться в пятом (микроэлектроника, информатика, биотехнологии, новые виды энергии и материалов, спутниковая связь) и ниже. Так что русские попытаются все сделать быстро.

А это означает, что вялые мантры о соблюдении Минских Соглашений уйдут в прошлое. Потому что абсолютно противоположные подходы к содержанию и, главное — порядку исполнения Соглашения, делают это исполнение невозможным: Украина никогда не согласиться на выборы без контроля над украино-российской границей, а русские никогда не согласятся потерять такой односторонний контроль. Но что может прийти на смену?

Давным-давно, задолго до Минска, 17 апреля 2014 года, четыре стороны (Украина, ЕС, США и Россия) заключили Женевское соглашение. Это была одна из первых попыток урегулирования украинского кризиса, попытка неудачная и поэтому почти забытая. Но отнюдь не потерявшая своих качеств международного политико-правового акта. И возьму на себя смелость предположить, что Россия попытается его использовать.

В соглашении есть страшный для Украины пункт: «Все незаконные вооруженные группы должны быть разоружены». А тогда это рассматривалось (во всяком случае — Россией) как требование разоружения всех парамилитарных образований, вызванных к жизни Майданом: и националистов Запада и Центра страны, и инсургентов Востока. Конечно, следует возразить, что большая часть националистических образований влилась в войска или Национальную Гвардию Украины, причем не скопом, а путем заключения индивидуальных контрактов. Но…

27 декабря 2016 года Дорогомиловский суд Москвы вынес постановление, согласно которому события Евромайдана 2014 года в Киеве являются государственным переворотом. А это означает, что все юридические действия, осуществленные после февраля 2014 года, становятся юридически никчемными. Во всяком случае — с точки зрения Дорогомиловского суда.

На Украине политэксперты, со свойственным им апломбом и полузнанием, подняли вердикт на смех, сравнив его с не менее анекдотичным решением Печерского суда в Киеве (от 22 декабря) о проведении обыска и изъятии документов по адресу: Российская Федерация, город Москва, улица Ильинка, дом 23 (Администрация Президента РФ).

На первый взгляд — правильно, но по сути дорогомиловский вердикт дает основание РФ, как субъекту международных отношений, предъявить это решение «миру» (например, Венецианской комиссии) с требованием его признания и признания фактов, установленных судом. И если «мир» признает эти факты, то правовые основы для существования нынешней украинской власти исчезнут. И тогда на повестку дня встанут референдум и внутренние выборы под кураторством всех внутренних и внешних сил.

До избрания Трампа такой сценарий был иллюзией и малонаучной фантастикой, потому что в понимании «Женевской Декларации» Россией (министр Лавров) разоружение и освобождение заложников распространялось на ВСЕХ на Украине, а для США (госсекретарь Керри) — только на пророссийских активистов. Но сейчас госсекретарем станет, скорее всего, Рекс Тиллерсон. Член команды Трампа, отнюдь не питающего нежности к Киеву. Особенно после украинской публикации компромата на Пола Манафорта во время избирательной гонки. Такое не прощается (или прощается «за очень большие деньги»).

11 января Тиллерсон заявил, что если бы «мы были у власти, когда Россия аннексировала Крым, то реакция США была бы решительнее». Однако Тиллерсон — бизнесмен, и он знает, что такое «упущенная выгода», и что гоняться за ней не стоит, это слишком дорого. Гораздо эффективнее добиваться компенсации. Например — Прибалтики и Польши, куда сейчас активно и бесстрашно вводятся американские войска. Бригада против трех новообразованных российских дивизий. А это позволяет предположить одно — Москва не возражает: «Ну, захватили басурмане Польшу, впервой ее захватывают, что ли!?»

А это значит, что после 20 января откроется окно новых возможностей в разрешении противостояния США и России «на украинском поле», в том числе и путем смены «минского» (= нормандского) формата на «женевский». Будут ли они использованы — покажет время. Но то, что попытка будет — не сомневаюсь. В Москве уже происходит некоторое «шевеление»: 9 января украинский экс-премьер Николай Азаров заявил о возможности создания в России украинского «правительства в изгнании».

Звучит, конечно, смешно (тем более, что это уже вторая попытка Николая Яновича), но не следует преждевременно скалиться в ухмылке. Потому что такого рода заявления делают только по согласованию с властью «принимающей стороны».

Андрей Ганжа, ИА Regnum